ВАС ограничил нормотворчество ФНС, но некому этим воспользоваться

04.07.2014

Сначала разработанную ФНС форму уведомления о контролируемых сделках из более чем ста пунктов налогоплательщики решили оспорить, считая, что ведомство превышает полномочия, выходит за рамки норм НК. Но потом стали один за другим отказываться от участия в процессе, и теперь может получиться так, что бизнес не сможет воспользоваться выгодным для себя постановлением Высшего арбитражного суда, выпущенным в защиту публичного интереса.
 
На прошлой неделе Высший арбитражный суд опубликовал текст своего постановления по "делу пропавших заявителей", которые оспаривали "превышение полномочий" со стороны Федеральной налоговой службы (дело ВАС-10012/2013). Речь шла о новой форме отчетности, которую налоговики разработали после вступления в силу в январе 2012 года поправок в законодательство о трансфертном ценообразовании. Налогоплательщикам предлагалось давать фискалам информацию по более чем ста позициям (подробнее – в материале "Налогоплательщики испугались подарка ВАС"). По мнению заявителей (изначально это были три компании с иностранным участием – ОАО "Автофрамос", ЗАО "Вольво Восток" и ООО "Орифлэйм Косметикс"), ФНС превысила свои полномочия, издав приказ, который устанавливает более широкий перечень предоставляемой информации, нежели тот, что предусмотрен ст. 105.16 НК РФ. Кроме того, налоговики запретили группировать в одном отчете все однородные сделки и потребовали отдельного отчета по каждой из них.
 
В первой инстанции ВАС заявители, которых представляли юристы из фирмы Goltsblat BLP, заявители успеха не имели. Судьи Владимир Тумаркин, Елена Зарубина и Светлана Петрова не нашли в приказе ФНС ничего предосудительного.
 
Затем оппоненты ФНС стали исчезать из процесса. В надзор решило обращаться лишь "Вольво Восток", а к моменту слушаний в президиуме ВАС в феврале этого года отозвала заявление и эта компания. Однако судьи все равно тогда решили рассматривать дело, так как в нем затронут публичный интерес, поскольку нарушаются права неопределенного круга лиц (подробнее в материале "Требуется отважный заявитель"). В результате акт первой инстанции был отменен, а дело направлено на новое рассмотрение.
 
Президиум указал, что ст. 105.16 НК РФ устанавливает порядок уведомления налогоплательщиками налоговых органов о совершении контролируемых сделок и определяет сведения, которые должны содержаться в таких уведомлениях. Следующая статья Кодекса – 105.17 – говорит о том, что руководители инспекций ФНС и из заместители на основании полученной информации могут назначить проверку и запросить дополнительные данные. Таким образом, сделал заключение надзор, изучение контролируемой сделки – это многоэтапный процесс налогового контроля, в то время как уведомление – лишь информирование. Оно, подчеркнул в своем постановлении президиум, не должно подменять все последующие этапы контроля, а поэтому суд первой инстанции сделал неправильный вывод о том, что ФНС вправе была установить в спорной форме набор сведений, позволяющий провести его на основании имеющейся в уведомлении информации, без дополнительных мероприятий. Президиум пришел к выводу, что перечень сведений в уведомлении должен точно соответствовать п. 3 ст. 105.16 НК РФ, быть исчерпывающим и связывающим ФНС.
 
Но судьи ВАС назвали ошибочным и довод заявления, что цель уведомления о контролируемых сделках сводится исключительно к информированию о факте их совершения в обобщенном виде без конкретизации предмета. "Суть декларирования, к которому относится и предоставление [такого] уведомления, заключается в предоставлении информации, достаточной для первичного анализа и принятия мотивированного решения по вопросу о необходимости углубленного контроля", – указал президиум. А потому при утверждении формы уведомления налоговая вправе установить набор сведений, характеризующих предметы контролируемых сделок (существенные условия, характеризующие предоставляемое по сделке исполнение и влияющие на ценообразование), чтобы эта информация позволяла оценить и принять мотивированное решение по вопросу о необходимости проведения проверки.
 
Будет ли дело рассмотрено вновь в первой инстанции, не ясно. Каждый из трех изначальных заявителей должен будет принять решение – продолжать ли оспаривать форму уведомления или нет. А суд будет вправе принять отказ со стороны первоначальных заявителей и, при отсутствии новых, прекратить производство по делу. И, по словам старшего юриста налоговой практики Goltsblat BLP Александра Ерасова, который вел дело на первом круге рассмотрения, пока перспектива процесса весьма сомнительна "с учетом невысокой активности потенциальных заявителей". Если же он все-таки состоится, то, по его словам, ключевым его моментом будет состав пунктов и полей формы, характеризующих предметы сделок.
 
Тем не менее, по мнению Ерасова, постановление ВАС – это важный шаг, направленный на защиту бизнеса от необходимости предоставлять любую информацию по усмотрению ФНС. Наиболее важным результатом процесса юрист называет ограничение того, что может содержать в себе форма уведомления. Эта позиция, уверен Ерасов, будет применима к любым другим случаям, когда налоговикам будет поручено утверждать какие-либо формы на основе перечней информации, предусмотренных законом. Очередного такого случая, по мнению юриста, ждать недолго – очень похожий механизм заложен в проект закона о поправках, связанных с контролируемыми иностранными организациями.
 
Юрист коллегии адвокатов "Юков и партнеры" Дмитрий Анищенко называет "дело пропавших заявителей" знаменательным – президиум ВАС отказался удовлетворять отказ от заявления, поскольку защите подлежали в первую очередь интересы неопределенного круга лиц и публичный правопорядок. В целом же позиция надзора кажется Анищенко верной, поскольку налицо противоречие приказа ФНС Налоговому кодексу. Актом налоговой службы этот перечень был необоснованно расширен, уверен юрист.
 
А вот юрист "Некторов, Савельев и партнеры" Михаил Халецкий называет принятое президиумом решение "половинчатым". С одной стороны, по его словам, есть позитивный момент: надзор сделал вывод, что ФНС не вправе включать в форму уведомления произвольные сведения – между номенклатурой формы и перечнем данных, которые поименованы в п. 3 ст. 105.16 НК, должна прослеживаться очевидная связь. С другой – оставшийся открытым вопрос о том, каким должно быть уведомление о предмете сделок, создает неопределенность – какие именно условия к нему относятся. Например, говорит Халецкий, относится ли к предмету контролируемой операции информация о месте ее совершения или адресе доставки товара. "Представляется, – рассуждает Халецкий, – что это зависит от условий каждой конкретной сделки – в некоторых сделках такое условие может быть существенным и влиять на цену, в некоторых – нет". При этом, думает он, вряд ли можно сформулировать общее правило, которое охватывало бы все сделки или хотя бы какой-либо их вид, и на основании этого определить общие требования к форме уведомления.
 
Халецкий думает, что окончательное решение по этому делу будет принято новым Верховным судом. И надеется, что подход Высшего арбитражного суда будет кому отстоять. "Возможно, кто-либо из попавших в него судей из пятого "налогового" состава ВАС примет участие в окончательном разрешении дела и идеи, заложенные в постановлении Президиума ВАС, найдут адекватное воплощение в итоговом решении", – сказал он.

Автор статьи: Наталья Шиняева

Источник: http://pravo.ru/review/view/106931/

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.