Березовский vs Aбрамович: сложности английского правосудия

25.10.2012

Журнал "Закон" № 10, 2012

Событие. Комментарии экспертов
 
31 августа судья Элизабет Глостер огласила решение по самому громкому английскому делу с солидным российским элементом: в удовлетворении требований г-на Березовского к г-ну Абрамовичу отказано. Позже Березовский отказался от подачи апелляционной жалобы. Является ли для вас исход спора неожиданным? Есть ли в решении выводы — правовые или фактические, — с которыми вы не согласны? Какие аспекты этого спора являются для вас наиболее интересными?

— С самого начала я был убежден в том, что это дело было инициировано Б. Березовским скорее в политических, нежели в финансовых целях. Ошеломительная сумма иска в 5,5 млрд долл. США и откровенное раскрытие неизвестных для простого обывателя фактов «распила» государственного имущества на рубеже 1990—2000-х гг. являлись лишь средством привлечения внимания общественности. Подтверждением тому является набор доказательств, которым оперировал Березовский: после публикации иска в открытом доступе надуманность его требований стала очевидной. Любому юристу, да и просто здравомыслящему человеку ясно как божий день, что сделки по поводу такого имущества, как недвижимость и акции компаний, не могут строиться на вербальных договоренностях. Поскольку Березовского консультировали квалифицированные юристы, он также не мог остаться в неведении относительно бесперспективности подобного иска.

Полагаю, что исход спора был изначально ясен и для судьи Элизабет Глостер. Она достаточно обстоятельно описала свои выводы в принятом судебном акте. Примечательно, что они в целом корреспондируют российскому закону.

Из принципиальных моментов: верно отмечено, что бремя доказывания лежало на заявителе, который в качестве орудия доказывания использовал исключительно свои показания. В иске заявляется об устном характере всех сделок по продаже акций, что, как справедливо отметил суд, не могло иметь место в отношении такого рода активов. Я думаю, что выводы российского суда по такому делу имели бы аналогичный характер.

Однако до сих пор не совсем очевидным является вопрос о подсудности данного спора. В Англии распространена концепция домицилия — правопорядок может связываться с лицом через факт места жительства. Представляется, что именно таким путем шел Березовский, описывая в иске интересы Абрамовича в Англии и ссылаясь на Регламент Совета ЕС 44/2001. Но вопрос домицилия является оценочным и, по-видимому, судье было достаточно фактов для принятия дела к своему производству.

Мне как юристу любопытным показалось построение судебного акта, детерминированное многовековой историей прецедентного права Англии. Суд не приводит ссылок на нормативные акты, однако крайне обстоятельно описывает свои мотивы и логику, которые привели к тому или иному выводу. В частности, говорится о противоречивости показаний Березовского, а также о том, что они зачастую были «умышленно нечестными».

Контакты

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.