Распознавание лиц – технология на грани закона. Наталия Беломестнова для журнала CRE Коммерческая недвижимость

21.03.2018

Будущее из фантастических фильмов семимильными шагами приходит в нашу жизнь. Технологии, которые еще вчера казались плодом воображения голливудских режиссеров, сегодня уже берутся на вооружение бизнесом и постепенно становятся частью повседневности.

Цифровая экономика с ее новой нефтью – персональными данными – это уже часть нашей реальности. Она диктует свои правила, порождает новые продукты и услуги, которые не всегда сразу вписываются в существующие законодательные рамки попросту потому, что законотворчество не поспевает за бешеными скоростями развития технологий.

Распознавание лиц – это одна из таких прорывных технологий, имеющих огромный потенциал для бизнеса - в первую очередь, для ритейла и банковской сферы. Но применение этой технологии неизбежно вызывает вопросы, связанные с неприкосновенностью частной жизни и защитой персональных данных.

В декабре 2017 года в ряде крупных торговых центров в Москве была внедрена система распознавания лиц через установленные в ТЦ видеокамеры. Насколько правомерно использование таких систем с учетом действующего законодательства? Давайте разбираться.

Правовое регулирование

Персональные данные?

В настоящее время какое-либо специальное правовое регулирование использования технологий распознавания лиц отсутствует и необходимо руководствоваться общими нормами, в частности законодательством о персональных данных.

В соответствии со ст. 3 ФЗ «О персональных данных» (N 152-ФЗ от 27.07.2006) персональные данные – это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу.

Данные о физических лицах, которые собираются посредством видеонаблюдения с системой распознавания лиц, являются биометрическими персональными данными по смыслу ст. 11 указанного закона, поскольку они характеризуют физиологические и биологические особенности человека и используются для установления его личности.

По общему правилу, биометрические персональные данные могут собираться и обрабатываться только с письменного согласия субъекта персональных данных. Причем содержание и форма такого согласия регламентируются законом: оно должно включать довольно большой объем сведений (ФИО, паспортные данные и пр.), и должно быть в бумажной форме с «живой» подписью или в электронной форме, но со специальной электронной подписью. То есть, согласие, данное, например, в имейле – не подойдет.

Закон предусматривает и ряд исключений: без согласия субъекта допустима обработка биометрических данных, например, в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов, в случаях, предусмотренных законодательством о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, об оперативно-розыскной деятельности.

Таким образом, распознавание лиц, например, в торговых центрах для коммерческих целей (предоставление таргетированной рекламы, оценка поведения и пр.) под публично-правовые исключения не подпадает и по действующему законодательству требует письменного согласия посетителей, что практически нереализуемо.

Не персональные данные?

Все изложенное выше – результат толкования довольно широко сформулированных норм ФЗ-152. Но допустима и иная трактовка, в соответствии с которой можно говорить, что персональные данные не обрабатываются, если система видеонаблюдения не идентифицирует конкретного человека (например, посетитель ТЦ будет определяться не как «Иван Петров», а как «Потребитель 123») и база данных о посетителях содержит иную информацию, которая прямо лицо не определяет (например, о времени и частоте посещений ТЦ, о совершенных покупках, о среднем чеке покупок).

Такая узкая трактовка «персональных данных» ранее применялась и судами, и Роскомнадзором - государственным органом, стоящим на страже закона «О персональных данных». Но в последнее время вектор поменялся. С ростом объема и значения так называемых больших пользовательских данных – информации, которая не обязательно идентифицирует лицо, но содержит данные о нем, которые можно монетизировать, - стал повсеместно применяться широкий подход к понятию «персональные данные». Что означает, что данные, собранные системой распознавания лиц, с большой долей вероятности будут отнесены к персональным, даже если непосредственного установления личности не происходит.

Таким образом, в соответствии с действующим законодательством правомерное использование видеонаблюдения с системой распознавания лиц в коммерческих целях возможно только с письменного согласия субъекта персональных данных.

Исходя из этого, на поставленный в начале статьи вопрос можно ответить так: в рамках действующего законодательства видеонаблюдение с распознаванием лиц в торговых центрах может использоваться без письменного согласия посетителей только в случае, если осуществляется с публично-правовой целью и подпадает под список исключений, предусмотренный ст. 11 ФЗ-152.

Что на практике?

Системы распознавания лиц активными темпами начинают использоваться в России. Пионером масштабного коммерческого использования этой технологии стал банковский сектор, который начинает использовать биометрические данные для удаленной идентификации пользователей и для оказания им услуг. При этом система предполагает получение банком предварительного письменного согласия клиента на обработку его биометрических данных для соблюдения требований закона «О персональных данных».

Интерес к биометрии проявляет и государство. В прошлом году в Москве заработала система распознавания лиц для идентификации преступников и повышения безопасности, которая использует базу МВД и соотносит ее с лицами на видео, полученном через 170 000 уличных камер. По сообщениям Департамента информационных технологий пока система работает выборочно, только в нужных полиции районах, поскольку повсеместная идентификация – это очень дорогостоящее мероприятие. Аналогичная система, по сообщениям СМИ, тестируется и в Санкт-Петербурге. Распознавание лиц через уличные камеры, конечно, не предполагает возможности получения письменного согласия субъектов, но в случае использования этой системы правоохранительными органами в ходе реализации своих полномочий такое согласие и не требуется.

А что дальше?

В конце 2018 г. в России в соответствии с правительственной программой «Цифровая экономика» планируется принятие закона, регламентирующего большие данные и устанавливающего правила их оборота. Государству предстоит решить, относиться к этим данным как к товару и разрешить их свободное обращение (подход США, Китая), или считать их нематериальным благом, оборот которого должен быть строго регламентирован и контролируем (как в Европе).

Возможность правомерного использования технологии распознавания лиц в коммерческих целях будет напрямую зависеть от этого нового регулирования.

Хочется надеяться, что законодателю удастся найти баланс между необходимостью поддержать развитие экономики и упростить правила обращения больших данных, и необходимостью защиты права граждан на неприкосновенность частной жизни. Перекос в сторону необоротоспособности персональных данных не даст развиться множеству по сути полезных для общества услуг и товаров. Но и перекоса в сторону всесторонней поддержки технологий в ущерб правам граждан тоже хотелось бы избежать.

Пример Китая, который как раз сделал ставку на технический прогресс, ярко демонстрирует как плюсы, так и минусы такого подхода. Среди плюсов – технологии со страниц фантастического романа произвели революцию во многих областях жизни, например, в ритейле (магазины и рестораны быстрого питания без продавцов) и в работе полиции (смарт-очки для полицейских, которые могут установить личность). Однако обратная сторона медали – тотальная слежка за гражданами, перспективы создания гигантской национальной базы данных и рейтинга общественной надежности людей на основе нее – заставляют задуматься. А нужен ли прогресс такой ценой?

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.