Кассация поверила в моральный вред, нанесенный юрлицу бездействием приставов

30.01.2014

ФАС Московского округа отменил акты нижестоящих инстанций и присудил компенсацию морального вреда компании, которая с января 2010 года не могла получить просуженные 1,9 млн руб. Обосновывая свое постановление, коллегия судей кассации сослалась на практику Европейского суда по правам человека, признающую основанием для возмещения ущерба не факт физических страданий, а "длительную правовую неопределенность”. Впрочем, сама компенсация невелика: истец хотел чуть больше трети от суммы задолженности, а получит только 70 000 руб.
 
В декабре 2009 года компания “Роквул-Север”, российская "дочка" датского производителя стройматериалов Roсkwool, получила в Арбитражном суде города Москвы исполнительный лист на взыскание 1,9 млн руб. с контрагента – торгового дома "Российская горная компания". В январе 2010 года приставы возбудили исполнительное производство, но потом исполнительный лист сгорел во время пожара в здании ФССП, а дубликат компания получила только в апреле 2012 года.
 
На этот раз документ остался цел, но приставы так ничего и не сделали. Подавая иск в АСГМ в октябре 2012 года, “Роквул-Север” указала, что "законных, полных и достаточных мер к выполнению исполнительных действий" не предпринималось. "Взыскатель не извещался о мерах, направленных на исполнение судебного акта, результате и причинах невозможности исполнения судебного акта в установленный срок", — говорится в материалах дела.
 
За это компания потребовала от Российской Федерации в лице Минфина и ФССП 700 000 руб. по ст.151 ГК РФ (компенсация морального вреда), ссылаясь на то, что ущерб причинен длительным бездействием приставов. Но Андрей Архипов в ноябре 2012 года производство прекратил, решив, что “Роквул-Север” “избрал ненадлежащий способ защиты права”: 151-я статья не применима. При этом судья указал, что истец — юридическое лицо — вправе обратиться к другому способу судебной защиты, например, закону “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок”. Определение первой инстанции устояло в апелляции, но кассация вернула дело на пересмотр.
 
На втором круге, в июле 2013 года, АСГМ отказал “Роквул-Северу” в иске. По мнению Архипова, ст.151 ГК в этом случае неприменима. Он отметил, что юридические лица могут претендовать на компенсацию морального вреда, если о них распространены сведения, порочащие деловую репутацию (п.5 постановления Пленума ВС РФ №10 от 20 декабря 1994 года), а "дочке" Roсkwool подобный вред причинен не был. Судья также посчитал, что не доказана связь убытков и бездействия приставов, ведь истец не предоставил “доказательств нарушения личных неимущественных прав действиями должностных лиц государственных органов" и "обоснования соразмерности заявленной суммы" бездействию ответчиков. Изменил Архипов и свое мнение о возможности использовать закон о волоките, ведь “Роквул-Север” взыскивала деньги с частной компании, не с государства. За такой компенсацией могут обратиться только “лица, право которых нарушено неисполнением акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетной системы Российской Федерации”, отметил судья.
 
Апелляция снова оставила решение в силе, а вот Федеральный арбитражный суд Московского округа сломал практику. Судьи Людмила Завирюха, Дмитрий Плюшков, Ирина Чалбышева учли постановление Конституционного суда от 5 февраля 2007 года № 2-П. В нем говорится, что практика Европейского суда по правам человека и Конвенция о защите основных прав и свобод включаются в российскую правовую систему “в той части, какой ими <…> дается толкование содержания закрепленных в конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие”. А затем сослались на доводы конкретного решения ЕСПЧ – от 6 апреля 2000 года по делу “Comingersoll S.A. vs Portugal".
 
В этом документе говорилось, что процесс компании-заявителя превысил разумные сроки, что должно был причинить ей, ее директорам и акционерам "значительное неудобство и длительную неясность". А потому, по мнению страсбургских судей, "логично предположить, что [Comingersoll] находилась в состоянии неопределенности, что оправдывает присуждение компенсации”. Этот вывод судьи ФАС МО использовали для того, чтобы отменить решение и постановление нижестоящих судов. Они не учли, что практика ЕСПЧ “при определении вопроса о компенсации юридическому лицу нарушенного нематериального блага исходит не из факта физических и нравственных страданий юридического лица, а из факта длительной неопределенности”, написала коллегия и взыскала компенсацию. Правда, десятикратно меньшую, 70 000 руб., и при этом снижение никак не объяснила.
 
“Раньше считалось, что юридическое лицо физических или нравственных страданий нести не может,  — комментирует Михаил Самойлов из адвокатского бюро “Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры", представлявший в суде “Роквул-Север”. — Но такой подход ЕСПЧ считает устаревшим, отмечая, что юридическое лицо не может находиться длительное время в состоянии правовой неопределенности — в данном случае в результате неисполнения судебного акта. Он также напомнил о постановлении ЕСПЧ от 23 июля 2009 года по делу "Сутяжник" (Sutyazhnik) против Российской Федерации", где говорится, что является допустимым присуждение компенсации морального вреда юридическому лицу в связи с перенесенными им "длительной неопределенностью" и "неудобством"". По словам Самойлова, на этот документ "КИАП" тоже опирался, подавая исковое заявление и отстаивая позицию в суде.
 
Эксперты заметили новаторство. "Необычная позиция по дискуссионному вопросу, — комментирует спор партнер юрфирмы "ЮСТ", адвокат Александр Боломатов. — ФАС МО прямо не ссылается ни на один российский правовой акт, опираясь лишь на трактовку Конвенции о защите прав и свобод, изложенную в решении ЕСПЧ. Интересно посмотреть, что по этому поводу скажет надзорная инстанция". На уровень Пленума Высшего арбитражного суда вопросы компенсации морального вреда, причиненного юридическому лицу, пока не выносились, а буквальное толкование норм ст. 151 ГК не позволяет юрлицу претендовать на компенсацию морального вреда из-за неспособности претерпевать какие-либо нравственные или физические страдания, напомнил Рустам Курмаев, партнер юридической фирмы Goltsblat BLP. Впрочем, президиум иногда на эту тему высказывался. Курмаев отметил, например, постановление от 17 июля 2012 года № 17528/11. Тогда ВАС решил, что подлежит компенсации репутационный вред, причиненный юридическому лицу действиями или бездействием, нарушающими его имущественные права.
 
Если подход московской кассации воспримет судебная система, то это будет иметь положительное значение. "Больше половины судебных актов в России остается без исполнения, зачастую по вине приставов, что умаляет авторитет судебной власти, — рассуждает партнер "Некторов, Савельев и партнеры" Сергей Савельев, — Толкование ФАС МО норм о компенсации морального вреда будет создавать стимулы для приставов работать эффективнее".
 
Сейчас сложно судить, успеет ли дойти до ликвидации ВАС в надзор дело "Роквул-Севера". Но об исполнительном производстве Высший арбитражный суд выскажется скоро. 12 февраля 2014 года президиум обсудит проекты постановлений "О некоторых вопросах применения ФЗ "Об исполнительном производстве" и "О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта". Заявлены и цели — повысить исполнимость судебных актов и систематизировать правовые позиции президиума ВАС по конкретным делам.

Автор статьи: Софья Филина

http://pravo.ru/review/view/101178/

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.