Битва за советские товарные знаки. Введение права преждепользования — выход

10.11.2014

В рамках научно-практической дискуссии о судьбе советских товарных знаков, в частности о правовых способах разрешения конфликтов, связанных с их использованием на территории современной России, авторы излагают свои доводы против того, чтобы вводить в отношении этих брендов право преждепользования.

Советские товарные знаки (советские бренды) — это обозначения, использовавшиеся в советское время для маркировки продукции и получившие широкую известность, например шоколад «Алёнка», водка «Столичная», плавленые сырки «Янтарь» и «Дружба», сигареты «Прима».

В 1990-е гг. самые известные советские бренды были зарегистрированы в качестве товарных знаков за хозяйствующими субъектами, которые наиболее активно производили  соответствующую продукцию в советское время.

Эта исторически сложившаяся ситуация разбила производителей на два лагеря. Представители  первого,желающие выпускать продукцию под советскими знаками, но не зарегистрировавшие их на себя, обычно задаются вопросом о том, почему в советское время производить продукцию под советскими брендами могли все предприятия, а в настоящее это право монополизировал узкий круг компаний. Правообладатели советских товарных знаков, в свою очередь, интересуются, каким образом возможен пересмотр данного вопроса через 20 лет, когда правообладатели вложили многомиллиардные инвестиции в развитие советских брендов и маркируемой ими продукции, и как могут быть защищены интересы потребителей, которые доверяют и привыкли к высокому качеству продукции, выпускаемой правообладателями советских товарных знаков.

Существует целый ряд статьей и обсуждений, в том числе на профессиональных форумах в Интернете, в которых с правовой точки зрения рассматривается проблема советских товарных знаков (1). Пожалуй, наиболее подробной и аргументированной является статья А.П. Сергеева (2)

По его мнению, существующая ситуация является ненормальной, необходимо ее менять и вводить право преждепользования в отношении советских товарных знаков, а именно обязать их правообладателей выдавать бесплатные лицензии всем производителям, которые в советское время производили продукцию под советскими брендами (с его точки зрения, введение права преждепользования является наиболее перспективным вариантом решения данной проблемы).

Позиция А.П. Сергеева была воспринята в двух законопроектах, находящихся на рассмотрении в Государственной Думе: № 330577-6 и № 444256-6 (далее —Законопроекты). При этом согласно информации в прессе последний был инициирован компанией «Приморский кондитер», проигравшей дела по использованию ею советских товарных знаков (3)

В рамках научно-практической дискуссии с А.П. Сергеевым, с учетом восприятия его позиции в двух названных Законопроектах мы хотели бы изложить в настоящей статье аргументы против введения права преждепользования в отношении советских знаков.

Мы надеемся, что публичное обсуждение данного вопроса позволит законодателю принять взвешенное решение с учетом всех аспектов этой сложной проблемы.

Мы осознанно не ограничиваемся доводами формально юридического характера, а рассматриваем также политико-правовые аспекты введения преждепользования советскими товарными знаками (экономические, социальные и иные).

Итак, приведем основные доводы против введения права преждепользования советскими товарными знаками и необходимости изменения существующей ситуации.

1. Введение права преждепользования советскими товарными знаками повлечет нарушение фундаментальных принципов российской правовой системы — принципов неприкосновенности собственности и правовой определенности.

Принцип неприкосновенности частной собственности, в том числе интеллектуальной, является базовым принципом российского публичного и частного права (ст. 35 Конституции, ст. 1 ГК РФ). Конституционный Суд РФ применяет ст. 35 Конституции о неприкосновенности частной собственности в отношении различного имущества — как вещей, так и иного имущества (4).

Более 20 лет назад началось оформление и закрепление советских товарных знаков за правообладателями, предпринимавшими в течение этого периода значительные усилия для поддержания, развития и укрепления репутации таких товарных знаков.

Введение права преждепользования приведет к тому, что правообладатели будут задним числом лишены права интеллектуальной собственности на товарные знаки, несмотря на то что на протяжении двух десятилетий они добросовестно несли бремя содержания собственности и все это время законность их прав не вызывала сомнений.

Как будет указано ниже, производство продукции разными производителями под одним товарным знаком приведет к утрате товарным знаком его индивидуализирующей функции, т.е. потере им как гражданско -правововым объектом своей ценности.

Безусловно, в гражданском законодательстве существуют институты, направленные на ограничение прав собственника, не совершавшего каких-либо нарушений, в пользу другого частного лица, — сервитут (ст. 274 ГК РФ), преимущественное право покупки доли в праве собственности (ст. 250), однако эти ограничения действуют в отношении всех объектов и известны собственникам при приобретении ими объектов. Кроме того, они являются точечными и не влекут значительной утраты пользовательских свойств объекта прав.

Можно также вспомнить про нормы о принудительной лицензии на изобретение, полезную модель и промышленный образец (ст. 1362 ГК РФ), суть которых заключается в возможности выдачи такой лицензии в случае неиспользования данных объектов в течение трех лет без уважительных причин и обусловленного этим недостаточного предложения соответствующих товаров на рынке. Однако основанием для выдачи принудительной лицензии служат негативные общественные последствия бездействия правообладателя, а не добросовестное производство товаров, как это указано в Законопроектах. Данная логика по принудительной лицензии на изобретение, полезную модель и промышленный образец неприменима к товарным знакам, так как исключительное право на один товарный знак не препятствует производству товаров под обозначениями, не сходными с ним.

Введение права преждепользования советскими товарными знаками приведет к нарушению и такого принципа российской правовой системы, как принцип правовой определенности, суть которого сводится к созданию для участников оборота стабильных и предсказуемых правил поведения.

Этот принцип рассматривается высшими судами как один из базовых, и на нем основываются судебные акты по различным вопросам (5). Например, в п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» им объясняется то, что позиция ВАС РФ по определенному вопросу применяется только после
опубликования Постановления ВАС РФ.

Введение права преждепользования советскими товарными знаками приведет к нарушению данного принципа потому, что Законопроекты предполагают не создание каких-либо новых правил, направленных на будущее, а изъятие из исключительных прав правообладателей, которое невозможно было предвидеть в тот момент, когда правообладатели принимали решение о принятии на себя расходов и обязательств, связанных с принадлежностью прав на товарные знаки.

Более того, многие советские товарные знаки используются не только правообладателями, но и заключившими с ними договор и выплачивающими значительные суммы лицензионных платежей лицензиатами.

2. Введение права преждепользования советскими товарными знаками противоречит самому правовому понятию товарного знака как средства индивидуализации товаров определенного лица.

Товарный знак является прежде всего средством индивидуализации товаров (п. 1 ст. 1477 ГК РФ).

Появление большого числа производителей продукции с одинаковым наименованием приведет к утрате товарным знаком его индивидуализирующей функции. А значит, не будет достигнута та цель, для которой и существует товарный знак как правовой институт: потребитель не сможет использовать его для отграничения товаров одного производителя от товаров другого.

Для правообладателей это будет означать, что они не смогут воспользоваться законным преимуществом от использования своего знака — возможностью формировать репутацию на рынке, в том числе путем обеспечения единого высокого стандарта качества своей продукции.

3. Введение права преждепользования советскими товарными знаками противоречит международному договору РФ (ТРИПС).

Законопроекты основываются на концепции прину дительной лицензии, так как правообладатель может быть через суд принужден к выдаче лицензии компаниям, производившим продукцию под советскими товарными знаками в советское время.

Однако это противоречит Соглашению по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (заключено в Марракеше 15 апреля 1994 г.; далее — ТРИПС) —международному договору России, который в соответствии со ст. 15 Конституции является частью правовой системы РФ и имеет приоритет над российским законодательством. Статья 21 ТРИПС устанавливает прямой запрет на предоставление каких-либо принудительных лицензий: «Члены могут определять условия предоставления лицензий на использование товарных знаков и передачи права на товарные знаки; при этом понимается, что не разрешается принудительное предоставление лицензий на использование товарных знаков».

В иностранных комментариях к данной статье ТРИПС отмечается, что «этот запрет [на принудительные лицензии] отражает главную функцию товарных знаков по разграничению продукции одной компании от продукции других компаний. Если принудительная лицензия на какой-либо товарный знак позволит сторонней компании маркировать ее продукцию этим товарным знаком, это неизбежно приведет к введению потребителя в заблуждение относительно происхождения продукции потому, что товарный знак все еще будет позволять соотносить продукцию с изначальным правообладателем товарного знака. С учетом данных обстоятельств принудительные лицензии на товарные знаки, исходя из требований права, являются необоснованными» (6).

Обращает на себя внимание тот факт, что Суд по интеллектуальным правам в 2013 г. прямо указал на то, что «на территории Российской Федерации не существует права преждепользования товарным знаком („принципа фактического применения“, „принципа первого использования“), что соответствует и нормам международных договоров, подписанных и ратифицированных Российской Федерацией, регулирующих правоотношения в отношении товарных знаков» (7)

4. Современные советские товарные знаки обладают особой различительной способностью, которая должна учитываться при решении вопроса о введении преждепользования.

Различительная способность является неотъемлемым свойством товарного знака: согласно п. 1 ст. 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью.

Советские товарные знаки обладают особой различительной способностью, которая должна учитываться при принятии любых законодательных решений в отношении них. Одна ее часть, назовем ее условно первичной различительной способностью, была сформирована в советское время в силу длительности использования и массовости производства. Например, печенье «Юбилейное» стало выпускаться с 1913 г., шоколад «Алёнка» — с 1965 г.

Другая ее часть — добавочная различительная способность — была создана современными правообладателями советских товарных знаков в результате их более чем двадцатилетнего активного использования, вложения в маркетинг, в рецептуру и качество продукции.

Согласно результатам общероссийского опроса, проведенного ВЦИОМ в 2014 г., советские торговые марки, по мнению граждан, отличает высокое качество (30,1%) и хороший вкус (24,3%) — именно эти факторы, а не ностальгические воспоминания о советском детстве (5,0%), имеют решающее значение при принятии решения о покупке. Кроме того, респонденты опасаются получить под известной советской оберткой не тот вкус и товар, с чем уже столкнулись 44% потребителей. 78% респондентов считают, что при производстве разными производителями товаров под одной советской торговой маркой качество будет разным (8).

Из этого следует, что в настоящее время в глазах потребителей главная отличительная черта советских товарных знаков — это стабильное высокое качество продукции под этими знаками, а не ассоциации с советским прошлым.

Добавочная различительная способность советских товарных знаков также основывается на прочных ассоциациях продукции, производимой под советскими товарными знаками, с конкретными производителями и их деловой репутацией.

Интересно, что для возможности досрочного прекращения правовой охраны товарного знака ст. 1486 ГК РФ устанавливает трехлетний срок его неиспользования, т.е. исходит из того, что за три года неиспользования товарного знака потребители его забывают.

Применяя такой законодательный подход к советским товарным знакам, можно утверждать, что их современная различительная способность в значительной части обусловлена их  использованием в постсоветское время.

В результате принудительного предоставления лицензий на советские товарные знаки лицензиаты получат не только тот объем ценности товарных знаков, который был сформирован в советское время (первичная различительная способность), но и новый объем ценности, созданный правообладателями и не имеющий никакого отношения к лицензиатам (добавочная различительная способность).

Примечательно, что в некоторых судебных делах мощная различительная способность советских товарных знаков объяснялась их длительным использованием. Например, в деле по обозначению «Крылья Советов» суд кассационной инстанции отметил: «В связи с изложенным суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что буквенное обозначение „КС“ ассоциируется у людей, имеющих представление о хоккее, именно с хоккейной командой „Крылья Советов“, так как аббревиатура „КС“ стала узнаваемой вследствие длительного использования данной хоккейной командой, которая была основана в 1947 г.» (9).

В иных делах суды делают акцент на различительную способность советских товарных знаков, сформированную в постсоветское время. Например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.06.2013 № 2050/13 по спору, связанному с регистрацией товарного знака «Ласточка-певунья», было указано: «Товарные знаки общества „Рот Фронт“ в отношении кондитерской продукции обладают существенной различительной способностью, ими маркированы одни из наиболее популярных конфет в России. На усиление различительной способности влияет наличие у общества „Рот Фронт“ группы товарных знаков с указанными словесным и изобразительным элементами, а также длительность использования этих знаков на товарном рынке России. Таким образом, заявка предприятия „РОШЕН“ на регистрацию на свое имя упомянутого комбинированного обозначения в отношении однородных товаров направлена на неправомерное получение коммерческих выгод и преимуществ за счет известной продукции общества „Рот Фронт“».

Мы полагаем, что если правообладатели советских товарных знаков несут бремя содержания собственности, обеспечивают стабильное качество продукции, они в том числе имеют право и на использование мощной различительной способности знаков, которая была сформирована как в советское, так и в настоящее время.

Вклад правообладателей является значительным, без их деятельности и без регистрации ими советских товарных знаков вряд ли эти знаки сейчас бы имели сопоставимую различительную способность и такое доверие в глазах потребителей.

5. Введение права преждепользования приведет к узакониванию паразитарной конкуренции.

А.П. Сергеев в качестве одного из преимуществ введения права преждепользования советскими товарными знаками указывает на восстановление нормальной конкурентной среды.

Однако существование исключительных прав на товарные знаки как раз и является гарантией конкуренции. Так, ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) рассматривает в качестве отдельной формы недобросовестной конкуренции введение в оборот товара с использованием чужого товарного знака, совершение действий по введению в заблуждение относительно качества товара.

Исходя из указанного выше в случае введения права преждепользования советскими товарными знаками, по сути, будет иметь место так называемая паразитарная конкуренция, санкционированная законом.

В решении Суда по интеллектуальным правам от 21.03.2014 по делу № СИП-363/2013 (дело «ВАШЕРОН») термин «паразитарная конкуренция» определен следующим образом: «…использование коммерческой ценности средств индивидуализации другого хозяйствующего субъекта и его деловой репутации в целях привлечения спроса к вводимым в оборот товарам и (или) оказываемым услугам».

Получается, что в случае принятия Законопроектов лицензиаты, получившие принудительную лицензию на советские товарные знаки, будут использовать коммерческую ценность советских товарных знаков правообладателей (как указывалось, значительная часть этой ценности создана правообладателями) и их деловой репутации.

6. В действующем законодательстве уже имеется механизм решения проблемы использования советских товарных знаков.

Лицам, которые считают, что их право использования известных советских брендов нарушено закреплением исключительного права на эти бренды за одним лицом, предоставлена возможность обращения в Федеральную службу по интеллектуальной собственности с заявлением о признании спорного товарного знака общеупотребимым ввиду его интенсивного использования множеством лиц.

Согласно подп. 6 п. 1 ст. 1514 ГК РФ правовая охрана товарного знака прекращается на основании принятого по заявлению заинтересованного лица решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в случае его превращения в обозначение, вошедшее во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида.

Судами были признаны общеупотребимыми такие известные советские обозначения, как «Жигулевское» и «Семейная» (10), но имели место и случаи, когда суды не согласились, что обозначения перешли во всеобщее употребление, например дела по товарным знакам «Буратино», «Гусиные лапки» (11) и PHENAZEPAMUM (12). Однако и так и другая позиция подтверждает, что в законодательстве есть механизм решения проблемы советских знаков.

Если акт регистрации товарного знака содержит в себе признаки злоупотребления правом или недобросовестной конкуренции, то предоставление правовой охраны такому товарному знаку может быть оспорено в соответствии с подп. 6 п. 2 ст. 1512 ГК РФ. Так, была оспорена регистрация заводом «Карат» товарных знаков «Дружба» и «Янтарь» в связи с тем, что действия ЗАО «Карат» по их регистрации и дальнейшему использованию являлись актами  недобросовестной конкуренции. Суд кассационной инстанции при обосновании решения указал в том числе, что поскольку документация на эти сыры была разработана в 1966 г. и что большинство советских предприятий производили плавленые сыры на ее основании, то правообладатель немотивированно отказал в выдаче лицензии на товарные знаки предприятию, выпускавшему до даты приоритета аналогичную продукцию с таким же наименованием (ОАО «Кропоткинский молочный комбинат») (13).

Схожий судебный акт был вынесен в отношении товарного знака «ЛЕТНИЙ», используемого при производстве кофейных напитков (14)

Мы полагаем, что данные решения являются достаточно спорными, но вместе с тем их наличие указывает на реально действующие механизмы по решению проблем, связанных с советскими товарными знаками.

Кроме того, п. 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции предусматривает возможность признавать недобросовестной конкуренцией действия не только по регистрации, но и по использованию соответствующих товарных знаков.

А.П. Сергеев анализирует приведенные выше механизмы решения проблемы советских товарных знаков и отмечает, что данный путь является длительным и трудозатратным. Мы с этим согласны, в данном случае каждый спор касается значимых интересов широкого круга лиц, а также товарного знака, обладающего высокой стоимостью, и поэтому тщательное Рассмотрение и детальный учет всех обстоятельств каждой конкретной ситуации не только неизбежны, но и необходимы. Лишение какого-либо лица его интеллектуальной собственности не должно быть легким в принципе, поскольку неприкосновенность собственности — это одна из основ стабильности и развития гражданского оборота. Лишение и ограничение интеллектуальной собственности допустимо в исключительных случаях при наличии эффективного судебного контроля и не может быть быстрым и нетрудозатратным.

В связи с тем, что современное законодательство содержит механизмы защиты прав иных лиц в отношении использования советских товарных знаков применительно к каждому конкретному случаю, нет смысла создавать новый механизм, который, в отличие действующего, не дает возможности учитывать каждую конкретную ситуацию, а значительно ограничивает правовую охрану всех советских товарныхзнаков.

7. Попытка введения права преждепользования в отношении советских товарных знаков ранее уже была признана неудачной самим законодателем, а соответствующая норма исключена из закона.

При принятии Федерального закона от 18.12.2006 № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» в него была включена норма, схожая по содержанию с Законопроектами (абз. 2 ст. 13) и устанавливающая возможность выдачи принудительной лицензии на советские товарные знаки лицам, производившим соответствующие товары в советское время.

Однако уже через 7 месяцев после принятия она была исключена Федеральным законом от 24.07.2007 № 202-ФЗ. Отменяя ее, законодатель тем самым обозначил, что более не видит правовой и экономической обоснованности в допустимости использования советских товарных знаков какими-либо иными лицами, кроме законных правообладателей, даже если эти лица в советские времена производили продукцию под обозначениями, тождественными данным товарным знакам.

8. Введение права преждепользования советскими товарными знаками приведет к нарушению интересов потребителей, так как правообладатели не смогут контролировать качество продукции и ее пищевую безопасность.

А.П. Сергеев, приводя аргументы против решения проблемы советских товарных знаков путем их признания вошедшими во всеобщее употребление, ссылается на то, что это «неизбежно приведет к снижению качества соответствующих товаров и нарушения прав потребителей» (15).

По нашему мнению, к этому результату также приведет введение права преждепользования советскими товарными знаками.

Правообладателями советских товарных знаков являются крупнейшие компании, обладающие большими финансовыми, производственными, человеческими ресурсами в части обеспечения высочайших стандартов качества производимых товаров. На этих и подобных им предприятиях разрабатывались и использовались стандарты качества сырья и продукции, стандарты и гигиенические требования к ее безопасности. Продукция, произведенная на таких предприятиях или под их контролем, является продукцией высочайшего качества.

Принятие какого-либо из Законопроектов приведет к появлению на рынке продукции, произведенной под теми же товарными знаками, но неограниченным кругом лиц, большинство из которых в силу объективных причин (отсутствие необходимой производственной базы, позволяющей обеспечить безопасность процесса, невозможности использования качественного и дорого сырья и пр.) неспособны производить продукцию, сопоставимую по своим характеристикам с продукцией существующих правообладателей, в частности крупных кондитерских концернов.

На нарушение прав потребителей в случае введения права преждепользования на советские товарные знаки прямо указал Конституционный Суд РФ в Определении от 20.12.2001 № 287-О, принятом в связи с оспариванием регистрации товарного знака «Гусиные лапки» на имя ОАО «Рот-Фронт»: «Следовательно, отмена исключительных прав на зарегистрированные товарные знаки, в том числе на товарные знаки, представляющие собой широко применявшиеся ранее в коммерческом обороте наименования, привела бы к свободному использованию — в смысле ст.4 Закона [РФ от 23.09.1992 № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»] — товарного знака любым хозяйствующим субъектом, без принятия им на себя соответствующих обязательств в отношении качества продукции. Это не только нарушило бы охраняемые в соответствии со ст. 44 (ч. 1) Конституции Российской Федерации права владельца интеллектуальной собственности, но и повлекло бы за собой существенное ущемление прав потребителей такой продукции».

9. Отсутствует необходимость в кардинальных мерах для решения проблемы советских товарных знаков.

Как мы попытались показать, идея о введении права преждепользования советскими товарными знаками хотя и решает проблему советских товарных знаков, но, с нашей точки зрения, делает это односторонне, исключительно в интересах некоторых предприятий, производивших продукцию под советскими товарными знаками в советское время. Реализация данной идеи приведет к безосновательному ограничению задним числом прав добросовестных правообладателей и их лицензиатов, а также к нарушению интересов широкого круга потребителей.

В статье А.П. Сергеева также анализируются иные возможные кардинальные способы решения данной проблемы — национализация советских товарных знаков и их перевод в режим коллективных. Однако автор приходит к выводу, что с практической точки зрения эти варианты едва ли могут быть реализованы.

При этом важно отметить, что запрет выпуска продукции под советскими товарными знаками не влечет банкротства производителей, они могут продвигать продукцию под собственными товарными знаками (и успешно делают это) и продуктивно конкурировать с правообладателями советских товарных знаков.

Без сомнения, законодатель должен охранять интересы как правообладателей, так и иных лиц. Однако при этом он должен руководствоваться не столько экономическими соображениями или факторами, связанными с противоборством различных коммерческих интересов, сколько основными принципами и началами гражданского законодательства. Предлагаемые Законопроекты расходятся с этими целями.

Менять правила игры задним числом и отказываться от института исключительных прав правообладателей товарных знаков нельзя, так как это разрушит сам институт интеллектуальной собственности и оставит правообладателям лишь формальный титул собственности.

Подобного рода законодательные инициативы могут иметь далеко идущие последствия, в частности создать негативные впечатления о российской правовой системе в целом как о системе непредсказуемой и неспособной обеспечить инвесторам хотя бы несколько десятков лет стабильной работы. Россия перенесла глобальные изменения 20 лет назад, и в настоящее время одной из целей политики, экономики и реформы гражданского законодательства является стабильность оборота. Полагаем, что с учетом этой глобальной цели следует подходить и к оценке законопроектов о введении права преждепользования советскими товарными знаками.

________________________________________________

(1) См., напр.: Джермакян В.Ю. Товарные знаки и право преждепользования // Патентный поверенный. 2007. № 4; Право интеллектуальной собственности: актуальные проблемы / под общ. ред. Е.А. Моргуновой. М., 2014 (глава 3, автор главы — Б.А. Шахназаров); «Кто смел, тот и съел!» // Совет по кодификации не одобрил принудительное лицензирование «советских брендов». URL: http://zakon.ru/Discussions/kto_smel_tot_i_sel__sovet_po_kodifikacii_ne_odobril_prinuditelnoe_licenzirovanie_sovetskix_brendov/11998 (дата обращения: 06.08.2014).

(2) Сергеев А.П. Битва за советские товарные знаки продолжается. Есть ли выход? // Закон. 2013. № 6. С. 95–103.

(3) Зиброва А., Чернышев А. Национализация на сладкое. Конфетные бренды могут стать общими. URL: http://kommersant.ru/doc/2393136 (дата обращения: 06.08.2014); Климентьева Л. Шувалова просят сделать советские конфетные бренды общедоступными. URL: http://vedomosti.ru/companies/news/21882551/shuvalova-prosyat-sdelat-sovetskiekonfetnyebrendy (дата обращения: 06.08.2014).

(4) См.: Постановления КС РФ от 06.06.2000 № 9-П,от 13.12.2001 № 16-П.

(5) См., напр.: Определение ВС РФ от 31.05.2013 № 20-КГ13-9, Постановления Президиума ВАС РФ от 27.03.2012 № 14749/11 по делу № А57-15708/2010, КС РФ от 23.12.2013 № 29-П.

(6) Stoll P.-T., Busche J., Arend K. WTO: Trade-related Aspects of Intellectual Property Rights. BRILL, 2009. P. 349. Аналогичные мысли высказываются и в другом комментарии: Cottier T., Veron P. Concise International and European IP Law: TRIPS, Paris Convention, European Enforcement and Transfer of Technology. Alphen aan den Rijn, 2011. P. 61.

(7) Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.09.2013 № С01-53/2013 по делу № А40-97955/2012.

(8) См.: Россияне отдают предпочтение «советским» торговым маркам известных производителей. URL: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114806 (дата обращения:06.08.2014).

(9) Постановление ФАС Московского округа от 05.10.2009 № КГ-А40/9909-09 по делу № А40-72616/08-27-724.

(10) См.: постановления ФАС Московского округа от 29.10.2003 № КА-А40/8399-03 и от 02.08.2005 № КА-А40/7142-05.

(11) См.: постановления ФАС Московского округа от 20.03.2007 № КА-А40/1292-07 по делу № А40-53814/06-93-395 и от 03.09.2003 № КГ-А40/5463-03.

(12) См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 06.07.2004 № 2606/04 по делу № А40-10111/03-17-151.

(13) См.: постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 03.10.2006 № Ф08-4655/2006 по делу № А32-4248/2006-48/158. Определением ВАС РФ от 17.01.2007 № 16720/06 по делу № А32-4248/2006-48/158 было отказано в передаче для пересмотра в порядке надзора судебных актов по данному делу, в котором оспаривалось решение антимонопольного органа.

14 См.: постановление ФАС Московского округа от 15.10.2012 по делу № А40-10944/12-119-111.

15 Сергеев А.П. Указ. соч.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.