Изменение правового регулирования ценных бумаг: теория и практика

23.11.2013

bankir.ru

Матвей Каплоухий, руководитель группы корпоративной практики, Татьяна Кудачкина, младший юрист корпоративной практики Goltsblat BLP "Экономика и жизнь", «Ваш партнер-консультант» №35 (9501), 05 сентября 2013 года

Изменениям подвергнутся само определение ценных бумаг, их классификация и перечень видов, способы и порядок фиксации прав на ценные бумаги и механизмы защиты прав их владельцев. По мнению практикующих юрис­тов, не все изменения окажутся легко применимыми в жизни.

Федеральный закон от 02.07.2013 № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I час­ти первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон № 142-ФЗ) представляет собой третий пакет изменений, принятых в рамках реформы гражданского законодательства. Закон № 142-ФЗ был официально опубликован 3 июля и вступит в силу 1 октября 2013 г. Большое внимание в нем уделено нормам, посвященным ценным бумагам (глава 7 подраздела 3 раздела I части первой ГК РФ). Стоит отметить, что несмотря на масштаб изменений, многие из них лишь закрепили подходы, уже выработанные судебной практикой. Однако отдельные изменения являются новеллами для российского гражданского законодательства.

Рассмотрим вкратце основные нововведения, которые предусматривает Закон № 142-ФЗ.

Раздельное регулирование документарных и бездокументарных ценных бумаг

То, что документарные и бездокументарные ценные бумаги представляют собой различные гражданско-правовые объекты, не оспаривалось, пожалуй, никем, поэтому в данной части поправок законодатель закрепил то, что подразумевалось всегда: документарные ценные бумаги — это вещи, а бездокументарные — иное имущество.

Закон № 142-ФЗ устанавливает, что документарные ценные бумаги представляют собой документы, соответствующие установленным законом требованиям и удостоверяющие обязательственные и иные права, осуществление или передача которых возможны только при предъявлении таких до­кументов. Такое определение не сильно расходится с определением ценной бумаги, содержащимся в нынешней редакции ГК РФ. Но есть важная деталь — Закон № 142-ФЗ расширяет перечень прав, которые могут удостоверяться ценной бумагой. Действующий ГК РФ предусматривает, что ценная бумага может удостоверять только имущественные права (п. 1 ст. 142 ГК РФ), в то время как Закон № 142-ФЗ говорит о любых правах (презюмируются в том числе корпоративные и неимущественные права). Мало кто обращал внимание, что в этой небольшой детали определение эмиссионной ценной бумаги в Федеральном законе от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее — Закон о рынке ценных бумаг) сейчас противоречит действующему ГК РФ, что вовсе не удивительно — ГК РФ давно утратил свой статус конституции гражданского законодательства. Так, ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг напрямую указывает, что ценная бумага закрепляет имущественные и неимущественные права. Стоит надеяться, что реформа гражданского законодательства вернет все на свои места.

Определенной новеллой, явно заслуживающей положительной оценки, является закрепление Законом № 142-ФЗ последствий нарушения требований к документарной ценной бумаге. Так, документ, в котором отсутствуют обязательные реквизиты документарной ценной бумаги или форма которого не соответствует установленной форме и другим требованиям, не является ценной бумагой, но сохраняет значение письменного доказательства (п. 2 ст. 143.1 ГК РФ в редакции Закона № 142-ФЗ).

Дано в Законе № 142-ФЗ и определение бездокументарной ценной бумаги, в определенной мере схожее с содержащимся в Законе о рынке ценных бумаг определением эмиссионных ценных бумаг. Так, бездокументарными ценными бумагами признаются обязательственные и иные права, которые закреплены в решении о выпуске или ином акте лица, выпустившего ценные бумаги в соответствии с требованиями закона, и осуществление и передача которых возможны только с соблюдением правил учета этих прав.

Перечень ценных бумаг

В соответствии с ГК РФ (п. 2 ст. 142 ГК РФ в редакции Закона № 142-ФЗ) к ценным бумагам относятся акция, вексель, закладная, инвестиционный пай паевого инвестиционного фонда, коносамент, облигация, чек и иные ценные бумаги, названные в таком качестве в законе или признанные таковыми в установленном законом порядке. В новую редакцию ГК РФ не попадут такие виды ценных бумаг, как государственная облигация, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя. Все они предусмотрены действующей редакцией ГК РФ (ст. 143 ГК РФ), однако не востребованы на практике.

Способы легитимации лиц, управомоченных по документарной ценной бумаге, и принцип публичной достоверности

Данные изменения, хотя и могут показаться сугубо теоретическими, имеют важные практические последствия и являются одними из ключевых. Закон № 142-ФЗ четко прописал круг лиц, уполномоченных требовать исполнения по ценной бумаге, а также закрепил принцип пуб­личной достоверности ценных бумаг, который хорошо известен в теории, но не был однозначно зафиксирован в действующем ГК РФ. Таким образом, Закон № 142-ФЗ определил круг лиц, уполномоченных требовать исполнения по бумаге, оставив за скобками вопрос о том, действительно ли такие лица обладают правом собственности на бумагу.

Обязанное по ценной бумаге лицо вправе выдвигать против требований владельца ценной бумаги только те возражения, которые вытекают из самой ценной бумаги или основаны на отношениях между ними. Согласно ст. 143 ГК РФ в редакции Закона № 142-ФЗ лицами, уполномоченными требовать исполнения по ценной бумаге (законными владельцами), являются:

  • владелец ценной бумаги, указанный в качестве правообладателя в учетных записях, которые ведутся обязанным лицом или действующим по его поручению и имеющим соответствующую лицензию лицом;
  • владелец ценной бумаги, если ценная бумага была выдана на его имя или перешла к нему от первоначального владельца в порядке непрерывного ряда уступок требования (цессий) путем совершения на ней именных передаточных надписей или в иной форме в соответствии с правилами, установленными для уступки требования (цессии).

Данные правила применяются и к бездокументарным ценным бумагам, правообладатель которых определяется в соответствии с учетными записями, если иное не установлено ГК РФ, законом или не вытекает из особенностей фиксации прав на такие ценные бумаги.

Виндикация документарных ценных бумаг

ГК РФ в редакции Закона № 142-ФЗ предусматривает, что истребование документарных ценных бумаг из чужого незаконного владения будет осуществляться по общим правилам виндикации, но с учетом особенностей, перечисленных в ст. 147.1 ГК РФ в редакции Закона № 142-ФЗ. Согласно этим особенностям правом на истребование документарных ценных бумаг из чужого незаконного владения обладает лицо, которое на момент, когда ценные бумаги выбыли из его владения, являлось их законным владельцем.

Стоит особо подчеркнуть, что согласно п. 5 ст. 147.1 ГК РФ в редакции Закона № 142-ФЗ лицо, которому документарная ценная бумага была возвращена из чужого незаконного владения, вправе потребовать:

  • от недобросовестного владельца — возврата всего полученного по ценной бумаге, а также возмещения убытков;
  • от добросовестного владельца — возврата всего полученного по ценной бумаге со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения ею либо получил из суда уведомление о предъявлении к нему иска об истребовании ценной бумаги.

Обездвиженные ценные бумаги

Закон № 142-ФЗ вводит понятие обездвиженных документарных ценных бумаг, под которыми понимаются ценные бумаги, выпущенные в документарной форме, однако не участвующие в обороте в материальной форме ввиду того, что они были переданы на хранение лицу, которое в соответствии с законом вправе осуществлять хранение документарных ценных бумаг и (или) учет прав на ценные бумаги (ст. 148.1 ГК РФ в редакции Закона № 142-ФЗ). Интересно отметить, что указанная норма не вводит ограничений относительно видов ценных бумаг, которые могут быть обездвижены. К обездвиженным документарным ценным бумагам применяются положения о бездокументарных ценных бумагах.

Новый порядок ведения реестра акционеров

С 1 октябра изменится порядок учета прав на бездокументарные ценные бумаги. Точнее, изменятся лица, которые вправе его осуществлять, и к ним будут относиться:

  • независимый регистратор, действующий по поручению эмитента;
  • депозитарий, действующий на основании договора с владельцем ценных бумаг.

В течение года после вступления в силу Закона № 142-ФЗ эмитенты, самостоятельно ведущие реестры бездокументарных ценных бумаг (в том числе реестры акционеров), должны будут передать их ведение независимому регистратору. Однако стоит отметить, что такое изменение по большому счету затронет только непубличные акционерные общества с количеством акционеров 50 и менее. В обществах более чем с 50 акционерами, а также акционерных обществах, обязанных раскрывать информацию в порядке ст. 30 Закона о рынке ценных бумаг, независимо от числа акционеров уже сейчас ведение реестра вправе осуществлять только регистратор.

Фиксация залога ценных бумаг

Закон № 142-ФЗ закрепил ранее сложившееся в судебной практике правило о том, что залог или иные обременения бездокументарных ценных бумаг возникают только после их регистрации в системе учета прав на бездокументарные ценные бумаги, а также установил четкие правила фиксации залога. В частнос­ти, по общему правилу:

  • внесение записей о залоге или об ином обременении должно производиться на основании распоряжения правообладателя бездокументарных ценных бумаг (залоговое распоряжение и т.п.), а если правообладатель уклоняется от подписания такого распоряжения — на основании решения суда;
  • внесение записей об изменении условий обременения или о его прекращении — на основании распоряжения правообладателя, но при условии наличия письменного согласия лица, в пользу которого установлено обременение.

Особо следует отметить, что согласно Закону № 142-ФЗ иные правила могут быть установлены договором с уполномоченным лицом. Такая же оговорка предусмотрена и для случаев списания и зачисления ценных бумаг. Хочется надеяться, что данная норма не останется незамеченной правоприменительной практикой и станет небольшой победой почти позабытого законодателем принципа свободы договора.

А практике это может позволить акционеру и реестродержателю предусмотреть особые случаи списания ценных бумаг (например, на основании инструкции или письма третьего лица), и, возможно, послужит началом создания в России полноценных эскроу-счетов (escrow accounts).

«Виндикация» бездокументарных ценных бумаг

Многие юристы уже поспешили огласить, что виндикация бездокументарных ценных бумаг закреплена на законодательном уровне. Это вполне объяснимо, учитывая тот факт, что Высший арбитражный суд РФ неоднократно указывал на возможность применения к бездокументарным ценным бумагам виндикационного искал.

Стоит признать, что в России теория права сильно сдала свои позиции, и воспринимается как научная дисциплина, оторванная от практических реалий, не имеющая большого практичес­кого значения. Неудивительно при этом, что немного похожие по своим последствиям институты воспринимаются практикующими юристами как нечто единое. Так что вполне можно предположить сейчас, что после вступления Закона № 142-ФЗ в силу в отношении истребования бездокументарных ценных бумаг вновь возникнет проблема конкуренции «виндикационного» иска и иска о реституции.

Хочется еще раз подчерк­нуть, что Закон № 142-ФЗ вводит не виндикацию акций, а особый способ защиты нарушенных прав правообладателей бездокументарных ценных бумаг, описанный в ст. 147.1 ГК РФ в редакции этого Закона. Его суть заключается в том, что лицо, со счета которого были неправомерно списаны бездокументарные ценные бумаги, вправе требовать от лица, на счет которого ценные бумаги были зачислены, возврата такого же количества соответствующих ценных бумаг. Виндикация — это способ защиты собственников и иных законных владельцев материальных вещей, к тому же вещей индивидуально определенных или способных к идентификации. Если нематериальный характер ценных бумаг еще мог быть хоть как-то проигнорирован, что собственно и сделал Высший арбит­ражный суд, то вот их родовой характер (прежде всего акций) так и остался неразрешимой проблемой. Новый механизм эту проблему решает, хотя и час­тично.

Статья 149.3 ГК РФ в редакции Закона № 142-ФЗ отдельно устанавливает, что правообладатель вправе истребовать бездокументарные ценные бумаги, незаконно списанные с его счета, даже если они были конвертированы в другие.

Новый способ защиты прав владельцев ценных бумаг применить не так просто

Выше перечислены только некоторые из нововведений, преду­смотренных реформой гражданского законодательства, которые уже совсем скоро станут частью обновляемого Гражданского кодекса. Безусловно, все указанные изменения восполняют те или иные пробелы в российском законодательстве, и заслуживают весьма положительной оценки. Однако не секрет, что то, что хорошо написано на бумаге, может вызывать проблемы на практике. В качестве примера хотелось подробнее остановиться на проблемах, связанных с защитой прав владельцев бездокументарных ценных бумаг, затрагивающих большой круг участников гражданского оборота.

Как уже отмечалось, механизм защиты, описанный в ст. 149.3 ГК РФ в редакции Закона № 142-ФЗ, не является виндикацией, применяемой для восстановления прав владельцев документарных ценных бумаг. Напротив, он представляет собой новый самостоятельный способ защиты прав таких лиц. Данная статья лишь частично решает проблему идентификации бездокументарных ценных бумаг, позволяя требовать возврата такого же количества незаконно списанных бездокументарных ценных бумаг от лица, на счет которого они зачислены.

Если, например, акции были списаны и зачислены на счет третьего лица, то проблем с их идентификацией не возникнет, даже если такие акции смешались с собственными акциями такого лица. Не должно возникнуть проблем и в случае, когда все акции далее по цепочке были переданы следующему приобретателю. Если передан весь пакет, то очевидно, что акции законного владельца являются частью такого пакета и к нему можно предъявить иск. Но если такому приобретателю (второму в цепочке) передан не весь пакет (то есть часть акций осталась у прежнего незаконного владельца), то иск можно предъявить только к первому незаконному владельцу. Доказать, что именно ваши акции были зачислены на счет второго в цепочке приобретателя, вряд ли получится. Более остро проблема будет стоять, если незаконно списанные акции, смешавшись с пакетом собственных акций незаконного владельца, разбиваются на два и более пакетов акций, каждый из которых продается двум и более лицам. Установить, в какой пакет акций попали именно ваши акции, не получится, а значит, иск можно предъявить только к первому приобретателю.

Проблема идентицикации акций приведет к конкуренции исков

Вызывают определенные нарекания и отдельные формулировки, использованные в Законе № 142-ФЗ. Например, как толковать «неправомерно списанные ценные бумаги»? Если генеральный директор продает акции в нарушение положений устава (то есть по оспоримой сделке), будут ли они рассмат­риваться в качестве незаконно списанных? Предположим, что да, так как иное предположение неоправданно сузило бы сферу применения нового способа защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг, ограничив ее мошенническими действиями и ошибками реест­родержателей. Но если так, то правоприменительная практика может столкнуться с новой волной конкуренции исков. Напомним, в свое время (до известного постановления Конституционного суда РФ от 21.04.2003 № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК РФ…») собственники акций, чтобы обойти защиту добросовестных приобретателей (тех, что приобрели акции после их многочисленной перепродажи), предъявляли иск о реституции. Теперь данная проблема может возникнуть в ином свете. Представим, что акции проданы генеральным директором по недействительной сделке. Какой иск должен предъявить продавец? Иск о реституции значительно ограничивает продавца, так как он всего лишь вправе требовать возврата всего полученного по сделке, то есть акций, а здесь в полной мере проявляется проблема их идентификации. Соответственно, продавцу будет выгоднее предъявлять иск по ст. 149.3 ГК РФ в редакции Закона № 142-ФЗ.

Суммируя все вышесказанное, хотелось бы еще раз отметить, что изменения, вступающие в силу с 1 октября 2013 г., безусловно восполняют имеющиеся пробелы в российском законодательстве. На сегодняшний день достаточно трудно спрогнозировать, как эти изменения будут применяться на практике. Но уже сейчас можно с достаточной долей вероятности предположить, что суды столкнутся с новыми проблемами, связанными с толкованием Закона № 142-ФЗ, и им потребуется немало времени для выработки правовых позиций и формирования едино­образной судебной практики по отдельным вопросам.

К сведению

Еще год будет у акционерных обществ, которые сейчас сами ведут реестр своих акционеров, на то, чтобы выбрать самостоятельного держателя реестра, который, согласно новым правилам, должен будет иметь лицензию. Сейчас вести реестр своих акционеров имеют право эмитенты — акционерные общества, количество акционеров которых не превышает 50 человек (п. 3 ст. 44 Закона о рынке ценных бумаг, п. 5 ст. 3 Закона № 142-ФЗ).

Однако стоит отметить, что и при ведении реестра самостоятельным субъектом сам эмитент не освобождается от ответственности за ведение и хранение такого реестра. Положения, конкретизирующие характер и размер ответственности эмитента и регистратора, были введены в Закон о рынке ценных бумаг не так давно (последние — в 2011 г.).

Так, общество-эмитент и регистратор солидарно несут ответственность за убытки, причиненные акционеру в результате утраты акций или невозможности осуществить права, удостоверенные акциями, в связи с ненадлежащим соблюдением порядка ведения реестра акционеров общества, если не будет доказано, что надлежащее соблюдение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы или действий (бездействия) акционера, требующего возмещения убытков, в том числе вследствие того, что акционер не принял разум­ных мер к их уменьшению.

По общему правилу, должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право обратного требования (регресса) к другому должнику в размере половины суммы возмещенных убытков. Правда, в соглашении эмитент и регистратор могут установить иной порядок осуществления этого регрессного права. А вот распределение или ограничение ответственности прописать в таком соглашении нельзя — закон это прямо запрещает. При решении вопроса о размере ответственности учитывается также степень вины каждого должника (п. 4 ст. 44 Закона о рынке ценных бумаг).

Источник: http://bankir.ru/tehnologii/s/izmenenie-pravovogo-regulirovaniya-tsennykh-bumag-teoriya-i-praktika-10004262/#ixzz2ldJ1VjtY

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.