Изменения в ГК РФ вступают в силу в сентябре. Что учесть в работе уже сегодня

07.08.2013

Второй блок поправок в ГК РФ

Арбитражная практика №8

Изменения в ГК РФ вступают в силу в сентябре. Что учесть в работе уже сегодня

  • Когда можно потребовать признания сделки ничтожной
  • В каких случаях компании выгодно выдать безотзывную доверенность
  • Какой максимальный срок исковой давности возможен с сентября 2013 года

1 сентября вступает в силу второй блок поправок в Гражданский кодекс РФ, который коснулся сделок, исковой давности, решений собраний и вопросов представительства (Федеральный закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей ГК РФ»). Самыми существенными являются изменения в части признания сделок недействительными — кодекс меняет презумпцию ничтожной сделки, нарушающей требования закона. Теперь такая сделка по общему правилу будет оспоримой и признать ее недействительной станет сложнее. Например, сейчас контрагент, желающий прервать договорные отношения, может заявить о каком-то дефекте сделки и признать ее недействительной. Таким правом пользуются не всегда добросовестно, из-за чего страдает другая сторона. Новые правила значительно затруднят оспаривание сделок со стороны недобросовестных контрагентов, особенно в тех случаях, когда исполнение по сделке было или партнер своими действиями подтвердил намерение исполнять сделку. В целом же изменения направлены на укрепление стабильности гражданского оборота. В этой статье представлен общий обзор и анализ изменений, внесенных в ГК РФ, с оценкой их значения для бизнеса.

Согласие на совершение сделок

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ: Появился перечень сделок, на совершение которых требуется согласие госоргана или органа местного самоуправления (ст. 157.1 ГК РФ. Здесь и далее ссылки даны на статьи ГК РФ с учетом изменений).

ОЦЕНКА РЕДАКЦИИ: эта норма не повлечет никаких масштабных изменений в деятельности компаний. По сути, она просто обобщает правила получения согласия на совершение сделок.

Этот институт, как представляется, нужен для органичного встраивания законодательных конструкций, предусматривающих согласие третьих лиц на сделку, в общие положения о заключении и оспаривании сделок. К таким случаям относятся, например, ситуации, когда требуется:

—  согласие супруга на сделки с недвижимостью либо сделки, подлежащие нотариальному удостоверению и (или) регистрации в установленном законом порядке (ст.ст. 33—35 СК РФ, ст. 256 ГК РФ);
—  согласие собственника вещи на осуществление ее залога (ст. 335 ГК РФ);
—  согласие кредитора на перевод должником долга (ст. 319 ГК РФ);
—  согласие собственника на совершение сделок с арендованным имуществом и арендными правами (ст. 615 ГК РФ);
—  согласие собственника на передачу доверительным управляющим управления другому лицу (ст. 1021 ГК РФ) и проч. Согласие может быть предварительным или последующим. При этом молчание не считается согласием на совершение сделки, если иное не установлено законом. То есть воля на совершение сделки должна быть явно выражена.
Кроме того, в Гражданский кодекс вводится абсолютно диспозитивная статья о порядке направления уведомлений, извещений и иных юридически значимых сообщений (ст. 165.1). На практике оговоренный порядок уведомления сторонами друг друга о важных с точки зрения договора обстоятельствах значительно упрощает будущее взаимодействие. Кроме того, урегулированный порядок извещений снимает массу вопросов, связанных с доказыванием в суде, насколько стороны владели важной информацией (например, об исполнении обязательств, наличии претензий, изменений платежных реквизитов и т. д.). Поэтому соответствующий раздел в договоре считается хорошим тоном и признаком профессиональной юридической техники.

Законом предлагаются общие правила подачи уведомлений сторонами и устанавливаются последствия их нарушения (например, в случае неполучения сообщений). В частности, прямо закреплено, что сообщение, доставленное по адресу (лицу), но по зависящим от получателя обстоятельствам не врученное и не прочтенное им, считается доставленным.
Однако нормы закона могут быть изменены договором. Иные правила могут также следовать из обычая или практики, установившейся во взаимоотношениях сторон.

Признание сделки недействительной

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ: Установлена презумпция оспоримости, а не ничтожности сделки. Лица, которые одобрили сделку или своими действия¬ми подтвердили намерение исполнить ее, теряют право требовать признания ее недействительной. Требовать признания сделки ничтожной могут не любые лица, а только стороны этой сделки (п. 3 ст. 166 ГК РФ).

ОЦЕНКА РЕДАКЦИИ: Теперь оспорить заключенную даже с дефектом сделку станет сложнее, а круг лиц, которые могут обратиться с соответствующим требованием, сведен к минимуму. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу была ничтожна, если законом не установлено, что такая сделка оспорима, или не предусмотрены иные последствия нарушения. Требовать признания сделки ничтожной могли любые заинтересованные лица. В процессе исполнения сделки сторона могла обратиться в суд с требованием о признании ее недействительной.

Использование недействительности в качестве способа выхода из сделки в нужный момент должно стать крайне затруднительным. Сейчас такие явления периодически встречаются, когда одна из сторон изначально закладывает порок в договоре, используя или угрожая его использовать при случае.

Так, в частности, внесенными в Гражданский кодекс РФ поправками предусматривается ряд важных общих правил.

Если из поведения стороны явствует воля сохранить сделку, то такая сторона не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором она знала или должна была знать при проявлении воли (п. 2 ст. 166 ГК РФ). Иными словами, установлен принцип: если знаешь про порок сделки — заявляй о недействительности сразу, а не выжидай удобного для себя момента, либо исполняй сделку без права ссылаться на порок.

О применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе заявить сторона сделки либо другое лицо, предусмотренное законом (раньше — любое заинтересованное лицо), и только при наличии охраняемого законом интереса в признании сделки недействительной (п. 3 ст. 166 ГК РФ). Применение последствий недействительности ничтожной сделки по инициативе суда ограничено случаями, когда это необходимо для защиты публичных интересов или в иных предусмотренных законом случаях. Таким образом, формальное признание сделки недействительной будет ограничено. Действительно, какой смысл вовлекать судебную машину, тратить время и ресурсы сторон только ради того, чтобы признать сделку недействительной? Чтобы оправдать эти действия должен быть интерес, который необходимо продемонстрировать.

Также установлено, что заявление о недействительности не имеет правового значения, если заявитель действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ).

Предполагается, что данные нормы позволят уменьшить количество случаев, когда оспаривание сделки используется как способ выхода из нее. Поправки затронули и отдельные основания недействительности. Ключевые из них мы рассмотрим ниже.

Сделки, нарушающие требования закона (ст. 168 ГК РФ), считаются оспоримыми (раньше считались ничтожными), если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Ничтожными по-прежнему являются сделки, посягающие на публичные интересы либо права или охраняемые законом интересы третьих лиц, если иное не предусмотрено законом.

По сделкам, совершенным с целью, противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК РФ), взыскание полученного по сделке в доход Российской Федерации становится необязательным последствием (суд «может» взыскать) и только в отношении стороны, действовавшей умышленно. Возможно также применение иных последствий, если это установлено законом.

Предусмотрено, что сделка, совершенная в отсутствие согласия, которое требуется по закону, может быть признана недействительной (ст. 173.1 ГК РФ). Истцом может быть лицо, от которого требовалось согласие (но не было получено), или иные лица, указанные в законе. При этом необходимо, чтобы другая сторона знала или должна была знать об отсутствии необходимого согласия. Законом или в предусмотренных им случаях в соглашении с лицом, представляющим согласие, могут быть установлены иные последствия отсутствия согласия, чем недействительность сделки. Статья 173.1 ГК РФ также предусматривает, что в конкретных случаях закон может признавать сделки ничтожными или устанавливать, что они не влекут правовых последствий для лиц, управомоченных давать согласие.

Также расширена ст. 174 ГК РФ (последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий). В перечень документов, в которых могут содержаться ограничения, в дополнение к уставу включены договоры, положения о филиале или представительстве, а также иные регулирующие деятельность юридического лица документы. Предусмотрено и новое основание для признания сделки недействительной: если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица, либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре или иных совместных действиях в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица. Мы считаем, что норма в измененной редакции более полно охватывает возможные случаи и позволяет суду точнее и адекватнее реагировать на них.

Для сделок, совершенных под влиянием обмана (ст. 179 ГК РФ), уточнено, что обманом, в том числе, является умолчание об обстоятельствах, о которых должно было сообщить лицо, действующее добросовестно. Считается, что сторона знала или должна была знать об обмане, если виновное в обмане третье лицо является ее представителем или работником или содействовало ей в совершении сделки. Исключено обращение полученного обманувшей стороной в доход Российской Федерации. Потерпевшая сторона вправе требовать возмещения убытков. Ранее же возмещению подлежал только реальный ущерб. Представляется, что новый подход является более взвешенным:

Гражданский кодекс РФ уточняет понятие «существенное заблуждение»
Применительно к сделкам под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК) уточнено, что является существенным заблуждением. А именно, если сторона, разумно и объ¬ективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. К таким случаям прямо отнесены, в частности, очевидная оговорка, описка, опечатка, а также заблуждение относительно стороны сделки. Установлено, что сделка не может быть признана недействительной, если другая сторона выразит согласие на те условия, из которых исходила при заключении сделки заблуждавшаяся сторона.

Обманувшая сторона возместит все убытки, включая упущенную выгоду. Государство же вмешивается, только если затрагиваются основы правопорядка и нравственности. Хотелось бы также отметить, что в принятой редакции поправок законодатель все-таки решил не включать положение о применении правил о кабальных сделках к сделкам, совершенным гражданином на крайне невыгодных условиях вследствие неопытности в делах либо по легкомыслию или слабоволию. Норма являлась прогрессивной и вполне работоспособной, при условии ее адекватного применения. Однако законодатель, вероятно, поостерегся дать в руки суда такой мощный инструмент, ведь при неосторожном обращении с ним многие граждане могли стать «неопытными», «легкомысленными» и «слабовольными», на что нередко обращали внимание юристы в ходе обсуждения законопроекта.

Также вводится специальный срок исковой давности для признания недействительными сделок третьими лицами. При сохранении для сторон сделки прежнего срока — 3 года со дня, когда началось исполнение сделки. Для третьих лиц он устанавливается также в 3 года и с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о начале исполнения сделки, но не более 10 лет со дня начала исполнения сделки (п. 1 ст. 181 ГК РФ). Таким образом, применительно к третьим лицам законодатель отча¬сти вернулся к подходу, существовавшему до 25 июля 2005 года.

Важно отметить, что все рассмотренные выше изменения, подлежат применению к сделкам, совершенным после вступления в силу поправок.

Сроки исковой давности и порядок их исчисления

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ: ГК РФ установил максимальный срок исковой давности — 10 лет (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Еще одна новелла — теперь начало срока исковой давности связано с моментом, когда лицо узнало о том, кто является надлежащим ответчиком.

ОЦЕНКА РЕДАКЦИИ: ограничение срока исковой давности 10-ю годами положительно скажется на практике разрешения споров — будут исключены иски по обязательствам, которые возникли, например, 15 лет назад. Кроме того, теперь защищены интересы истцов в тех ситуациях, когда о нарушении права уже известно, а о том, кому следует предъявлять иск, — еще нет (виндикационный иск или требование о возмещение вреда).

Общий срок исковой давности остался прежним — 3 года. Но теперь он исчисляется с момента, когда лицо узнало о нарушении своего права (как было раньше) и о том, кто является надлежащим ответчиком (новое положение).

Также теперь срок ограничен абсолютным периодом — 10-ю годами со дня нарушения права (ст.ст. 196, 200 ГК РФ).

Установление объективного максимального срока имеет важнейшее значение для предсказуемости отношений. Особенно заметно это в гражданско-правовых отношениях, продолжительных во времени (землепользование, строительство, приватизация). Без такого ограничителя исторические риски могут длиться сколь угодно долго, осложняя ведение бизнеса и снижая ценность активов.

Если сравнивать с другими правопорядками, максимальный срок в 10 лет является сравнительно небольшим. Например, в немецком праве общий срок исковой давности 3 года с момента окончания календарного года, в котором возникло требование, и кредитор узнал или должен был узнать о должнике. В отдельных случаях срок исковой давности в Германии может доходить до 30 лет. Во французском праве общий срок исковой давности составляет 5 лет, с разбросом от 3 месяцев до 30 лет — в зависимости от вида требования.

Практика показывает, что правовая система адаптируется к тому или иному сроку и большинство исков все-таки подается заблаговременно.

Поправки также коснулись последствий истечения срока исковой давности.

Во-первых, установлено ограничение на односторонние действия (зачет, обращение взыскания на заложенное имущество и проч.), направленные на осуществление права, срок исковой давности для защиты которого истек (ст. 199 ГК РФ).

Во-вторых, вводится уточнение, согласно которому в случае пропуска срока предъявления к исполнению исполнительного листа по главному требованию срок исковой давности по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и проч.) считается истекшим (ст. 207 ГК РФ).

За рамками изменений остался важный инструмент, который часто применяется в международных сделках — договорный срок исковой давности. Этот институт встречается как в англо-саксонской системе права, так и в некоторых континентальных юрисдикциях. Так, Германское гражданское уложение предусматривает право сторон согласовать срок исковой давности, если он не превышает 30 лет и не относится к ответственности за умышленное нарушение.

Доверенности

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ: после 1 сентября станет возможно выдавать доверенности на неопределенный срок или на срок более 3 лет. Введены безотзывные доверенности, которые нельзя отозвать до прекращения обязательства, для исполнения которого она была выдана. Руководители подразделений юридического лица могут выдавать доверенности, не оформляя их нотариально.

ОЦЕНКА РЕДАКЦИИ: институт доверенностей стал удобнее для бизнеса. В долгосрочных отношениях появилась возможность выдать доверенность на срок более 3 лет.
Ключевой характеристикой безотзывной доверенности является невозможность отозвать доверенность (как обычную) до прекращения обязательства, для исполнения которого она выдана. Дать безотзывную доверенность могут только коммерсанты. Важно подчеркнуть, что рассматриваемая норма не означает, что все доверенности становятся безотзывными — это лишь дополнительный инструмент, которым бизнес может воспользоваться при необходимости.

Также решена давняя практическая проблема с выдачей доверенностей руководителями подразделений юридического лица. Напомним, что ранее такие доверенности требовали нотариальной формы, что вызывало необоснованные практические трудности и дополнительные затраты. Теперь необходимость нотариальной формы прямо исключена для доверенностей, выдаваемых в порядке передоверия юридическими лицами, руководителями филиалов и представительств юридических лиц. Обновленная норма существенно упрощает деятельность крупных компаний с большим количеством подразделений. Также хочется обратить внимание на несколько интересных и полезных новелл.

С сентября станет возможна выдача доверенностей в случаях, когда несколько представителей обладают полномочием, действуя совместно. Максимальный срок действия доверенности отменен. Теперь доверенность может выдаваться на любой срок. Если срок не указывается, он считается равным 1 году.

Кроме того, предусмотрена возможность отменить доверенность путем размещения публикации в официальном издании, в котором публикуются сведения о банкротстве. Третьи лица считаются извещенными об отмене доверенности по истечении 1 месяца со дня публикации.

Отдельно стоит отметить и важное изменение в регулировании последствий совершения сделки с превышением полномочий. Теперь при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или превышении полномочий контрагент вправе отказаться от сделки до ее одобрения представляемым, а также потребовать от представителя возмещения убытков (ст. 183 ГК). Это право не может быть реализовано, если контрагенту было известно об отсутствии или превышении полномочий.

Решения собраний

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ: Гражданский кодекс РФ дополнен новой главой, касающейся решений собраний. Установлено, что решения собраний распространяются на всех лиц, имевших право участвовать в собрании. Это касается также и лиц, которые голосовали против принятия такого решения. Также в кодексе закреплены общие требования к оформлению протоколов собраний.

ОЦЕНКА РЕДАКЦИИ: радикальных изменений в повседневную жизнь бизнеса эти изменения
не принесут. Потенциально изменения могут коснуться некоторых аспектов работы совета директоров, правления хозяйственных обществ в части, не урегулированной законами и уставом (например, в отношении требований к протоколам).

Новым законом вводится универсальное регулирование для решений различных собраний участников гражданско-правовых сообществ.

К таким сообществам, в частности, относятся: собрание участников и акционеров, собрание сособственников (в том числе, общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме), собрание кредиторов при банкротстве, общее собрание членов саморегулируемых организаций, общее собрание членов садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения и т. д. В то же время признаки сообществ в норме обозначены лишь в самом общем виде. Поэтому пока открытым остается вопрос о том, относятся ли к таким сообществам коллегиальные органы юридического лица.

По общему правилу гражданско-правовые последствия возникают в отношении всех лиц, имевших право участвовать в собрании, если решение было принято без нарушений.
Законом регулируются общие вопросы проведения собраний:

— минимальное количество голосов — 50% от общего числа участников сообщества;
 минимальные требования к протоколу очного и заочного голосования — должен иметь письменную форму и содержать минимальные сведения;
—  общий срок для оспаривания решения в суде — 6 месяцев со дня, когда лицо узнало (должно было узнать) о нарушении, но в любом случае не позднее 2 лет
со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества;
-  основания признания судом оспоримого решения недействительным (в основном связанные с процессуальными нарушениями). Можно снять риск оспаривания решения, если оно будет подтверждено решением последующего собрания;
-  случаи ничтожности решения — с нарушениями правил о повестке дня (за исключением случаев, когда все участники присутствуют), кворуме и компетенции, а также если решение противоречит основам правопорядка или нравственности.

Отсутствие лицензии не будет поводом для оспаривания сделки

Из статьи 173 ГК РФ (недействительность сделки юридического лица, совершенной в противоречие целям его деятельности) исключено такое основание для оспаривания, как отсутствие лицензии. Из списка лиц, которые могут заявлять требования о недействительности, исключены государственные контролирующие и надзорные органы. Ранее толкование этой статьи вызывало трудности. В частности, было непонятно, вправе ли надзорный орган требовать признания сделки недействительной, если исполнитель, у которого нет лицензии, привлек соисполнителя с лицензией. Также было не совсем ясно, приравнивается ли к лицензии членство в саморегулируемой организации. Сейчас норма выглядит более понятной: если сделка заключена в нарушение ограничений учредительных документов и другая сторона знала о таком ограничении, то юридическое лицо, его участник или лицо, в интересах которого были установлены ограничения, имеет право оспорить сделку. Действительно, какой смысл признавать недействительной сделку, совершенную лицом в отсутствии лицензии? Лицо может, к примеру, привлечь для исполнения другое лицо с лицензией или получить лицензию. Либо, если лицо все-таки исполняет договор без лицензии, то для него должна наступать административная ответственность, а также (при фактической невозможности выполнить обязательства по договору из-за отсутствия полномочий) сторона должна нести полную ответственность за невозможность исполнить договор, включая неустойку, убытки и проч. Признавать в таком случае договор недействительным, освобождая сторону от ответственности, не имеет смысла. Поэтому поправки выглядят логичными и правильными.

Новые правила заполняют пробелы в вопросах деятельности собраний, которые еще не были урегулированы. При наличии специального регулирования, например о порядке проведения общих собраний акционеров, применяются соответствующие специальные нормы.

Все же пока не до конца понятно соотношение специального регулирования и вводимых общих положений: дополняют ли новые нормы имеющиеся, либо этот вопрос считается урегулированным специальным законодательством и его применение эксклюзивно? Например, если специальный закон предусматривает три основания для признания решения недействительным, а общая норма содержит дополнительное четвертое основание, означает ли это, что применяется четыре основания, либо мы должны опираться исключительно на специальный закон? В частности, это вопрос актуален применительно к оспариванию решений собраний кредиторов при банкротстве.

Как нам представляется, и второй пакет поправок — это всего лишь часть большого проекта по обновлению российского гражданского законодательства. Это крепкие рабочие нормы, которые делают четче общие правила игры.

Вместе с тем стало очевидно, что юридическое сообщество не может прогнозировать сроки принятия поправок: законопроекты сначала «засыпают», а потом принимаются внезапно; при том что предсказуемость правовой системы, включая ее изменения (как часть естественного процесса жизни права), является одним из ключевых показателей развитости.

Профессиональное юридическое сообщество в значительной степени выключено из процесса формирования права, спорадически реагируя лишь по наиболее спорным нормам (например, как случилось с «отменой» регистрации договоров аренды).

Очевидно, что часть усилий сейчас направлена на то, чтобы синхронизировать поправки между частями Так, например, из второго пакета была исключена норма, касающаяся условных сделок (несмотря на то, что она содержится в подразделе 4), видимо потому, что она должна работать в связке с нормой об условном исполнении обязательства, которая еще не принята.
Однако все-таки следует отдать должное государству — с шероховатостями, но реформа идет. Так 21 июня на одобрение в Совет Федерации направлена очередная порция поправок (подраздел 3 раздела I первой части ГК).

Возвращаясь к содержанию принятых поправок, в целом можно отметить, что большинство из них являются здравыми и полезными. Законодательство постепенно абсорбирует наработки судебной практики, делает многие институты гражданского права более гибкими и адаптированными под бизнес. Все это признаки взросления законодательства, гражданско-правового оборота и его участников. Медленно, но верно законодатель признает в них лиц, способных принимать решения и оценивать их последствия.

В завершение хотелось бы отметить, что принятие норм как таковое — это лишь этап реформы. Не менее важно, чтобы дух изменений был поддержан судами.


Контакты

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.