Безотзывное полномочие при добровольном представительстве

26.10.2012

Журнал "Закон" № 10, октябрь 2012 г.

Автор рассматривает целесообразность включения в российскую правовую систему конструкции безотзывного полномочия при добровольном представительстве, теоретическую и практическую допустимость данной конструкции, анализирует подход иностранных правопорядков к безотзывному полномочию.

В действующем российском законодательстве отсутствуют нормы, прямо указывающие на допустимость безотзывного полномочия при добровольном представительстве, т.е. полномочия, которое не может быть отменено представляемым. Данный вопрос практически не обсуждался и в цивилистической литературе. Вместе с тем институт безотзывного полномочия существует во многих иностранных правопорядках, являясь эффективным инструментом для решения  целого ряда практических проблем. В связи с указанными обстоятельствами представляется актуальным рассмотрение целесообразности включения в российское правовое поле конструкции безотзывного полномочия.

Российское гражданское законодательство исходит из того, что полномочие добровольного представителя основывается на доверенности. В соответствии с п. 1 ст. 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

В качестве одного из оснований прекращения доверенности российское законодательство указывает на отмену доверенности лицом, выдавшим ее (подп. 2 п. 1 ст. 188 ГК РФ). В п. 2 ст. 188 ГК РФ прямо закреплено, что лицо, выдавшее доверенность, может во всякое время отменить доверенность или передоверие, а лицо, которому доверенность выдана, — отказаться от нее; соглашение об отказе от этих прав ничтожно. Аналогичные положения о возможности отмены доверенности содержались в дореволюционных актах (ст. 2330 Свода законов гражданских Российской империи, ст. 2065 проекта Гражданского уложения Российской империи) и в кодексах советского периода (ст. 270 ГК РСФСР 1922 г., ст. 69 ГК РСФСР 1964 г.). В ст. 182 ГК РФ также указано, что полномочие может явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.). Очевидно, что и в этом случае полномочие представителя может быть прекращено представляемым в любой момент (в частности, путем уведомления об этом заинтересованных третьих лиц, путем изменения обстановки, в которой действует представитель).

Таким образом, из вышеприведенных норм ГК РФ следует, что безотзывное полномочие при добровольном представительстве невозможно.

Однако имеется целый ряд ситуаций, в которых безотзывность полномочия могла бы иметь определенную практическую ценность.

Например, принципал и агент заключают агентский договор на определенный срок, не подлежащий одностороннему расторжению принципалом (ст. 1010 ГК РФ), по которому агент за вознаграждение обязуется осуществлять от имени принципала юридические и иные действия — заключать договоры страхования, договоры по оказанию услуг сотовой связи, принимать платежи третьих лиц и др. То есть агент будет использовать полномочие как средство для извлечения дохода. При этом он может произвести значительные расходы на подготовку и осуществление такой деятельности, а также принять на себя обязательство не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров (п. 2 ст. 1007 ГК РФ). Соответственно, односторонний отзыв полномочия агента повлечет для него невозможность исполнения агентского договора, не получение прибыли и значительные убытки.

Негативные последствия одностороннего отзыва полномочия наступают при отзыве полномочия у банка-агента, представляющего интересы всех кредиторов перед заемщиком по синдицированному кредиту, выданному кредиторами заемщику в рамках единого кредитного договора. В подобных случаях банк-агент осуществляет взаимосвязь между заемщиком и кредиторами, производя от имени кредиторов ряд действий по исполнению договора синдицированного кредита, что позволяет координировать интересы различных кредиторов и вырабатывать единую позицию. Банк-агент от имени кредиторов оценивает представленные заемщиком документы для выдачи кредита и принимает решение о выдаче кредита, оценивает соблюдение заемщиком установленных кредитным договором финансовых показателей в период его действия, принимает решение о досрочном погашении заемщиком задолженности при наступлении обстоятельств, предусмотренных кредитным договором. Соответственно, одностороннее прекращение полномочия банка-агента любым из участников синдицированного кредита существенно затруднит исполнение договора синдицированного кредита.

Безотзывное полномочие может быть также использовано при наделении миноритарными акционерами одного лица полномочиями в целях представления их единой позиции на общих собраниях, а также в целях исполнения договоренностей, достигнутых участниками или акционерами в договоре об осуществлении прав участников или в акционером соглашении.

Из указанных случаев с синдицированным кредитом и миноритарными акционерами отчетливо видно, что безотзывные полномочия являются эффективным средством формирования единой позиции множества лиц. Список приведенных примеров, где наличие безотзывного полномочия могло бы быть крайне полезным, не является исчерпывающим.

Чтобы ответить на вопрос о допустимости существования безотзывного полномочия в российской правовой системе, прежде всего следует проанализировать причины существования в российском праве нормы об отзыве доверенности в любое время.

В цивилистической доктрине в качестве данной причины называют обычно лично-доверительный (фидуциарный) характер отношений представляемого и представителя.   Как видится, ссылка только на это обстоятельство без раскрытия правовой сути лично-доверительных отношений не объясняет надлежащим образом возможность прекращения доверенности во всех случаях. В реальности далеко не всегда отношения представительства строятся на фактическом доверии. Вряд ли о какой-либо доверительности можно говорить в ситуации, когда синдикат банков назначает своим агентом один из банков. Характеристика доверительности отношений представительства свойственна скорей только отношениям, опосредуемым договором поручения. Существует целый ряд иных типов договоров, объектом которых выступает представительство, в частности, агентский договор, договор транспортной экспедиции, договор простого товарищества, договор на коллективное управление авторскими и смежными правами. Однако в отличие от договора поручительства данные договоры во многих случаях не могут быть прекращены любой из сторон во всякое время. 

Представляется, что реальной причиной запрета безотзывной доверенности является желание защитить представляемого от действий представителя: если представитель может своими действиями возлагать обязательства на представляемого и отчуждать его имущество, в целях прекращения такой возможности в случае подозрения в недобросовестности представителя представляемый должен иметь право прекратить полномочие. 

Данная причина заслуживает внимания. Однако из нее безусловно не следует, что право на отмену доверенности должно быть у представляемого абсолютно во всех случаях, что такое право не нарушает баланс интересов сторон и что только данное право способно защитить интересы представляемого.

В связи с этим особый интерес представляет опыт зарубежных стран.

Безотзывное полномочие традиционно признается в странах общего права.

В английском праве  наиболее интересным случаем безотзывного полномочия («irrevocable authority») для целей настоящей статьи является полномочие, соединенное с интересом («authority coupled with an interest»). Таким полномочием наделяется представитель (агент) для обеспечения его собственных интересов или интересов третьего лица.

Частным случаем безотзывного полномочия, соединенного с интересом, является доверенность, выданная в качестве обеспечения («power of attorney given as security»). В ст. 4 Закона о доверенностях 1971 года (Powers of Attorney Act 1971)  установлено следующее: если в доверенности прямо указано, что она безотзывная, и если она выдана для обеспечения интересов представителя или исполнения обязательства представителя, то до тех пор, пока представитель имеет такой интерес или обязательство остается неисполненным, доверенность не может быть прекращена представляемым без согласия представителя или смертью, недееспособностью или банкротством представляемого, либо, если представляемый является юридическим лицом, его ликвидацией.

Примером ситуации, когда по английскому праву допустимо наделение безотзывным полномочием, является следующее судебное дело. Должник, имевший задолженность перед кредитором, выдал этому кредитору доверенность на продажу помещений должника и получение вырученных от такой продажи средств в целях погашения за счет этих средств задолженности перед кредитором. Суд признал полномочие, основанное на данной доверенности, безотзывным, в связи с тем, что оно являлось полномочием, соединенным с интересом: целью выдачи доверенности было обеспечение обязанности должника по возврату долга и предоставление средства в получении долга.

Согласно английскому праву то обстоятельство, что вследствие прекращения полномочия агента он не сможет получить вознаграждения от представляемого (принципала) за исполнение агентского договора, не делает полномочие безотзывным. В одном из современных судебных дел  рассматривался иск агента о продолжении выполнения им поручений принципала, заявленный агентом в связи с расторжением принципалом агентского договора. Судья отказал в удовлетворении данного иска, отметив следующее: не имеет смысла для любого принципала, который привлек агента в целях осуществления определенного направления его бизнеса, чтобы агент продолжал действовать в его интересах после того, как необходимая степень доверия и уверенности в отношении агента была по каким-либо причинам утрачена.   

Необходимо отметить, что в английском праве полномочие может быть безотзывным не только в случае его связанности с интересом представителя (агента) или третьего лица, но и в иных случаях.

Например, когда лицо покупает имущество на аукционе, оно уполномочивает аукциониста подписать от его имени меморандум о продаже, и такое полномочие безотзывно в период между ударом молотка аукциониста и подписью аукциониста.

Сходные положения о безотзывности полномочия, соединенного с интересом, содержатся в праве США. Так, в соответствии с § 3.12 и 3.13 Третьего свода права агентирования (Restatement (Third) of Agency)  полномочие, предоставленное в качестве обеспечения (power given as security), не прекращается в случае отзыва его представляемым в случае потери представляемым дееспособности, смерти представляемого, а также в ряде других случаев. Полномочием, предоставленным в качестве обеспечения, является полномочие, предоставленное в интересах представителя или третьего лица. Оно предоставляется для защиты правового титула или для обеспечения исполнения обязательства (за исключением обязательств представителя перед представляемым). 

В Кодексе штата Делавэр содержится достаточно широкое определение интереса, применительно к которому полномочие может быть безотзывным. В соответствии с подп. (е) п. 2 § 212 данного Кодекса, регламентирующим полномочия представителя акционера компании, «надлежащим образом оформленная доверенность должна быть безотзывной, если в ней утверждается, что она безотзывная, и если (и до тех пор) она связана с достаточным интересом, которым можно обосновать безотзывность полномочия (курсив наш - Е.О.); доверенность может быть выдана безотзывной, несмотря на то что интерес, с которым она связана, является интересом в самой акции либо в компании в целом».       

Безотзывное полномочие признается также во многих странах континентальной правовой системы.

На существование института безотзывного полномочия представителя указывает ряд положений Гражданского уложения Германии : «Полномочие может быть также отменено (здесь и далее курсив наш. – Е.О.), хотя правоотношение продолжает существовать, если из содержания последнего не следует иное» (§ 168); «Объявление об утрате доверенностью силы недействительно, если лицо, выдавшее доверенность, не вправе отменить полномочие (абз. 3 § 176); «При наличии серьезного основания товарищ может быть лишен полномочия на ведения дел, переданного ему по договору товарищества единогласным решением всех участников товарищества либо решением большинства остальных участников, если по договору товарищества решения принимаются большинством голосов; серьезным основанием является, в частности, грубое нарушение обязанностей или неспособность к надлежащему ведению дел» (абз. 1 § 712).

В немецкой цивилистической литературе следующим образом комментируются положения о безотзывном полномочии: "Степень допустимости безотзывного полномочия таким образом является дискуссионным вопросом и Федеральный Верховный Суд в 1971 году установил, что безотзывное полномочие возможно только в том случае, если оно служит интересам представителя, то есть оно является полномочием, соединенным с интересом. Даже если полномочие прямо обозначено как безотзывное, Федеральный Верховный Суд в 1969 году установил, что оно тем не менее может быть отозвано, если имеются серьезные причины для этого». Также указывается, что безотзывное генеральное полномочие может быть признано недействительным, если оно постоянно лишает представляемого правомочий управлять своими собственными делами.

Очевидно, в праве Германии институт безотзывного полномочия достаточно схож с этим институтом в английском праве и праве США.

Безотзывное полномочие признается и законодательством Италии. В ст. 1723 действующего Гражданского кодекса Италии 1942 года, устанавливающей случаи неотменяемого договора поручения и применяемой по аналогии к полномочиям представителя, указано следующее: «Полномочие, которое также дано в интересах поверенного или третьего лица не прекращается при его отмене принципалом, если не будет согласовано иное или если имеется обоснованная причина для такой отмены; оно не прекращается вследствие смерти или последующей недееспособности принципала».  В качестве типичного примера полномочия в интересах представителя называется ситуация, когда представляемый уполномочивает представителя требовать от третьего лица сумму денежных средств, которую представляемый изначально должен был представителю.  

В ст. 74 Гражданского кодекса Нидерландов 1992 года установлено, что «если целью полномочия является совершение сделки в интересах доверенного или третьего лица, то может быть определено, что оно не может быть отозвано, или, что оно не прекращается со смертью или установлением попечительства над доверителем; суд может по ходатайству доверителя, его наследника или управляющего имуществом доверителя изменить или отменить действия данного правила, если на это есть веские причины».

Из комментариев к Принципам европейского договорного права следует, что безотзывное полномочие в интересах представителя существует также в Греции, Дании, Финляндии, Португалии, Бельгии, Австрии.  

Проведенный общий анализ зарубежного законодательства указывает на то, что в ряде развитых правовых систем признается безотзывное полномочие представителя. Преимущественно такое признание сводится к ситуации, когда полномочие предназначено для удовлетворения интересов представителя или третьих лиц.

Конструкция безотзывного полномочия присутствует далеко не во всех иностранных правопорядках и международных актах. Например, во Франции и в Швейцарии  полномочие может быть прекращено представляемым в любой момент. Согласно ст. 17 Конвенции об агентировании в области международной купли-продажи товаров (Женева, 1983 г.)  полномочие агента прекращается при отзыве этого полномочия  принципалом. Безотзывное полномочие отсутствует и в Принципах европейского договорного права (ст. 3:209). 

Однако наличие конструкции безотзывного полномочия в праве таких стран как Германия, Нидерланды, Италия, Великобритания и США, является серьезным аргументом в пользу ее признания в российском праве. 

Институт безотзывного полномочия в интересах представителя или третьего лица не соответствует традиционным российским доктринальным подходам к представительству, согласно которым категория интереса обычно включается в понятие представительства.  Он также нашел свое косвенное отражение в ряде норм ГК РФ. Например, в соответствии с п. 2 ст. 182 ГК РФ не являются представителями лица, действующие хотя и в чужих интересах, но от собственного имени.

Вместе с тем мы не видим существенных препятствий для корректировки традиционного доктринального подхода и исключения из понятия представительства категории «интереса». Целью (эффектом) представительства является возникновение в результате действий представителя юридических последствий непосредственно в лице представляемого. Осуществление этих действий в интересах именно представляемого, а не других лиц, не является сутью, ядром представительства. Функция института представительства – обеспечение непосредственного возникновения юридических последствий у одного лица в результате действий другого. Задача определения, в чьих интересах представитель должен осуществлять свои действия, относится к институтам, регламентирующим конкретные виды отношений представительства (нормы о различных видах законного представительства, нормы о договоре поручения, об агентском договоре и др.).

Кроме того, в ситуациях, когда представитель на основании полномочия действует в своих интересах или интересах третьих лиц, интерес представляемого в большинстве случаев не исчезает, он существует параллельно с иными интересами. Например, полномочие на продажу недвижимого имущества представляемого в целях погашения долга представляемого перед представителем предполагает действия представителя и в интересах представляемого – недвижимое имущество должно быть продано по рыночной цене, договор на продажу недвижимого имущества должен быть заключен на разумных условиях.

Интересно, что российским законодательством прямо предусмотрен случай, когда прежде всего в своих интересах, а не в интересах представляемого (комитента), действует косвенный представитель (комиссионер). В соответствии со ст. 55 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»  удовлетворение требований залогодержателя за счет имущества, заложенного по договору об ипотеке, без обращения в суд (во внесудебном порядке) допускается на основании соглашения между залогодержателем и залогодателем. В таком соглашении об удовлетворении требований залогодержателя стороны могут, в частности, предусмотреть приобретение заложенного имущества залогодержателем для третьих лиц с зачетом в счет покупной цены требований залогодержателя к должнику, обеспеченных ипотекой.  При этом к соглашению о приобретении заложенного имущества залогодержателем для третьих лиц применяются также правила гражданского законодательства Российской Федерации о договоре комиссии.

Безусловно, отношения прямого представительства («от имени представляемого») и отношения косвенного представительства («от своего имени за счет представляемого») имеют существенные различия. Однако традиционно и первые, и вторые рассматриваются как отношения, где представитель (прямой или косвенный) действует в интересах представляемого.  Если в вышеприведенном случае в российском законодательстве допускаются действия косвенного представителя в своих интересах, то должны допускаться и действия прямого представителя в своих интересах.

Само появление института представительства указывает на то, что его развитие осуществлялось исходя из практических потребностей, которым приходилось преодолевать негативное отношение к представительству в цивилистической доктрине. Как отмечает Р. Циммерман при анализе истории представительства,  «вплоть до 19 века имелись ученые, которые рассматривали как несовместимое с природой обязательства возникновение договорного права требования непосредственно у третьего лица».  Думается, что в этом свете, доктринальный подход к понятию представительства, включающий в его содержание категорию интереса, не должен служить препятствием реализации практических потребностей в безотзывном полномочии.

Для российского права безотзывное полномочие при добровольном представительстве не является абсолютно чуждым. 

Так, в юридической литературе указывалось на невозможность отмены представительства, основанного на препоручительном индоссаменте в соответствии со ст. 18 Постановления ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 № 104/1341 «О введении в действие Положения о переводном и простом векселе». 

В ГК РФ в целом ряде случаев прямо отмечена возможность возникновения полномочия представителя на основании договора: коммерческое представительство осуществляется на основании договора, заключенного в письменной форме и содержащего указания на полномочия представителя, а при отсутствии таких указаний также и доверенности (п. 3 ст. 184 ГК РФ); в случаях, когда в агентском договоре, заключенном в письменной форме, предусмотрены общие полномочия агента на совершение сделок от имени принципала, последний в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий, если не докажет, что третье лицо знало или должно было знать об ограничении полномочий агента (п. 2 ст. 1005 ГК РФ); в отношениях с третьими лицами полномочие товарища совершать сделки от имени всех товарищей удостоверяется доверенностью, выданной ему остальными товарищами, или договором простого товарищества, совершенным в письменной форме (п. 2 ст. 1044 ГК РФ); основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами , заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме (п. 3 ст. 1242 ГК РФ). По нашему мнению, это свидетельствует о намерении законодателя подчинить полномочие правовому режиму договора, который являлся основанием возникновения полномочия, в том числе в отношении невозможности прекращения полномочия во всякое время в одностороннем порядке.

В Концепции совершенствования общих положений ГК РФ (раздел VI)  предлагается исключить вышеприведенные нормы, являющиеся базой для обоснования правовой позиции о безотзывности полномочия, основанного на договоре: «Целесообразно отказаться от конструкции закрепления полномочий представителя в договоре, а не доверенности, осуществив корректировку ряда специальных положений ГК РФ о договорах». Такое предложения аргументировано в том числе следующим образом: «Разработка особого режима для полномочий, основанных на договоре, не может быть признана целесообразной, поскольку практический эффект от закрепления полномочий в договоре, а не доверенности, не очевиден». По нашему мнению, указанный практический эффект заключатся в возможности использования участниками гражданского оборота безотзывного полномочия. При этом безотзывность полномочия может быть обеспечена не только на основании подхода, признающего договор в качестве самостоятельного основания полномочия, отличного от выдачи доверенности (это может быть обеспечено на уровне судебной практики), но и путем включения в ГК РФ норм о безотзывной доверенности. Соответственно отказ от закрепления конструкции безотзывных полномочий представителя в договоре, полагаем, допустим только при одновременном закреплении в ГК РФ конструкции безотзывного полномочия, основанного на доверенности.

Попытка внедрения в российскую правовую систему полномочия, сходного с безотзывным, предпринята в Федеральном законе от 28.11.2011 № 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе».  В соответствии с п. 8 ст. 9 данного Закона в отношениях с третьими лицами полномочие управляющего товарища совершать сделки от имени всех товарищей удостоверяется доверенностью на ведение общих дел товарищей. Однако, как следует из п.п. 14 и 15 ст. 9 данного закона, это полномочие управляющего товарища не может быть прекращено представляемыми в любой момент по их усмотрению, оно может быть прекращено судом в связи с нарушением условий договора инвестиционного товарищества или положений этого Закона, а также во внесудебном порядке, но по исчерпывающему перечню оснований, указанных в названном договоре.

Одним из доводов в пользу целесообразности признания безотзывного полномочия представителя является низкая эффективность иных правовых средств защиты интересов представителя и третьих лиц.

Заявление требования о возмещении убытков в связи с односторонним прекращением представляемым полномочий не может надлежащим образом защитить интересы представителя и третьих лиц в связи с тем, что размер убытков крайне сложно доказать. Голландский ученый Х.Л.Е. Верхаген (H.L.E. Verhagen) в отношении данного средства правовой защиты представителя отмечает, что оно «во многих случаях не будет эффективным и ничего не будет стоить при банкротстве представляемого».

Установление в договоре неустойки за отзыв полномочий также не будет являться действенным стимулом для представляемого ввиду существующей практики значительного уменьшения судами неустойки на основании ст. 333 ГК РФ.

Более того, из действующего российского законодательства прямо не следует возможность какой-либо ответственности (возмещения убытков или неустойки) за отзыв полномочий. Известно, что ответственность наступает за неправомерные действия. В ситуации отзыва полномочия в нарушение установленного в договоре запрета на это представляемый может сослаться на то, что он обладает таким правом в силу императивной нормы ГК РФ, что его действие является правомерным и поэтому осуществление им своего права не влечет какую-либо ответственность для него.

Опыт зарубежных стран является определенным ориентиром и для разрешения данного вопроса об ответственности.

В Европейской директиве № 86/653/EEC от 18.12.1986 г. о гармонизации законодательства государств – членов ЕЭС по вопросу независимых коммерческих агентов, которая в дальнейшем была имплементирована в национальное законодательство данных государств, содержится детальное регулирование оснований и механизма расчета возмещения убытков (compensation for the damage)  принципалом агенту в случае досрочного расторжения агентского договора. В соответствии с п. 3 ст. 17 данной Директивы коммерческий агент имеет право на возмещение убытков, причиненных ему прекращением агентского договора. Указывается, что такие убытки имеют место, в частности,  когда прекращение агентского договора лишает агента получения комиссии, которую он бы получил при надлежащем исполнении агентского договора, и/или когда прекращение агентского договора не позволяет агенту погасить его расходы, осуществленные им в связи с исполнением договора.

Французский ученый Северин Сентьер(Severine Saintier) отмечает, что приведенные нормы Директивы основаны на французской системе и что во Франции суды обычно присуждают агенту в качестве компенсации убытков двухгодичный размер его комиссии. В европейской цивилистической доктрине различают условную безотзывность полномочия (relative irrevocability) – когда отзыв полномочия в нарушении договора имеет силу, но влечет ответственность представляемого, и абсолютную безотзывность полномочия («absolute irrevocability») – когда полномочие не может быть отозвано в принципе.  Основываясь на таком делении целесообразно подразделять безотзывное полномочие при добровольном представительстве на условно безотзывное и абсолютно безотзывное.  

Как видится, несмотря на невысокую эффективность условно безотзывного полномочия по сравнению с эффективностью абсолютно безотзывного, его признание существенно обогатило бы российское регулирование отношений представительства.В рамках анализа способов защиты прав представителя при отзыве полномочия вызывают интерес способы защиты, встречающие на практике. По одному из дел агент, оказывавший страховой компании услуги по заключению договоров страхования, предъявил иск об обязании страховой компании выдать ему доверенность на совершение юридических действий в связи с истечением срока ранее выданной доверенности.  Суд отказал в удовлетворении данного иска, в том числе со ссылкой на возможность принципала в любое время отозвать доверенность. Представляется, что данный способ защиты права (требование о выдаче доверенности) не является надлежащим. При удовлетворении подобного иска исполнение решения суда будет крайне затруднительным и что самое существенное – бессмысленным. Как справедливо отмечено судом в данном деле, после выдачи новой доверенности представитель сразу сможет ее отозвать. Однако само существование подобного спора дополнительно указывает на заинтересованность бизнеса в ясных и эффективных средствах правовой защиты от одностороннего отзыва полномочий и неблагоприятных последствиях такого отзыва.

Вышеприведенные соображения о безотзывном полномочии при добровольном представительстве позволяют, по нашему мнению, прийти к следующим выводам, которые могут быть использованы для разработки детальных законодательных норм.

Во-первых, принимая во внимание опыт иностранных правопорядков и практические потребности участников гражданского оборота, целесообразно и допустимо признание безотзывного полномочия представителя (абсолютно безотзывного полномочия) в рамках российской правовой системы. Такое признание, как нам видится, не имеет существенных препятствий со стороны российской цивилистической доктрины. 

Во-вторых, учитывая, что безотзывное полномочие является достаточно серьезным инструментом в руках представителя и способно вызвать наступление значимых последствий для представляемого, вряд ли возможность наделения представителя безотзывным полномочием должна быть закреплена в качестве общего правила.
Безотзывное полномочие должно допускаться в случаях, когда им наделяется представитель в своих интересах или в интересах третьих лиц , а также в иных случаях, прямо установленных в законе , когда баланс между необходимостью защиты интересов представляемого и иными значимыми интересами перевешивает в сторону последних. 

При этом в качестве мер защиты представляемого в случае наделения им представителя безотзывным полномочием могут быть использованы следующие средства (в зависимости от случаев безотзывного полномочия): некоторые виды безотзывного полномочия могут быть ограничены отношениями между предпринимателями; сроки безотзывного полномочия в некоторых случаях могут быть  минимальными; у представляемого должно быть право прекратить безотзывное полномочие через суд в случае серьезных оснований для этого; представитель не должен иметь генеральную безотзывную доверенность представляемого. 

В-третьих, невозможность получения вознаграждения от представляемого за исполнение его поручения не должна делать полномочие безотзывным (абсолютно безотзывным). Однако в этом случае должна признаваться допустимость условно безотзывного полномочия, при отзыве которого у представителя было бы право на взыскание договорной неустойки и на возмещение убытков, при расчете которых принималась бы во внимание потеря им будущего вознаграждения.

 

 

 


 

 

 

 

 

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.