Осведомленность кредитора об ограничениях директор заемщика не является злоупотреблением правом

11.08.2014

Арбитражная практика №8, август 2014

Юристам удалось убедить ВАС РФ в том, что наличие одного лишь факта злоупотребления полномочиями руководителем должника недостаточно для возложения бремени негативных последствий на кредитора. Признание договора займа ничтожным не является основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании денежных средств, иное означало бы неосновательное обогащение должника (постановление Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 по делу № А45-18654/2012).

Фабула дела

В 2008 году между компанией (займодавцем) и обществом (заемщиком) был заключен договор займа, по условиям которого займодавец обязался предоставить заемщику беспроцентный заем в размере 100 млн руб. сроком на 1 год с момента поступления суммы займа на расчетный счет заемщика, а заемщик — возвратить указанную сумму в определенный договором срок. За день до наступления срока возврата займа стороны подписали дополнительное соглашение, которым продлили срок возврата займа еще на 1 год, а также установили график погашения задолженности и предусмотрели дифференцированное начисление процентов на сумму займа. Через некоторое время в составе акционеров заемщика произошли существенные изменения, при этом новые акционеры посчитали нецелесообразным возвращение займа.

Поскольку в установленный срок заемщик не возвратил денежные средства на условиях, предусмотренных договором займа и дополнительным соглашением, компания обратилась в арбитражный суд с иском.

Заемщик предъявил встречный иск о признании дополнительного соглашения недействительной сделкой. В обоснование иска общество указало, в том числе, на то, что при заключении дополнительного соглашения было допущено злоупотребление правом со стороны экс-руководителя общества, поскольку на момент подписания этого соглашения общество заключило с экс-руководителем общества, действовавшим одновременно как индивидуальный предприниматель, соглашение о переводе долга по договору займа с общества на последнего. По мнению заемщика, дополнительное соглашение было заключено с нарушением порядка совершения крупных сделок (отсутствует решение правления общества о его одобрении, что влечет недействительность сделки по правилам ст. 174 ГК РФ), а также с нарушением порядка заключения сделок с заинтересованностью. По уставу общества у руководителя были ограничения на совершение сделок, предметом которых является движимое имущество, имущественные и иные права, стоимостью от 2 до 25% балансовой стоимости активов ответчика. Также заемщик ссылался на то, что дополнительное соглашение было совершено под влиянием обмана вследствие злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной сделки, что в соответствии со ст. 179 ГК РФ влечет недействительность сделки.

Кроме того, в судебном заседании должник утверждал, что кредитор не мог не знать об ограничениях руководителя должника на заключение спорной сделки, поскольку кредитору были представлены учредительные документы должника. В процессе рассмотрения спора обе стороны заявили об истечении сроков исковой давности как по первоначальному, так и по встречному искам.

При первоначальном рассмотрении дела суд первой инстанции в основном иске отказал, встречный удовлетворил. Апелляционная инстанция отменила судебный акт, удовлетворила первоначальный иск, во встречном иске отказала. Эти судебные акты отменил суд кассационной инстанции, и уже при новом рассмотрении дела все три судебные инстанции отказали в удовлетворении первоначального иска и удовлетворили встречный иск. В итоге кредитор был вынужден искать справедливость в Высшем арбитражном суде РФ.

Неознакомление с учредительными документами контрагента суды признали злоупотреблением правом

В определении о передаче дела на рассмотрение Президиума ВАС РФ коллегия судей указала, что нижестоящие суды не учли того обстоятельства, что встречный иск был заявлен, в том числе, по основанию, предусмотренному ст. 174 ГК РФ. Пункт 1 этой статьи предусматривает возможность признания сделки недействительной, если она совершена лицом, полномочия которого ограничены договором или органом юридического лица.

ЦИТАТА: «Если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений,сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях» (п. 1 ст. 174 ГК РФ).

Встречный иск как раз был обоснован тем, что полномочия единоличного исполнительного органа общества на совершение спорной сделки были ограничены уставом и директор вышел за пределы этих полномочий. Коллегия судей указала, что при заключении дополнительного соглашения общество не принимало на себя нового обязательства по возврату уже полученных денежных средств по договору займа, действительность которого никто из сторон не оспаривал.

«Финансовая компания обратилась к нам уже после получения судебных актов судов всех трех инстанций. Изучив материалы дела и судебную практику, мы рекомендовали клиенту обратиться в Высший арбитражный суд РФ с заявлением о пересмотре этих судебных актов», — рассказывает руководитель проектной команды Рустам Курмаев.

При повторном рассмотрении дела суды установили, что займодавец не подписывал соглашение о переводе долга, а значит, и перевод долга не состоялся. Однако суды признали, что и дополнительное соглашение, и сам договор займа являются ничтожными сделками, поскольку президент заемщика при заключении этих сделок вышел за пределы полномочий, установленных уставом общества.

«Наши оппоненты заявили в суде о том, что у нас были учредительные и бухгалтерские документы заемщика, а значит, с учетом должной степени заботливости и осмотрительности, мы должны были знать об ограничениях руководителя должника.

В данном случае это действительно могло оказаться классическим примером применения ст. 174 ГК РФ, устанавливающей возможность признания сделки недействительной в ситуации, когда единоличный исполнительный орган выходит за пределы своих полномочий. Почему нижестоящие суды не применили эту статью? На мой взгляд, судам очень «хотелось» применить ст.ст. 10 и 168 ГК РФ, позволявшие заемщику уложиться в 3 годичный срок исковой давности. Применение ст. 174 ГК РФ не позволяло ответчику защитить свои права – на момент предъявления встречного иска истек годичный срок исковой давности. Причины столь странного поведения, вероятно, находятся за рамками правового поля», — отмечает представитель компании Рустам Курмаев.

В итоге суды всех трех инстанций признали наличие злоупотребления правом как со стороны общества, поскольку исполнительный орган общества скрыл от общества заключение договора займа и дополнительного соглашения, так и со стороны финансовой компании. Злоупотребление кредитора выразилось, по мнению судов, в том, что компания имела возможность ознакомиться с учредительными и бухгалтерскими документами общества и определить, в каком порядке подлежала заключению оспариваемая сделка.

Когда заемщик предъявлял встречный иск, он обосновал его, в том числе, тем, что полномочия единоличного исполнительного органа общества на совершение оспариваемой сделки были ограничены уставом по сравнению с тем, как они определены в законе, и при ее совершении названный орган вышел за пределы этих ограничений.

«В нижестоящих судах наш клиент заявлял о пропуске срока исковой давности по встречному иску. Ведь с учетом п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 № 9 «О некоторых вопросах применения ст. 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок», при признании сделки недействительной по основаниям, предусмотренным в ст. 174 ГК РФ, такие сделки являются оспоримыми. Соответствующий иск может быть предъявлен в течение года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Будучи оспоримыми, сделки по ст. 174 ГК РФ могут быть признаны судом недействительными не всегда, а лишь при наличии определенных обстоятельств. Однако суды отклонили это ходатайство и признали дополнительное соглашение недействительным по другим основаниям — ст.ст. 10 и 168 ГК РФ. Очевидно, что иначе во встречном иске заемщику суды должны были бы просто отказать», — продолжает один из представителей финансовой компании Дмитрий Клеточкин.

«Кстати, относительно срока исковой давности в судебных актах встретился еще один интересный вывод. Отклоняя доводы нашего клиента о пропуске срока исковой давности по требованию о признании дополнительного соглашения недействительным, суды указали, что поскольку исполнение дополнительного соглашения не начиналось, то исковая давность по требованию о признании его недействительным в силу ничтожности истечь не могла. Такая позиция нам показалась очень странной, ведь на практике часто встречаются ситуации, когда исполнение не начинается сразу после подписания договора – тот же самый договор поручительства, по которому испол- нение может так и не начаться. Если бы Высший арбитражный суд РФ согласился с подобной логикой, это означало бы, что недобросовестные лица могут в любой момент прийти в суд и оспаривать договоры поручительства по тому основанию, что их исполнение не началось. Об этом мы упомянули и в выступлении на заседании Президиума ВАС РФ», — рассуждает Рустам Курмаев.

Для факта злоупотребления правом нужно доказать осведомленность или наличие сговора

Отказывая в удовлетворении первоначального иска, суды указали, что нет оснований для взыскания задолженности в силу ничтожности договора займа по тем же основаниям, что и дополнительного соглашения к нему. Заемщик не заявлял требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки, поэтому суды их применять не стали.

«Здесь мы увидели еще одно нарушение в части единообразия применения норм материального права — суды самоустранились от разрешения судьбы денежных средств, которые были перечислены ответчику. Более того, суды не применилипоследствия недействительности сделки и не указали, почему наш клиент утратил право требовать возврата денежных средств, как минимум — ранее перечисленной суммы займа», — делится представитель финансовой компании Дмитрий Клеточкин.

Что касается норм о злоупотреблении правом, то Президиум в постановлении указал, что суды неверно применили ст. 10 ГК РФ.

ЦИТАТА: «Не допускается осуществление действий граждан и юридических лиц исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах»  (ст. 10 ГК РФ).

Если сторона не соблюдает эти требования, то суд может отказать в защите принадлежащего ей права. Однако для квалификации договора займа и дополнительного соглашения как ничтожных сделок недостаточно констатации факта недобросовестных действий одной стороны в сделке. Суды должны были установить наличие либо сговора между руководством заемщика и кредитора, либо осведомленность кредитора о подобных действиях руководства общества. Такие обстоятельства судами установлены не были.

«Изначально, стороны договорились о предоставлении беспроцентного займа. Очевидно, что получение беспроцентного займа на достаточно длительный срок не может причинять ущерб интересам должника, напротив, для должника это возможность пользоваться денежными средствами. При таких обстоятельствах сложно утверждать, что директор злоупотребил своими полномочиями и действовал во вред обществу.

Условие о процентах появилось в дополнительном соглашении только спустя год, и оно было неким стимулом для должника вернуть сумму займа. Само дополнительное соглашение заключалось между сторонами, поскольку кредитор предполагал возможность риска невозврата займа», — поясняет второй представитель компании-истца, адвокат Рустам Курмаев.

Президиум ВАС РФ указал, что нарушение единоличным исполнительным органом общества порядка заключения крупных сделок или сделок с заинтересованностью само по себе не свидетельствует ни о злоупотреблении правом со стороны компании, ни о наличии предусмотренных законом оснований для признания сделки ничтожной на момент ее заключения.

«По сути, суды в нашем деле установили факт злоупотребления правом со стороны единоличного исполнительного органа заемщика, но почему-то бремя негативных последствий было возложено на нашего клиента. Причем требование о возврате основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами общество не оспаривало. Поэтому, даже независимо от признания дополнительного соглашения недействительным, суды должны были разобраться в этом вопросе», — утверждает старший юрист юрфимы Goltsblat BLP Дмитрий Клеточкин.

Неожиданные факты могут сыграть ключевую роль при разрешении спора

«Примечательно, что в ходе выступления на заседании Высшего арбитражного суда РФ представитель должника неоднократно утверждала о недобросовестности истца по делу, однако «гвоздем программы» стала предоставленная нами информация о том, что должник в рамках самостоятельного процесса в суде общей юрисдикции смог защитить свои права, взыскав со своего прежнего руководителя ранее перечисленные ему денежные средства.

О данном обстоятельстве мы узнали буквально за несколько дней до назначенного заседания в ВАС РФ, поскольку мы в этом споре не участвовали и сведения о данном процессе выявили совершенно случайно», — продолжает представитель истца Рустам Курмаев.

Таким образом, получалось, что ответчик фактически дважды обогатился — не вернул сумму займа кредитору, и взыскал аналогичную сумму со своего бывшего руководителя.

«Мне очень понравился доклад судьи Харчиковой. Она великолепно разобралась в деле, определила реперные точки, и по всем этим точкам прошлась. Я бы даже сказал, что мне после ее выступления и делать ничего не нужно было. Ну и конечно, не хочу критиковать коллег, но это был тот редкий случай, когда представители наших оппонентов подыграли нам в своем выступлении. Выступление было несколько затянуто, и представитель была совершенно не готова к доводу об их успешном споре с экс-руководителем в суде общей юрисдикции», — делится впечатлениями представитель истца, адвокат Рустам Курмаев.

В итоге Президиум ВАС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В настоящий момент ответчик добровольно погасил задолженность перед компанией.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.