Злоупотребление правом

08.09.2014

Журнал "Закон", №8

В июле в ряде российских СМИ появилась информация о том, что Правительство РФ поддержало законопроект, инициированный весной 2014 г. членами Совета Федерации и предусматривающий, по некоторым сведениям, открытый перечень способов запрещенного уголовным законом уклонения от уплаты налогов. Понятие одного из них — злоупотребления правом в налоговой сфере — раскрывается уже в другом законопроекте, внесенном на рассмотрение Госдумы депутатом А.М. Макаровым. Несмотря на то, что сам поддержанный Правительством законопроект еще не опубликован, он уже стал объектом пристального внимания со стороны бизнес-сообщества и юристов, поскольку способен вывести на принципиально новый уровень риски в вопросах налоговой оптимизации. А как Вы оцениваете данную инициативу?

Евгений Тимофеев - партнер, руководитель налоговой практики по России и СНГ юридической фирмы Goltsblat BLP
— Идея уголовной ответственности за злоупотребление правом в принципе абсурдна. Само понятие «злоупотребление правом» предполагает, что право как таковое у соответствующего лица было, хотя и использовалось не по назначению (т.е. что собственно норма права не была нарушена). Установление же ответственности за поведение, не являющееся противоправным (нарушающим нормы права), противоречит базовым правовым принципам.

С другой стороны, проект предлагает определить «злоупотребление правом» как «целенаправленные неправомерные действия налогоплательщика» — иначе говоря, все же как действия, нарушающие закон. Получается противоречие в понятиях. Кроме того, злоупотребить гражданскими правами в налоговой сфере, как то предполагает проект, в принципе невозможно—это непересекающиеся плоскости.

Причина этой неразберихи кроется в отсутствии разработанного доктринального понятия «налоговое мошенничество», о криминализации которого и должна идти речь. Под ним нужно понимать такие действия налогоплательщика, которые создают видимость наличия оснований для получения налоговой выгоды (это понятие пока тоже отсутствует в законе) при их фактическом отсутствии. Другими словами, это ситуация, когда ради получения налоговых благ заявляется операция, которой в действительности не было, заявляется контрагент, который существует лишь на бумаге, но не в экономической жизни, и т.д.

Подобные действия, разумеется, должны караться в уголовно-правовом порядке. По практике применения ст. 199 УК РФ они фактически так и наказываются, так что внесение поправок имеет смысл лишь в том отношении, чтобы налогоплательщики точно знали, что несоответствие требованиям закона по существу влечет ответственность безотносительно того, как ситуация выглядит формально. Главное при этом — не запутать всех, включая судей, некорректными формулировками. Пока, увы, все к этому и идет.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.