Стоит ли надеяться на суд в Лондоне при корпоративных спорах

31.03.2015

finanz.ru

Эксперты международной юридической компании Goltsblat BLP поделились рецептами решения корпоративных споров в эпоху кризиса.

Последние события в российской экономике поставили отечественный бизнес перед целым рядом проблем, связанных с операционной устойчивостью. Девальвация рублевой выручки с одновременным ростом нагрузки по валютным операциям, резкое ужесточение требований к заемщикам вкупе с повышением процентных ставок банками, возрастание рисков неплатежей и срыва поставок - все это заставило многих участников рынка прямо заявить о переходе от стратегии развития к стратегии выживания.

Проблемы поддержания бизнеса на плаву и борьбы со снижением его капитализации естественным образом достаточно быстро оказываются в повестке дня акционеров, которые в текущих условиях все чаще сталкивающихся с отсутствием единой позиции по вопросам финансирования. Понятие свободных денег в конъюнктуре экономического кризиса становится забытым, и задача убедить миноритарных, да и паритетных партнеров вложить собственные средства в общее дело значительно усложняется.

Разумеется, замечательно, если между заинтересованными сторонами существуют жесткие и понятные договоренности об инвестировании личных средств или распределении усилий по поиску внешнего финансирования, вдвойне замечательно, если они грамотно и четко изложены в юридически обязывающих документах. Но, как показывает практика, реальное положение дел в этой части от идеала далеко. Это касается как чисто российских совместных предприятий, опирающихся подчас лишь на нормы устава в части регулирования обязательств участников, так и сложных многоуровневых структур, где сторонами заключены соглашения акционеров, традиционно и в большинстве случаев подчиненные английскому праву.

В наступившее непростое время уровень разногласий о финансировании совместных проектов между партнерами по бизнесу растет и количественно (в плане их числа), и качественно (в части комплексности). При этом далеко не всегда обязательства сторон по совместному участию в фондировании являются прозрачными и напрямую следуют из корпоративных или контрактных документов, утвержденных или заключенных на стадии создания общей компании. Зачастую это бывает связано с тем, что партнеры в «хорошие» времена полагались на «понятийные» договоренности друг с другом или с тем, что положения документов, посвященные докапитализации совместного бизнеса, при его создании готовятся не юристами, а бизнес-переговорщиками. Порой проблемы возникают, поскольку работающие по сделке консультанты, руководствуясь благими намерениями, включают в условия сделок максимально широкие обязательства, не обеспечив необходимых механизмов их реализации, которыми, что очень важно для рассматриваемой категории дел, практически всегда являются корпоративные процедуры.

Все это приводит к излишним сложностям на стадии уже возникших разногласий, увеличивая расходы обеих сторон на юридическую помощь и усложняющие собственнику оценку перспектив разрешения конфликта.

Неудивительно, что чем выше «ставки» в конфликте, тем более ожесточенным становится сопротивление процессуального оппонента, тем сложнее убедить его, используя даже самые разумные и обоснованные аргументы.

Впрочем, даже в таких сложных ситуациях можно найти достаточно весомых доводов, основанных если не на прямых положениях устава или соглашения акционеров, то на общих положениях закона, примерах сложившейся практики отношений и фактических действий сторон или специфике совместного предприятия. Основной задачей для юриста в этой ситуации становится не только детальный, word-by-word, анализ документации совместного предприятия, но сбор сопутствующих доказательств для аргументации позиции, которую клиент затем доведет до партнера, а если спор не удастся урегулировать миром, до судьи или арбитра в рамках последующего разбирательства.

В этой связи важно помнить, что любой из документов, которыми стороны обмениваются даже на той стадии, когда проект развивается нормальным образом, может в итоге оказаться перед судьей и арбитром в качестве доказательства, поэтому девиз «Хочешь мира - готовься к войне» как нельзя лучше отражает рекомендации юристов участникам совместных предприятий в таких случаях.

Как это ни покажется на первый взгляд странным, но руководствуясь этим девизом в отношениях с партнером, следует не отгораживаться стеной враждебности, а напротив, действовать максимально добросовестно и открыто, демонстрируя высокую культуру делового сотрудничества, не забывая, впрочем, согласовывать свои шаги с юристами. Как российские суды, так и арбитры с гораздо большей симпатией относятся к стороне, позиция которой с самого начала конфликта последовательна, понятна и добросовестна. С другой стороны, пытаясь взаимодействовать с партнером по бизнесу без помощи юриста, который впоследствии (при конфликтном развитии событий) будет представлять ваши интересы в суде, особенно если речь идет о применении иностранного права, вы рискуете осложнить свою процессуальную и, следовательно, переговорную позицию в отношениях с контрагентом. Кроме того, известно, что исправлять уже допущенные ошибки всегда сложнее и, следовательно, дороже, чем сделать что-то правильно с самого начала.

При этом следует учитывать традиционную двойственность в части выбора судебного органа, который будет рассматривать возникший спор.

С одной стороны, корпоративные споры в отношении российских компаний приоритетно рассматриваются в российских государственных судах и возможность их рассмотрения в международных арбитражах является предметом многочисленных подчас противоречивых исследований и теоретической полемики. Если вам предстоит разбирательство в российском государственном суде, то необходимо помнить о традиционно более формальном подходе судов к доказательствам и применению норм права. Учитывая более высокую загрузку судей и их меньшую специализацию, здесь еще более важное значение приобретает заблаговременное формирование доказательственной базы, документальная фиксация договоренностей и действий сторон.

С другой стороны, соглашения о финансировании и споры, связанные с их исполнением, по общему правилу могут предусматривать оговорку о передаче споров на рассмотрение в арбитраж. Известно, что многие соглашения участников о финансировании совместных проектов стороны подчиняют английскому праву, которое считается максимально благоприятным с точки зрения признания договоренностей сторон, а также содержит более проработанные механизмы и способы разрешения корпоративных конфликтов. Подобные соглашения часто включают арбитражную оговорку о рассмотрении споров в арбитраже, в частности в столь популярном у российских бизнесменов Лондонском международном третейском суде (LCIA).

Высокий уровень юридической культуры арбитров и консультантов, а также крайне благоприятное отношение к вынесенным в Англии арбитражным решениям, которые чрезвычайно редко отменяются затем английскими судами, по праву обеспечили высокую востребованность Англии как места рассмотрения споров.

Однако не стоит забывать, что для российских сторон перспектива рассмотрения спора в LCIA влечет множество практических сложностей.

Во-первых, несмотря на все предпринимаемые LCIA меры по сокращению сроков рассмотрения споров, процесс все еще остается достаточно продолжительным и, начиная разбирательство, следует быть готовым к тому, что оно продлится не менее 1,5 - 2 лет. Если спор касается, к примеру, исполнения соглашения о финансировании или применения корпоративных процедур, направленных на смену контроля над акционерами российской компании, то конфликтная ситуация, законсервированная на столь долгий срок, может нанести серьезный ущерб интересам бизнеса.
 
Во-вторых, чисто российские компании и их сотрудники могут столкнуться с такой существенной сложностью как языковой барьер. Зачастую бывает трудно найти русскоговорящих юристов, способных представлять Ваши интересы в арбитраже на достойном уровне, а привлечение полностью иностранных консультантов значительно увеличивает расходы на перевод русскоязычных документов либо увеличивает риск неверного формирования позиции стороны по делу, если внутренние службы пропустят какое-то важное доказательство по делу.

В-третьих, и здесь мы вернемся к самому началу спора между партнерами, когда вы задумываетесь, как та или иная позиция компании будет воспринята судом или арбитражем, надо учитывать значительную разницу в менталитете российских бизнесменов и европейских: то, что представляется разумным и соответствующим российским реалиям, при вынесении на рассмотрение иностранного арбитража приобретает порой совершенно иные вид и значение.

В этой связи российским компаниям следует помнить, что в английских арбитражных разбирательствах нельзя исключать применение процедуры раскрытия доказательств (disclosure of documents), когда сторона по требованию арбитров должна представить определенные документы, к которым могут относиться внутренняя переписка, справки, отчеты и т.п., в том числе доказательства, свидетельствующие против ее собственной позиции.

Конечно, особенностей рассмотрения корпоративного конфликта как в российском суде, так и в международном коммерческом арбитраже гораздо больше и даже самые, на первый взгляд, незначительные из них могут склонить чашу весов на ту или иную сторону.

При этом верно и то, что далеко не каждый конфликт по вопросам финансирования совместного предприятия находит свое судебное продолжение. Грамотно выстроенный переговорный процесс, естественное желание сторон конфликта сохранить уже произведенные инвестиции, а также ущерб, который могут нанести затяжные «военные» действия, зачастую обеспечивают платформу, которая позволяет сторонам найти точки соприкосновения и выстроить фундамент для продолжения совместного бизнеса.

Источник: http://www.finanz.ru/novosti/lichnyye-finansy/stoit-li-nadeyatsya-na-sud-v-londone-pri-korporativnykh-sporakh-1000560860

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.