Суд поддержал ФНС в споре о налоге на проценты при выплате иностранному банку по фидуциарным депозитам. Комментарий Александра Ерасова для информационного-агентства "Интерфакс"

17.08.2017

Москва. 17 августа. ИНТЕРФАКС - Арбитражный суд Москвы поддержал налоговиков в споре с Кредит Европа банком (MOEX: CREB), обязав банк выплатить 20% с дохода у источника по фидуциарным депозитам, а не 5% (эту ставку банк применил по соглашению об избежании двойного налогообложения со Швейцарией). Налоговая служба начала применять новую норму о бенефициарном собственнике к ретроспективным сделкам начала 2010-х годов.

В июне 2014 года налоговая служба по итогам выездной проверки за два года (2010 и 2011 годы) привлекла Кредит Европа банк к ответственности за недоимку по налогу. Налоговики посчитали, что российский банк должен был удержать со швейцарского банка Credit Europe Bank (Suisse) S.A. 20% налога с доходов при выплате процентов по займам иностранному банку. В то время как Кредит Европа банк удержал только 5%, применив соглашение об избежании двойного налогообложения со Швейцарией.

Налоговики доначислили компании почти 50 млн рублей неудержанного налога на прибыль, штраф в 2,6 млн рублей и 17 млн рублей пени. Компания обжаловала это решение в Арбитражном суде Москвы.

Инспекция установила систематическое привлечение банком в 2010-2011 годах займов от аффилированного лица Credit Europe Bank (Suisse) S.A. в турецких лирах, долларах США и евро, говорится в судебных документах. Налог на доход иностранных организаций банк при выплате процентов уплачивал по ставке 5%. Инспекция настаивала, что бенефициаром (фактическим владельцем) процентов был не сестринский швейцарский банк, а третьи лица, а швейцарский банк выступал только посредником.

В этом деле речь идет о так называемых фидуциарных депозитах. Швейцарский банк размещает в российском банке депозиты от своего имени за определенную комиссию, но в интересах других лиц. Юридически банк является получателем дохода, но фактически доход принадлежит его клиентам, которые передали свои активы в доверительное управление банку.

В качестве доказательства налоговики приводят отчетность российского банка и швейцарского банка-получателя выплат по МСФО, который размещал депозиты "от своего имени, но в интересах других юридических и физических лиц", указывает суд. "Банк имел возможность установить фактических владельцев дохода, однако этого не сделал", швейцарский банк сослался на банковскую тайну и не раскрыл ему данные о клиентах, говорится в документах.

По мнению налоговиков, это означает, что Кредит Европа банк "осознавал посреднический характер деятельности своего контрагента", но не применил положенные 20% налога. При этом посредники не могут рассчитывать на частичное освобождение доходов от налогов. В ФНС уверены, что эти действия двух банков были согласованы.

Банк же, в свою очередь, настаивал, что соглашение говорит о любых займах, предоставленных банками, не устанавливая исключений в зависимости от видов договоров, заключаемых между банками и их клиентами и источниках предоставляемых заемных средств. В проверяемый период правоприменительная практика исходила из того, что фактическим владельцем является лицо, имеющее право на получение дохода в силу договора, а инспекция не смогла подтвердить фактическое содержание отношений между Credit Europe Bank и "фактическими владельцами" дохода в виде процентов, настаивал банк. Однако суд встал на сторону налоговиков.

"В первичных документах по процентным выплатам по спорным депозитам по системе SWIFT (подтверждение размещения депозитов) имеется оговорка о фидуциарном характере транзакций. В отчетности швейцарского банка спорные депозиты, выданные заявителю, отсутствуют (не отражены на балансе). Швейцарский банк отражал их за балансом, не квалифицируя полученные проценты как собственный доход. Доходом являлось только агентское вознаграждение", - пришел к выводу суд. Максимальный размер депозитов, которые самостоятельно (не в интересах клиентов) мог разместить швейцарский банк у одного контрагента в это время, составлял около 20 млн франков.

При этом размер депозитов, размещенных "сестринским" банком в Кредит Европа банке, составлял около 250 млн франков, отметил суд.
Сейчас судебная практика по спорам по бенефициарному собственнику складывается не в пользу налогоплательщика, хотя концепция фактического права на доход появилась в российском налоговом праве только в 2015 году, тогда как спорные доначисления относятся к 2010-2011 годам, констатирует руководитель налоговой практики адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Сергей Калинин. Это дело продолжает череду аналогичных дел "Петелино", МДМ банка (MOEX: MDMB) и других, говорит он.

Практика применения концепции фактического получателя дохода уже сложилась, в ближайшей перспективе мы не ожидаем ее изменения, сказал "Интерфаксу" старший юрист BGP Litigation Денис Савин. Активное применение этой концепции - один из наиболее злободневных вопросов для российских налогоплательщиков, это касается не только банков, но и компаний из различных индустрий, отмечает руководитель группы разрешения налоговых споров компании Goltsblat BLP Александр Ерасов.

"Применение концепции бенефициарного собственника чаще всего связано с выплатой так называемых пассивных доходов (проценты, дивиденды, лицензионные платежи и т.п.) в адрес иностранных компаний. Такие операции есть у многих компаний, а не только у банков", - поясняет он. По его словам, дополнительная налоговая нагрузка на заемное финансирование может оказать негативное влияние на поступление денег в российскую экономику, делая подобные инвестиции менее выгодными.

До недавнего времени компании считали бенефициарным собственником иностранную компанию, которой перечислили деньги (без детального анализа, имеет ли она право распоряжаться этим доходом), а налоговые органы не возражали против такой трактовки, поясняет А.Ерасов. Однако новый подход вместе с законодательством о деофшоризации подталкивает бизнес к отказу от схем налогового планирования, основанных на использовании офшорных и кондуитных компаний, говорит Д.Савин. Так, сегодня вряд ли кто-то решиться применять известную ранее схему "голландский сэндвич" (основанную на транзите денежных средств из России через Нидерланды на Антильские острова), хотя 6-7 лет назад она считалась достаточно безопасной, вспоминает он.

Компании пересматривают свои подходы к структурированию сделок и владению активами, юридический получатель дохода становится и его фактическим получателем, отмечает С.Калинин. "На практике это означает, что иностранная компания, которая получает от российской операционной компании дивиденды, проценты или роялти, может продемонстрировать фактическое присутствие на территории иностранного государства (туда фактически переводят головной офис компании, снимают полноценный офис, покупают оборудование и т.п.). Такая компания получает бизнес-функции (например, управленческие) и начинает нести определенные бизнес-риски, что позволяет трансформировать ее в реальную бизнес-единицу", - отметил юрист.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.