Верховный суд разрешил спор об имуществе аэропорта Екатеринбурга. Комментарий Виталия Можаровского для Право.ру

09.02.2017

Оператор екатеринбургского аэропорта спорил с ФГУП по поводу арендной платы за имущественный комплекс аэропорта. Спор дошел до экономической коллегии ВС. Ей нужно было ответить на вопрос о том, действует ли договор аренды аэропорта 1998 года или нет. 90-е, коллапс, кризис и другие подробности с заседания в ВС – на "Право.ru".

До Верховного суда дошел затяжной и запутанный спор, в центре которого – аэропорт «Кольцово» в Екатеринбурге. «В общем, дело характерное для аэропортов: сложный имущественный комплекс, многоуровневая система собственности, долгосрочные инвестиции и чрезвычайно сложный бизнес», – комментирует Виталий Можаровский, партнер Goltsblat BLP.

История началась в 1998 году. Тогда общество «Аэропорт Кольцово» арендовало у Комитета по управлению государственным имуществом Свердловской области движимое и недвижимое имущество аэропорта сроком на 49 лет с момента регистрации договора аренды (1999 г.). Арендную плату установили в виде затрат общества по содержанию и ремонту комплекса.

В 2008 году имущество аэропорта закрепили на праве хозяйственного ведения за ФГУП «Администрация гражданских аэропортов (аэродромов)». И в 2010 году предприятие подписало с обществом допсоглашения к договору аренды – о замене арендодателя, увеличении перечня имущества и необходимости теперь вносить арендную плату в твердой сумме (ее размер должен был определяться исходя из отчета о рыночной стоимости). Однако Росреестр отказался регистрировать право аренды. Стороны изменили предмет договора и включили туда новое имущество без проведения торгов, объясняли в регистрирующем органе.

Спустя почти год ФГУП и «Аэропорт Кольцово» заключили договор об оказании услуг в отношении того же имущества (до 1 августа 2014-го), где установили ежемесячную плату оператора за «аэропортовую» деятельность на федеральном имуществе. А в 2012 году ФГУП сообщило о необходимости все же заключить договор аренды. Однако без проведения торгов это можно было сделать только с одобрения Правительства РФ. И оно было получено – в 2013 году. После этого ФГУП направил обществу проекты договоров аренды и уведомил о расторжении договора об оказании услуг (с 28 июля 2014-го).

Однако новую сделку так и не заключили – из-за разногласий по расчетам арендной платы. И в результате ФГУП обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском о взыскании с общества 52,863 млн руб. неосновательного обогащения за использование аэропорта с 28 июля 2014 года (№ А60-40368/2014). Размер иска предприятие определило в виде рыночной стоимости арендной платы с учетом проведенной судом экспертизы.

Как правильно прекращать отношения

Ключевым моментом стал вопрос о том, действителен ли первый договор аренды от 1998 года. АС Свердовлоской области ответила на него положительно. Поэтому он взыскал с общества только 9 млн руб. – за пользование 9 объектами, которых не было в договоре 1998 года. Оснований же для взыскания неосновательного обогащения за реконструированные объекты (например, взлетно-посадочные полосы) нет, решил суд, поскольку стороны согласовали возможность их изменения по усмотрению арендатора. По его мнению, заключение договора об оказании услуг не может свидетельствовать о прекращении договора аренды.

К противоположному мнению пришла апелляционная коллегия 17-го ААС. Она удовлетворила иск ФГУП полностью. Одно и то же имущество не может быть объектом пользования на основании одновременно двух договоров (аренды и об оказании услуг). Заключив новый договор, стороны выразили намерение прекратить старые арендные отношения, уверена апелляция. При этом тот факт, что при совершении новой сделки контрагенты не оговорили прекращение предшествующего обязательства, значения не имеет: воля на расторжение ранее действовавшего отношения следует из смысла договора в целом.

Впрочем, кассационная коллегия АС Уральского округа поддержала суд первой инстанции.

ФГУП обратилось с жалобой в Верховный суд. Договор аренды 1998 года был прекращен заключением договора об оказании услуг, поддерживало предприятие выводы апелляции. Письменно же расторгать договор было совсем не обязательно: совершение конклюдентных действий тоже может рассматриваться как согласие на внесение изменений в договор. Как поясняло предприятие, в материалах дела есть письмо общества. Там оно указало, что считает расторжение договора об оказании услуг сделкой, влекущей прекращение его прав на недвижимое федеральное имущество. «Суд апелляционной инстанции сделал правильный вывод о том, что договор аренды не может являться правовым основанием для пользования ответчиком в течение еще 30 лет бесплатно федеральным имуществом», – говорилось также в жалобе. Судье ВС Ирине Грачевой эти доводы показались заслуживающими внимания, и она передала спор на рассмотрение экономической коллегии.

Ключевыми для разрешения этого дела являются два вопроса, считает Дмитрий Карамыслов, международный советник Debevoise & Plimpton LLP: возможность конклюдентными действиями расторгнуть договор и обязанность арендатора заплатить за фактическое пользование имуществом. По его мнению, довод о нарушении судами первой и кассационной инстанций норм материального права соответствует сложившейся судебной практике, согласно которой совершение конклюдентных действий может рассматриваться в качестве согласия на расторжение договора. При этом суды взыскивают с фактического арендатора неосновательное обогащение за пользование имуществом в отсутствие заключенного договора аренды, обращает внимание Карамыслов (например, определение ВС № 303-ЭС14-800, определения ВАС №№ ВАС-15605/13, ВАС-9201/11).

В своей жалобе ФГУП ссылалось и на то, что после реконструкции старых объектов (в которой также участвовало и предприятие в рамках Федеральной целевой программы «Развитие транспортной системы России») был новый кадастровый учет и государственная регистрация права федеральной собственности. А значит, они не идентичны объектам по договору аренды 1998 года.

«Вопрос относительно того, можно ли рассматривать проведенную реконструкцию имущества аэропорта в качестве создания нового объекта уже был предметом споров и разъяснений судов», – обращает внимание Игорь Чумаченко, партнер, руководитель Практики "Недвижимость. Земля. Строительство" юридической фирмы VEGAS LEX. В рамках дела № А41-К1-10034/05 о приватизации аэропорта "Домодедово" ВАС подтвердил правомерность отказа в удовлетворении требований Росиущества о признании права собственности на имущественный комплекс со ссылкой на невозможность виндикации имущества, уже не существующего в натуре вследствие создания инвестором нового объекта. «Таким образом, можно предположить, что перспектива рассматриваемого спора об аэропорте "Кольцово" будет во многом зависеть от объема и характера изменений, фактически произведенных в отношении имущества», – считает Чумаченко. А с учетом того, что реконструкция производилась ФГУП за счет средств, выделенных из бюджета в рамках федеральной программы, суд будет исходить из недопустимости использования госимущества в коммерческих целях для извлечения прибыли безвозмездно, предполагает Чумаченко.

Владислав Ганжала, партнер Адвокатского бюро «Линия права», передачу дела «Кольцово» на рассмотрение в ВС оценивает неоднозначно. По его мнению, доводы кассационной жалобы направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, установленных судами нижестоящих инстанций (о том, что спорный договор аренды был прекращен). «Мотив такого подхода прямо указан в определении – не допустить, чтобы ответчик в течение еще 30 лет бесплатно пользовался федеральным имуществом. В целом, соглашаясь с таким мотивом, нельзя согласиться с применяемыми методами – вопреки компетенции ВС», – комментирует Ганжала. При этом, как считает юрист, еще в п. 12 Информационного письма Президиума ВАС от 11 января 2002 года № 66 были заложены основы для борьбы с «бесплатной» арендой. "Условия спорного договора аренды, когда за пользование в течение 49 лет комплексом аэропорта арендатор должен лишь нести неопределенные затраты по содержанию и ремонту самих объектов (без указания объема, сроков и хотя бы примерной стоимости), не могут рассматриваться как устанавливающие размер арендной платы", – считает юрист.

Техническая ошибка?

Заседание в ВС состоялось в четверг, 9 февраля. Выступление представителя заявителя (ФГУП) Олега Кириллова было очень коротким, и судьи сразу обратились к нему с вопросами.

– Вы считаете, что действие договора аренды 1998 прекратилось?

– Да.

– На основании чего?

– На основании того, что был заключен договор об оказании услуг.

Дальше слово взял представитель общества "Аэропорт Кольцово" Роман Бевзенко, партнер «Пепеляев групп». По его словам, ФГУП опровергает действие договора аренды 1998 года по трем основаниям, и на каждое из них у общества есть контраргумент.

Первое – что изменились переданные в аренду объекты. «Ремонт и реконструкция – это обязанность арендатора, и тот факт, что объект изменился, не значит, что договор аренды прекратился», – говорил Бевзенко со ссылкой на позицию ВАС (п. 1 Информационного письма № 90 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке»; на это письмо ссылался также суд округа).

Второе основание – допсоглашение от 2010 года. Оно не прошло госрегистрацию и не исполнялось сторонами, а значит, по практике ВАС не вступило в силу, кратко пояснил Бевзенко.

И третье – договор об оказании услуг. По словам юриста, стороны не намеревались заменить им арендные отношение. Это следует и из переписки с предприятием. Его предмет – это ежедневные действия по обслуживанию взлета и посадки самолетов. Более того, там есть прямая отсылка, что стороны рассматривают договор аренды 1998 года действующим. Судьи ВС попросили прояснить этом момент представителя ФГУП. «Возможно, это техническая ошибка», – ответил юрист предприятия Кириллов.

Почти ГЧП

«Как сочетать между собой аренду и услуги? – рассуждал Бевзенко. – Очень просто». По его словам, есть «основа» – договор аренды 1998 года, который прошел госрегистрацию. Его не оценивали и не проверяли на предмет законности, и предметом спора это не было. И «сверху над арендой» есть договор об оказании услуг. «Вместе истец и ответчик, по сути, управляют аэропортом. Получается, когда произошел отказ от договора оказания услуг, стороны просто уничтожили это надстроечку сверху», – говорил юрист. Договор же аренды сохранился и действует.

По словам Бевзенко, де-факто получилось ГЧП. «98 год… коллапс, кризис, гражданская авиация в упадке, вряд ли бизнесмены готовы были делать выплаты в федеральный бюджет, – объяснял он. – Тогда не было ни ГЧП, ни концессий, но государство было заинтересовано в том, что бизнесмены имели стимул это делать. Не знаю, видели ли вы аэропорт «Кольцово»? Огромный терминал. Это все вложения частного бизнеса. Вложили огромное количество денег и построили роскошный аэропорт».

– Терминал в чьей собственности? – уточнила судья.

– Оператора. Потратили почти 11 млрд руб.

Что же касается довода ФГУП о том, что общество пользуется имуществом почти бесплатно, то он порочный, уверен Бевзенко. ГК позволяет установить арендную плату в форме вложения арендатора в улучшение имущества. Те затраты, которые на протяжении 19 лет несет аэропорт на содержание и ремонт – это и есть арендная плата. По словам представителя самого аэропорта Николая Ульянова, потратили на это 165 млн руб.

– Почему в материалах дела нет об этом информации? – спросила судья.

– Мы оказались в глупой ситуации. Судья вообще не ставила вопрос о действии договора аренды. Никто не исследовал вопрос по его исполнению.

– Вот в 2010 году вы подписывали допсоглашение [то самое соглашение, которое не зарегистрировал Росреестр] о том, что арендная плата будет определяться из рыночной стоимости…

– Подписывали, – отвечал Ульянов. – Мы не отрицаем и тот факт, что и [новый] договор аренды собирались подписывать.

Однако, по словам представителей общества, расчет размера арендной платы сейчас (на основании отчета оценщика) очень неясный. «Оценочный» подход не учитывает многих нюансов, в частности того, сколько вообще аэропорт может заработать. По словам Ульянова, скоро должна быть принята специальная методика расчета. «Методика в настоящий момент не принята и рассуждать об этом нет смысла», – отрезал юрист ФГУП Кириллов.

Что же касается письма общества о том, что оно считает расторжение договора об оказании услуг сделкой, влекущей прекращение его прав на недвижимое федеральное имущество, то здесь надо вчитываться в контекст, объяснил представитель аэропорта. По его словам, там речь идет лишь о тех 9 объектах, которые не были предметом договора аренды 1998 года.

Однако все эти доводы экономколлегию не убедили. Судьи ВС совещались около получаса и в итоге оставили в силе решение апелляции. Таким образом, общество должно заплатить все 52 млн руб.

Автор статьи: Алина Михалёва

Ссылка на источник: https://pravo.ru/court_report/view/138068/

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.