Что год грядущий нам готовит: поправки в Гражданский кодекс

14.01.2013

Журнал "Корпоративный юрист" № 12, 2012

Одна из главных задач проводимой реформы гражданского законодательства – сближение его положений с правилами регулирования соответствующих отношений в более развитых правопорядках. кроме того, законодатель стремится добиться соответствия закона состоянию современной экономики и сделать его более гибким. без преувеличения можно сказать, что проект поправок в ГК РФ, находящийся сейчас на рассмотрении в Госдуме РФ, предполагает его глобальное изменение и в итоге мы по сути получим новую редакцию кодекса. предлагаем оценить некоторые из наиболее существенных и интересных положений проекта, содержащих давно ожидаемые решения назревших практических проблем

Антон Рогоза
партнер Корпоративной практики юридической фирмы Goltsblat BLP

Юрлица

Проект Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, отдельные законодательные акты Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (далее – Законопроект) существенно изменяет привычную классификацию юридических лиц. Ст. 65.1 ГК РФ в предлагаемой редакции подразделяет юридические лица на корпоративные и унитарные организации. Деление осуществляется в зависимости от наличия (в корпорациях) или отсутствия (в унитарных организациях) членства, подразумевающего право на участие в управлении организацией. В отношении корпораций унифицированы базовые права и обязанности их участников, а также основные положения о порядке управления.

Помимо этого, Законопроект предусматривает упразднение такой организационно-правовой формы юридического лица как общество с дополнительной ответственностью, не пользовавшейся особой популярностью у бизнеса, а также отмену деления акционерных обществ на открытые и закрытые. В связи с этим акционеры ЗАО будут вправе до 1 июля 2013 г. либо преобразовать его в ООО или производственный кооператив, либо оставить все как есть, а после этой даты к ЗАО будут применяться общие положения об акционерных обществах.

В законопроекте также предлагается разделение обществ на публичные и непубличные. Для приобретения статуса публичного АО должно отвечать одному из следующих требований:

  • акции общества размещены по открытой подписке или публично обращаются; или
  • в уставе и фирменном наименовании общества указано на то, что оно является публичным.

Основная цель такого деления заключается в предоставлении участникам непубличных обществ возможности самостоятельно определять порядок управления им, тогда как порядок управления публичным обществом будет жестко регламентирован законом. Изменения коснулись и некоммерческих организаций. В Законопроекте приведен закрытый перечень всех организационно-правовых форм таких юридических лиц и детализировано правовое регулирование порядка их деятельности.

Заверения об обстоятельствах

По аналогии с западными правопорядками законопроект вводит в российское право институт гарантий и заверений (ст. 431.2 ГК РФ в предлагаемой редакции). Согласно Законопроекту сторона, которая при заключении договора или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора или для его исполнения, обязана возместить другой стороне, разумно полагавшейся на соответствующие заверения, причиненные этим убытки.

Такими обстоятельствами могут быть в т. ч. обстоятельства, относящиеся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, финансовому состоянию стороны и т. д.

Вышеуказанные последствия применяются к стороне, давшей недостоверные заверения при осуществлении предпринимательской деятельности, независимо от того, было ли ей известно об их недостоверности или нет.

Ответственность, заключающаяся в возмещении убытков, наступает в случае, если сторона, предоставившая недостоверные заверения, считала или имела разумные основания считать, что другая сторона будет на них полагаться. Сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с предъявлением требованием о возмещении убытков вправе также отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Правило о возмещении убытков, причиненных недостоверностью заверений, действует вне зависимости от признания договора незаключенным или недействительным.

Компенсация убытков

Законопроект предусматривает возможность включить в договор положение, обязывающее должника возместить имущественные потери кредитора, возникшие в связи с исполнением, изменением или прекращением обязательства, но не связанные с его нарушением должником (ст. 406.1 ГК РФ в предлагаемой редакции). Этот институт известен в западных правопорядках как indemnities и обычно используется для покрытия рисков предъявления требований со стороны третьих лиц (в т. ч. государственных органов), невозможности исполнения договора, недействительности заключенных договоров или полученных разрешений и др. Законопроект также предоставляет сторонам право самостоятельно согласовать максимальный объем возмещения по такому условию.

Опционные договоры

Законопроектом вводится институт опционного договора, согласно которому одна сторона посредством безотзывной оферты предоставляет другой стороне безусловное право заключить договор на условиях, предусмотренных опционом (например, купить акции компании) (ст. 429.2 ГК РФ в предлагаемой редакции). Акцепт такой оферты возможен в течение срока опциона при соблюдении условий и порядка акцепта. По умолчанию опцион предоставляется за встречное предоставление. Права по опционному договору могут быть уступлены другому лицу, если иное не предусмотрено опционным договором или не вытекает из его существа.

Депонирование

Законопроектом вводится договор условного депонирования (эскроу) (ст. 926.1–926.8 ГК РФ в предлагаемой редакции). Под ним понимается договор, в соответствии с которым одна сторона (депонент) обязуется передать на депонирование эскроу-агенту имущество в целях исполнения обязательства такой стороны по его передаче другому лицу (бенефициару), а эскроу-агент должен обеспечить сохранность этого имущества и передать его бенефициару при возникновении указанных в договоре оснований.

Согласно Законопроекту объектом депонирования могут быть:

  • вещи (в т. ч. наличные деньги, документарные ценные бумаги и документы);
  • безналичные денежные средства;
  • бездокументарные ценные бумаги.

По общему правилу в договоре эскроу могут быть указаны следующие основания, при возникновении которых эскроу-агент обязан передать депонированное имущество бенефициару:

  • совершение бенефициаром или третьим лицом каких-либо действий;
  • наступление срока или события.

В случае, когда договор эскроу предусматривает необходимость предъявления бенефициаром документов, подтверждающих возникновение оснований для передачи ему имущества, эскроу-агент обязан проверить их по внешним признакам. Договор может также устанавливать обязанность эскроу-агента проверить наличие оснований для передачи имущества бенефициару.

Согласно Законопроекту функции эскроу-агента вправе взять на себя любое лицо. Однако в случае, если это лицо не является нотариусом, профессиональным участником рынка ценных бумаг, кредитной или страховой организацией, договор эскроу вступает в силу с момента нотариального засвидетельствования даты его заключения.

Александр Смирнов
руководитель Коммерческой практики юридической фирмы Goltsblat BLP, к.ю.н.

Регулирования сделок

Общие положения

Согласно Законопроекту в ст. 1 ГК РФ появится прямое указание на то, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав, а также исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Таким образом, добросовестное поведение становится легальной обязанностью субъектов оборота, а добросовестность приобретает статус формально установленного принципа гражданского законодательства.

Другая предлагаемая новелла – введение в существующую формулу шиканы (злоупотребления правом) категории «действия в обход закона» – представляется весьма спорной и неоднозначной. Если данная норма не окажется «спящей», а будет активно применяться судами, то это может привести к весьма существенному и необоснованному расширению свободы судейского усмотрения и увеличению риска конъюнктурного толкования того, что следует понимать в тот или ином случае под обходом закона. К тому же, декларируемые цели введения данной нормы могут быть достигнуты с помощью существующих правовых инструментов, такими как институт мнимых или притворных сделок, злоупотребление правом и т. п. Тем более, что лицу, в отношении которого было допущено злоупотребление правом, Законопроект предоставляет возможность требовать возмещения причиненных убытков (существующая норма позволяет лишь отказать лицу, злоупотребляющему правом, в защите данного права).

В соответствии с Законопроектом в качестве отдельных объектов гражданских прав, не относящихся к вещам, будут выделены безналичные денежные средства и бездокументарные ценные бумаги, что позволит не применять к ним (в подавляющем большинстве случаев) правила об обороте вещей, как это происходит сейчас. Данное существенное изменение будет конкретизировано, например, в нормах о правах на бездокументарные ценные бумаги и введении специальных способов защиты от нарушения подобных прав (ст. 149–149.5 ГК РФ в предлагаемой редакции).

Сделки

Существующее регулирование потестативных (условных) сделок (ст. 157 ГК РФ) будет дополнено важным правилом о том, что сделка не может совершаться под условием, наступление которого исключительно или преимущественно зависит от воли стороны сделки. Таким образом, Законопроект вводит прямой запрет на совершение «чисто потестативных» сделок. Но при этом он устанавливает и абсолютно новое правило об «обусловленном исполнении [договорного] обязательства».

В соответствии с ним (ст. 327.1 ГК РФ в предлагаемой редакции) исполнение обязательства, а также осуществление, изменение или прекращение прав по договорному обязательству может быть обусловлено совершением (несовершением) одной из сторон обязательства определенных действий или наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в т. ч. полностью зависящих от воли одной из сторон.

Таким образом, сделки под чисто потестативными условиями будут запрещены, а договорные обязательства, исполнение которых ставится в зависимость от этих же чисто потестативных условий, – разрешены. Именно в этом «дуализме» регулирования видятся потенциальные проблемы правоприменения.

Законопроектом значительно скорректированы нормы о недействительности сделок. Существующая презумпция ничтожности сделки, совершенной в противоречие с нормами закона или иного правового акта, заменяется презумпцией ее оспоримости. Появятся специальные правила о недействительности сделок, совершенных без необходимого согласия третьего лица, органа юридического лица, государственного органа. Кроме того, существенно дополняются нормы, связанные с недействительностью решений собраний.

Обязательства

В соответствующей главе ГК РФ появятся новые виды обязательств:

  • альтернативные;
  • факультативные;
  • натуральные.

Вводится аналог западного termination fee: односторонний отказ предпринимателя от исполнения обязательства (если таковой предусмотрен законом или договором) может быть обусловлен выплатой второй стороне определенной денежной суммы.Также Законопроектом предлагается введение «законных процентов»: кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов, начисленных на сумму долга за период пользования денежными средствами. Данные проценты не будут являться мерой ответственности.

Существенным образом изменятся и нормы о возмещении убытков:

  • появится определение понятия «возмещение убытков в полном размере»;
  • размер убытков должен будет устанавливаться с «разумной степенью достоверности»;
  • при отсутствии такого установления суд не сможет отказать в возмещении убытков, а должен будет определить их размер исходя из принципов разумности, справедливости и соразмерности, а также с учетом всех обстоятельств дела;
  • неустойка может быть уменьшена судом только по заявлению должника, а в предпринимательских отношениях она может снижаться лишь в исключительных случаях, если будет доказано, что ее взыскание в полном размере способно привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

Договоры

Если Законопроект будет принят в нынешней редакции, то в ГК РФ появится отдельная статья о недействительности договора. Основная цель данного дополнения – значительно ограничить основания для оспаривания договора по правилам о недействительности сделок. Можно надеться, что это позволит повысить стабильность и предсказуемость сделок, опосредованных договорами.

Вводятся абсолютно новые для России правила, регламентирующие последствия недобросовестного ведения переговоров, в качестве отдельного основания для одностороннего отказа от договора и предъявления требования о возмещении убытков устанавливается отсутствие у стороны необходимой лицензии или членства в саморегулируемой организации.

Предусмотрены новые виды договоров:

  • рамочный;
  • опционный;
  • абонентский.

Олег Хохлов
партнер Банковской и финансовой практики юридической фирмы Goltsblat BLP

Банковский сектор

Режимы и новые виды счетов

Режимом банковского счета определяется круг совершаемых по нему операций, а также условия соответствующего договора, заключаемого, как правило, между кредитной организацией и ее клиентом.

В настоящее время регулирование предлагаемых в Законопроекте типов счетов и их режимов либо осуществляется нормативными правовыми актами Банка России и иными подзаконными актами органов исполнительной власти,  отсутствует. Более того, функции такой структуры норм ограничиваются лишь созданием правовой оболочки для исполнения регуляторных функций государственных (или, в случае с Банком России, квазигосударственных) органов. Отражение диспозитивной составляющей правоотношений кредитных организаций и их клиентов как участников гражданского оборота в ГК РФ могло бы помочь зафиксировать их гражданско-правовую специфику. Тем не менее, Законопроект не охватывает все виды используемых сейчас специальных банковских счетов (например, бюджетные счета и счета, открываемые конкурсным управляющим для учета средств банка-банкрота), регулирование которых, как видится, останется прерогативой Банка России или будет осуществляться специальным законодательством.

Долгожданным для российской практики является введение счета эскроу, заимствованного из англо-саксонского правопорядка и открываемого для оптимизации расчетов по сделкам на основе договора условного депонирования [(описание которого представлено в разделе «Депонирование» выше)]. В настоящее время ввиду наличия ряда императивных норм, препятствующих применению счета эскроу, в отечественной практике вместо него распространены конструкции расчетов, связанные с использованием аккредитивов, банковских ячеек либо с переносом сделки в юрисдикцию, знакомую с концепцией счета эскроу. Законопроектом предлагается решение указанных проблем, в т. ч. посредством ограничения возможностей обращения взыскания на депонированное имущество и закрытия счета по инициативе банка (эскроу-агента) или клиента (депонента).

Еще одним новым типом банковского счета, предусмотренным законопроектом, является совместный счет, концепция которого основана на модели так называемого семейного счета, широко используемого за рубежом. Законопроект не устанавливает никаких ограничений в отношении состава владельцев совместного счета. Однако, если его открытие физическими лицами, которых связывают определенные личные или фидуциарные отношения, в некоторых случаях экономически оправдано, то его совместное использование физическим и юридическим лицом или двумя юридическими лицами представляется сомнительным и может осуществляться в мошеннических целях, для уклонения от уплаты налогов и отмывания денег. Кроме того, не до конца решенными являются вопросы определения размера долей владельцев совместного счета и порядка выплаты страхового возмещения в рамках системы страхования вкладов.

Введение залогового счета является ответом на запросы практики и отражением давно сформированной зарубежной концепции cash collateral. Таким образом, с принятием Законопроекта залог прав по договорам банковского счета и банковского вклада будет прямо разрешен. Кроме того, залоговый счет можно будет использовать не только для обременения денежных средств, но и для зачисления на него причитающихся залогодателю денежных сумм по договорам залога иного имущества. Аналогично зарубежным концепциям fixed (floating) charge залог можно будет оформить либо на все денежные средства, находящиеся на залоговом счете, либо в отношении твердой денежной суммы.

Распределение рисков и ответственность

Сегодня распределение рисков, связанных с ненадлежащим совершением операций по банковскому счету, в т. ч. с использованием электронного средства платежа, осуществляется на договорной основе, что позволяет кредитным организациям в устанавливаемых ими типовых соглашениях максимально снимать с себя ответственность, перекладывая ее на клиента.

В Законопроекте предлагается расширить ответственность банка за ненадлежащее совершение операций по банковскому счету по ряду параметров:

  • банк будет нести ответственность не только за невыполнение, но и за несвоевременное выполнение распоряжений клиента по счету;
  • неустойка будет начисляться независимо от уплаты процентов за пользование банком денежными средствами;
  • банк будет нести ответственность и в том случае, когда он не сможет установить, что распоряжение выдано неуполномоченным лицом.

Объем ответственности может быть уменьшен в зависимости от вины банка и соблюдения клиентом принципов необходимой осмотрительности и заботливости.

В соответствии с Законопроектом банки обязаны информировать клиента обо всех операциях, совершенных с применением электронных средств платежа (банковских карт), и обеспечивать ему возможность уведомить банк о нарушениях порядка их использования. Формулировки положений Законопроекта в редакции, принятой в первом чтении, касающиеся регулирования операций с использованием электронных средств платежа, отличаются от аналогичных правил, установленных Федеральным законом от 27.06.2011 № 161-ФЗ «О национальной платежной системе». Однако текст Законопроекта в редакции, подготовленной ко второму чтению, приведен в указанной части в соответствие с названным Законом.

На клиента, в свою очередь, возлагается обязанность по направлению уведомления банку в случае утраты банковской карты или ее использования без согласия клиента незамедлительно после получения от банка оповещения о совершенной операции, но в любом случае не позднее дня, следующего за днем получения клиентом данного оповещения. С момента такого уведомления банк несет ответственность за несанкционированное списание средств и обязан в безусловном порядке возместить клиенту сумму операции, совершенной без его согласия.

Повышенная ответственность банка за операции, совершенные до получения от клиента уведомления об утрате карты, установлена в отношении клиентов – физических лиц. В этом случае все риски по безусловному возмещению сумм несанкционированного списания несет банк, если не докажет, что клиент – физическое лицо сам нарушил порядок использования карты, что повлекло совершение операции без его согласия.
Для банков было бы более предпочтительным введение нормы об обязательном дополнительном согласии клиента на совершение каждой операции или ограничение суммы безусловного возмещения оговоренным размером или временными рамками.

В связи с тем, что значительная часть ответственности перекладывается на банки, соответствующие новеллы Законопроекта были восприняты ими негативно, т. к. это потребует от банков привлечения дополнительных ресурсов для страхования (хеджирования) дополнительно принимаемых ими на себя рисков, обусловленных возможностью злоупотреблений со стороны клиентов. С точки зрения потребителей, в особенности клиентов – физических лиц, в рамках такой концепции, по сути, впервые появляется механизм защиты от мошеннических действий и несанкционированных списаний.

Максим Попов
руководитель направления Практики недвижимости и строительства юридической фирмы Goltsblat BLP

Затяжная реформа вещных прав

Очевидно, что работа над поправками в ГК РФ велась без подготовки необходимых сопутствующих изменений в смежные отрасли законодательства (прежде всего, земельное и градостроительное). Наиболее яркий пример – приобретение публичных земель для строительства коммерческой недвижимости. Законопроект провозглашает и описывает право застройки, но основания и порядок его предоставления в отношении публичных земель непонятны. С момента принятия Законопроекта в первом чтении прошло уже более полугода, а проекты федеральных законов, корректирующих земельное и градостроительное законодательство, в Госдуму РФ пока так и не внесены. Это лишает будущих правоприменителей возможности заранее приготовиться к новому регулированию, затягивает процесс реформирования законодательства и снижает его эффективность.

Обращают на себя внимание и существенные метаморфозы, которые произошли и происходят при работе над основным гражданским законом страны. Возьмем то же право застройки. Законопроект, принятый в первом чтении, закреплял его срочный характер (от 50 до 100 лет), что отвечало провозглашаемому принципу единого объекта недвижимости. Но ко второму чтению появляется указание на возможность установления права застройки бессрочно: получается, что всегда и параллельно могут существовать право собственности на участок и право собственности на здание, возведенное на праве застройки. Где же здесь реализация этого самого принципа единого объекта недвижимости?

Похожую ситуацию можно наблюдать и в регулировании прекращения права застройки. Так, императивная норма о поступлении зданий, принадлежащих обладателю права застройки, в собственность собственника земельного участка, превращается в диспозитивную (допускающую установление иного правила законом или договором). Поэтому непонятно, чем новое регулирование, предусматривающее право застройки, отличается от нынешнего.

Нельзя не заметить также и некоторую непоследовательность государства. С одной стороны, налицо постоянные попытки упростить и ускорить процедуры получения разрешительной документации на строительство (например, развитие института негосударственной экспертизы проектной документации, сокращение ее сроков). А, с другой стороны, предлагаемые изменения гражданского законодательства существенно расширяют возможности для легализации самовольных построек. Это может отбить у многих застройщиков желание следовать законным путем – иногда быстрее и дешевле добиться признания права собственности на самовольную постройку в судебном порядке, нежели получать разрешительную документацию, предписанную градостроительным законодательством.

Елена Трусова
Партнер практики по разрешению споров и интеллектуальной собственности юридической фирмы Goltsblat BLP

Интеллектуальная собственность

Предложенные в Законопроекте поправки в части интеллектуальной собственности направлены на устранение серьезных пробелов в законодательстве либо воспроизводят подходы и концепции, сложившиеся при рассмотрении соответствующих судебных споров.

Информационный посредник

Законопроектом впервые вводится понятие «информационный посредник», под которым понимаются администраторы и владельцы Интернет-сайтов и социальных сетей, а также хостинг-провайдеры.

При этом выделяются две группы информационных посредников:

  • информационные посредники, осуществляющие передачу материала в сети Интернет;
  • информационные посредники, предоставляющие возможность размещения материалов в сети Интернет.

Особенно интересна вторая группа, т. к. именно своей ролью «площадки» для размещения чужой информации обычно прикрывались компании-владельцы социальных сетей и крупных Интернет-порталов при предъявлении к ним претензий о нарушении авторских прав.

Законопроект устанавливает общий принцип ответственности информационного посредника за нарушение интеллектуальных прав. Критерии его освобождения от ответственности, предложенные в Законопроекте, близки позиции, сформулированной судами при рассмотрении ряда споров, в т. ч. громкого дела «“Агава-софт” vs. “Top 7”»(Постановление Президиума ВАС №6672/11 от 1 ноября 2011 г. по делу №А40-75669/2008). В частности, информационный посредник освобождается от ответственности в случае, если он не знал и не должен был знать о нарушении, а после получения претензии принял необходимые и достаточные меры по устранению его последствий.

Однако по-прежнему остается без внимания проблема отсутствия эффективных мер ответственности для нарушителей и способов защиты прав правообладателей. Так, нарушения авторских прав в Интернете чаще всего носят массовый и системный характер. При этом правообладатель, предъявляя иск в отношении нескольких десятков или даже сотен определенных произведений, не имеет возможности в рамках действующего законодательства добиться прекращения функционирования всей системы, с помощью которой нарушаются авторские права (например, блокирования возможности поиска и копирования материалов, механизмов загрузки и скачивания). Без возможности влиять с помощью мер ответственности на деятельность всего Интернет-сайта как целостной системы нельзя говорить об эффективной защите прав правообладателей. Даже в случае удовлетворения судом иска в отношении 100 произведений и блокировки доступа к ним цель не будет достигнута, т. к. завтра нарушитель загрузит в сеть еще 500 произведений того же правообладателя (крупной звукозаписывающей или кинокомпании).

Другой интересной новеллой является введение доли в исключительном праве на товарный знак. Если данная поправка сохранится в окончательном тексте Законопроекта, то появится возможность совместного владения товарным знаком и продажи доли в праве на него. Это обеспечит большую свободу действий, например, инвесторам при участии в совместном проекте, реализация которого может сделать связанный с ним товарный знак весьма ценным.

В то же время возникает много вопросов процедурного характера, в т. ч.:

  • как будет регистрироваться переход доли в праве на товарный знак?
  • как будет соблюдаться преимущественное право других участников?
  • каковы последствия оспаривания действительности сделок о продаже долей?

Отдельного внимания заслуживают изменения в ст. 1515 ГК РФ. Если ранее под контрафактным товаром понимался товар, на котором незаконно размещен товарный знак (т. е. товар, изготовленный законно, но ввезенный путем параллельного импорта, под понятие контрафактного не подпадал), то согласно Законопроекту под контрафактным товаром будет пониматься товар, на котором размещен незаконно используемый товарный знак. В этом случае товар, ввозимый параллельным импортером, сразу после пересечения границы станет считаться контрафактным, т. к. использование размещенного на нем товарного знака будет осуществляться с нарушением прав правообладателя или лицензиата. Это сделает возможным применение к параллельным импортерам мер ответственности, предусмотренных, например, таможенным законодательством в отношении ввоза контрафактных товаров, чего действующая сейчас формулировка ГК РФ не позволяет.

 

 

Контакты

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.