Минфин нашел 1,8 трлн

19.11.2013

Из-за налоговых преференций консолидированный бюджет в прошлом году недополучил 1,8 трлн руб., или 2,9% ВВП, следует из подготовленного Минфином мониторинга (есть у «Ведомостей»). Почти 95% потерь — льготы по четырем налогам: на прибыль, добавленную стоимость, добычу полезных ископаемых и имущество организаций. Инвентаризация — первый шаг, говорил министр финансов Антон Силуанов в сентябре, к следующему бюджетному циклу Минфин представит Думе список льгот, которые можно отменить с 2015-2017 гг.

В поиске денег

В 2014 г. дефицит бюджета запланирован на уровне 0,5% ВВП, в 2015 г. — 1%, в 2016 г. — 0,6%, может быть и хуже. Прогноз по доходам завышен, источники финансирования дефицита не кажутся надежными, макропрогноз слишком оптимистичен, критиковали проект бюджета на 2014-2016 гг. аудиторы Счетной палаты. Часть доходов в 2015 г., а тем более в 2016 г. буквально нарисована, это фантазии, подтверждали «Ведомостям» чиновники. Даже замминистра финансов Татьяна Нестеренко признавала, что за три года бюджет может недополучить 1 трлн руб. А по подсчетам «Ведомостей» на основе мнений экспертов и чиновников, сложности могут возникнуть с доходами в 1,6 трлн руб.

Премьер Дмитрий Медведев в связи с недобором доходов поручил Минфину и Минэкономразвития до 15 мая 2014 г. проанализировать эффективность налоговых льгот.

По мнению председательницы Счетной палаты Татьяны Голиковой, экономический эффект от 117 из 128 действующих налоговых преференций вообще не оценивается. Льготы — это налоговые расходы бюджета, считают Минфин с ФНС. А для Минэкономразвития это компенсация потерь, которые несет бизнес из-за институциональных недостатков, говорится в отчете Счетной палаты, хотя бизнесу они не очень помогают, бюджет с 2010 г. по первое полугодие 2012 г. недополучил 1 трлн руб.

Многие льготы практически не применяются, писали аудиторы. Особые экономические зоны не востребованы: из зарегистрированных в них 300 резидентов деятельность вели 117.

Три типа преференций

В документе Минфина налоговые преференции поделены на три типа: прямые льготы, структурные элементы налоговой системы и смешанные, пояснил чиновник Минфина. Прямые льготы предоставляются для развития отраслей, а также для поддержки социально незащищенных категорий граждан, говорится в проекте доклада Минфина на основе заключений экспертов Высшей школы экономики и РАНХиГС. Существуют и иные преференции: они обусловлены структурой налоговой системы и использованием общих принципов налогообложения, пишут чиновники, например, освобождение банковских операций и услуг по страхованию от НДС.

Исходя из данных Минфина, наибольшие потери бюджет несет от прямых налоговых льгот: в 2012 г. они составили 71,7% всех налоговых расходов. Самые дорогие льготы — по НДПИ для выработанных (156 млрд руб., или 0,25% ВВП) и новых (89,4 млрд руб., или 0,14% ВВП) месторождений.

Среди других преференций самые дорогие — амортизационная премия (0,22% ВВП), снижение прибыли на убытки (0,21%) и нулевая ставка по дивидендам российских компаний (0,13%).

Минфин пока лишь хочет создать инструмент для анализа налоговых расходов, успокаивает директор налогового департамента Минфина Илья Трунин: «Вполне возможно, правительство и Дума сделают вывод, что надо не отменять льготы, а, наоборот, вводить новые».

Отказаться можно от большинства льгот, не церемонится другой сотрудник Минфина. Отказаться будет непросто, возражает высокопоставленный чиновник Минфина, будем смотреть.

Выводы еще не сделаны, говорит и представитель Счетной палаты: для анализа будет создана специальная группа с участием Счетной палаты, Минэкономразвития, ФСТ, «Опоры России» и РСПП. Не всем льготам необходима оценка эффективности, замечает представитель Минэкономразвития, — она не нужна для социальных льгот, а экономическую отдачу нужно определять по стимулирующим льготам: был ли эффект для бизнеса, сопоставимый с потерями бюджета.

Бизнес — за льготы

Амортизационной премией пользуются все, настаивает сотрудник металлургической компании, а благодаря льготам на дивиденды некоторые холдинги перерегистрировались в России. Эффект от льгот не всегда очевиден, говорит он: сэкономленные средства компания не всегда направляет на собственное развитие, иногда они выплачиваются материнской структуре в виде дивидендов — и уже она приобретает основные фонды.

Чиновники лукавят, когда говорят о выпадающих доходах, считает сотрудник нефтяной компании, без льгот их бы вообще не было — например, не разрабатывались бы новые месторождения и закрывались бы старые.

Член правления «Интер РАО» Александр Пахомов полагает, что отмена налоговых преференций снижает инвестиционную привлекательность отрасли и желание компаний вкладываться в инфраструктуру: отменяя льготы, нужно предлагать механизм компенсаций для инвесторов.

РЖД пользуется в основном региональными льготами, сообщил представитель госмонополии, основные — по налогу на прибыль (от 2 до 6,5% снижения ставки в зависимости от региона) и на имущество. Именно отмена региональных льгот по налогу на прибыль и на имущество будет наиболее болезненной, считает директор Deloitte Василий Марков. Во многих регионах (например, в Калужской области) эти льготы предоставлены крупным иностранным инвесторам, согласен старший юрист Goltsblat BLP Артем Торопов, отмена значительно понизит привлекательность таких вложений. Это не только эффективный инструмент привлечения инвесторов, но и возможность для региона четко обозначить предпочтения в развитии экономики, говорит Марков: кто-то снижает налоги для транспортных компаний, кто-то — для финансовых, а кто-то — для IT.

Из 290 налоговых льгот ни одну нельзя вычеркнуть безболезненно для экономики, уверен руководитель юридического департамента «МЭФ-аудита» Иван Чемичев, каждая из них направлена либо на поддержание отраслей, либо на стимулирование инвестиционной деятельности, либо обусловлена международными соглашениями.

Относительно безболезненным может стать только отмена послаблений в транспортном и земельном налогах, говорит партнер «Щекин и партнеры» Кирилл Рубальский, их размер незначителен.

Первые кандидаты на отмену — прямые льготы, считает заведующая лабораторией налоговой политики Института Гайдара Татьяна Малинина, особенно дискриминационные преференции: льготы инноваторам, ускоренная амортизация в лизинге, пониженная ставка налога на прибыль для сельхозпроизводителей. Механизм адресной поддержки — субсидии, считает Малинина: если средств в бюджете нет, то и поддержки нет.

Авторы статьи: Сергей Титов, Маргарита Папченкова, Максим Товкайло, Юлия Орлова

Источнки: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/571771/minfin-nashel-18-trln#

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.