Рынки: Эффективность рынка и тарифов

27.11.2014

Приложение «Форум», 27.11.2014

На организованных торгах продается большая часть электроэнергии и мощности. По ценам, сформированным при конкурентном отборе мощности, продается 60% мощности. А на рынке «на сутки вперед» (определяется цена в европейской части страны, на Урале и в Сибири) продается 77% электроэнергии. Рынок электроэнергетики принципиально изменил свою конфигурацию: основной оборот — на организованных торгах.
 
Именно поэтому мы говорим не о наделении ФАС дополнительными полномочиями, а об учете особенностей антимонопольного регулирования и контроля, в том числе связанного с организованными рынками электроэнергии и мощности.
 
Менее 1% нарушений приходится на федеральный оптовый рынок. Основные проблемы связаны с регулируемым сектором естественных монополий. Даже генерирующие компании шутят, что сети — их главный конкурент, потому что сети участвуют в дележе пирога доходов, которые получают участники рынка электроэнергии от потребителей.
 
С 2008 по 2012 г. число участников рынка электроэнергии, как это ни странно, выросло в первую очередь за счет сетей, а не производителей электроэнергии или сбытовых организаций. Если в конкурентных сегментах рынка цены растут примерно на уровень инфляции, то в регулируемом сегменте тариф растет существенно быстрее инфляции. А сетевой тариф может составлять до 60% конечной цены. В других странах — ближе к 40%. Поэтому нужно повышать эффективность сетевого комплекса и тарифов. Сейчас, с одной стороны, темпы роста тарифов на услуги сетевых организаций ограничиваются, а с другой — тарифы, которые устанавливаются для сетей в пределах среднего для региона тарифа, могут отличаться друг от друга в разы. Хотя общие экономические условия оказания услуг меняются несущественно.
 
В правительстве идет дискуссия, как снизить число сетевых организаций. Путем дополнительных требований к сетям, как предлагает Минэнерго? Или повышая эффективность регулирования, как предлагает ФАС? Мы считаем, что, если сети оказывают услуги в сопоставимых условиях, тарифы для них не должны различаться. Во многих странах такой метод применяется, и он позволяет оптимизировать ситуацию в электроэнергетике.
 
На рынке газа тоже происходят достаточно серьезные изменения. С 2008 по 2013 г. доля независимых производителей природного газа существенно выросла и достигла 25%, а на внутреннем рынке (ведь «Газпром» еще и экспортирует) — около 40%. «Газпром» уже не монопольный поставщик, а доминирующий. Задача — оптимизировать рынок, создать условия для взаимодействия его участников с потребителями. На президентской комиссии по ТЭКу обсуждалось совершенствование рынка природного газа. В частности, речь идет о запуске биржевых торгов, о совершенствовании тарифообразования, формировании прозрачных рыночных индикаторов.
 
Ожидается, что в 2015 г. на бирже будет продаваться около 30 млрд куб. м газа: половина — «Газпромом», половина — независимыми производителями. Нужно связать организованные торги на рынке газа с торгами на рынке электроэнергии. Мы рассчитываем, что организованные торги не только приведут к появлению индикаторов спотового рынка, не только упорядочат отношения на рынке, но и сократят количество нарушений антимонопольного законодательства. Также обсуждается запуск биржевых торгов сжиженным углеводородным газом.
 
Еще одно направление повышения прозрачности — формирование индексов внебиржевых цен на рынках природного газа и сжиженных углеводородных газов. На бирже будут регистрироваться внебиржевые сделки по параметрам, установленным правительством. Эти индексы будут публиковаться, так же как индексы на рынке нефтепродуктов, в ежесуточном режиме. Это позволит участникам торгов на рынке газа получать полную и объективную информацию о торгуемых продуктах — как в биржевом сегменте, так и по внебиржевым сделкам. Полагаем, что уже с 2015 г. эти индикаторы начнут работать.
 

Дискуссия

Виталий Дианов, руководитель группы антимонопольной практики Goltsblat BLP: Удалось ли при конкурентном отборе мощности на 2015 г. обеспечивать снижение цен на эти мощности?
 

А. Голомолзин:
 
Удалось. В первой ценовой зоне (Европа и Урал. — «Ведомости») цены несущественно поменялись по сравнению с 2014 г. В зоне Сибири цены на мощность меняются темпами, близкими к инфляции, в последние четыре года, что идут торги. Только в 2013 г. рост был ниже инфляции. Мы такое отклонение нарушением антимонопольного законодательства не посчитали. В целом цены на рынке мощности отражают общую ситуацию в экономике. И результаты последних торгов показали, что в России существует значительный избыток мощности. Порядка 13 ГВт мощности в первой ценовой зоне не были отобраны в режиме конкурентного отбора мощности. Какая часть из них будет дополнительно отобрана в режиме вынужденной генерации, сейчас обсуждается.
 
Мы неоднократно говорили о необходимости укрупнения рынка мощности, сокращении числа зон свободного перетока. Результаты торгов в очередной раз подтвердили нашу правоту. Надеемся, что к следующим торгам Минэнерго сократит число зон свободного перетока.
 

В. Дианов:
 
Какие меры антимонопольного реагирования наиболее часто применяются в сфере электроэнергетики?
 

Дмитрий Васильев,
 
замначальника управления по контролю за электроэнергетикой ФАС: На крупных оптовых рынках мы чаще всего выдаем предписания о перечислении в бюджет денежных средств. На мелких розничных рынках — предписания об исключении из договора норм, дискриминирующих участника или навязывающих невыгодные условия. Есть также специальные нормы, определяющие стандарты раскрытия информации и регулирующие сроки подключения к электрическим сетям. Их нарушение влечет наложение штрафов по КоАП. ФАС также согласует инвестпрограммы.
 

В. Дианов: А введение госрегулирования цен и принудительное разделение компаний?
 

Д. Васильев: Такая мера еще ни разу не применялась. Нужно минимум два раза нарушить антимонопольное законодательство, чтобы получить соответствующее предписание.
 

Особое мнение

Елена Чугунова, замдиректора по правовым вопросам, «Комплексные энергетические системы»: Вопросы антимонопольного регулирования и контроля в сфере электроэнергетики приобретают все большую актуальность. Обусловлено это большим значением энергетики для функционирования всех смежных отраслей экономики, завершением реформы и, как результат, формированием конкурентных рынков электрической энергии (мощности) с механизмами свободного ценообразования, увеличением числа активных участников рынков (растет число потребителей, вышедших на оптовый рынок или использующих иные механизмы оптимизации затрат на покупку энергии). Соответственно, востребована и задача контроля за ценами на электрическую энергию в целом и за поведением субъектов, занимающих доминирующее положение, в частности. Значимым событием последнего года в этой сфере стало принятие правил осуществления антимонопольного регулирования и контроля в электроэнергетике. Ключевые новеллы связаны с расширением полномочий ФАС в сфере определения условий участия производителей энергии в конкурентном отборе мощности, введением критериев для признания доминирующим субъекта оптового рынка электрической энергии с долей менее 20%, введением критериев существенности изменения цены на рынке электрической энергии (мощности) для выявления случаев манипулирования ценами. Очевидна тенденция по усилению антимонопольного регулирования в совокупности с активным формированием административной и судебной практики по нарушениям. С одной стороны, это приводит к созданию выверенных стандартов поведения субъектов энергетики. Но с другой — заставляет изменить подход к оценке риска претензий со стороны антимонопольного ведомства даже те компании, которые не имеют значительной доли на рынках электрической энергии.
 

Автор статьи: Анатолий Голомолзин, заместитель руководителя ФАС

Опубликовано по адресу: www.vedomosti.ru/newspaper/article/800881/effektivnost-rynka-i-tarifov

Контакты

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.