Холдинговые компании как инструмент налогового планирования

12.10.2012

Журнал "Слияния и поглощения" № 9 (115), 2012 г.

Для каких целей создаются холдинговые компании?

Структура с использованием холдинговой компании в сочетании с различными техниками налогового планирования может стать важным аспектом более комплексной системы налогового планирования, применяемой многонациональными предприятиями, считающимися лучшими в своей области, и часто является неотъемлемой частью глобальной налоговой стратегии, реализуемой компанией.

Создание холдинговой компании может быть обусловлено целым рядом причин. Однако, среди наиболее распространенных причин создания холдинговой компании можно назвать владение дочерними компаниями, расположенными в различных юрисдикциях, и централизацию управления. 

Нередко холдинговая компания сочетает инвестиционные функции (т.е. владение дочерними компаниями) с деятельностью, связанной с управлением объектами интеллектуальной собственности (далее «ИС») (например, разработка и использование объектов ИС), а также с финансовой деятельностью. Таким образом, холдинговая компания представляет собой нечто вроде центра управления многонациональным предприятием (далее «МНП»).

Кроме того, в литературе выделяют следующие цели создания холдинговой компании :

• создание платформы для будущего приобретения бизнеса, создания совместных предприятий и реализации других коммерческих проектов;

• привлечение кредитов от иностранных банков;

• эффективное снижения налогов на доходы, в том числе, посредством внутреннего финансирования и кредитования;

• использование налоговых преференций, предусмотренных Директивами ЕС и/или в соглашениями об избежании двойного налогообложения, предусматривающих освобождение или пониженную ставку налога у источника выплаты дохода.

Требования к месту нахождения холдинговой компании

Потребности МНП в обеспечении налоговой эффективности, контроле за финансовыми потоками требуют особого внимания и являются определяющими факторами при создании структуры бизнеса, однако не следует недооценивать влияние неналоговых факторов на структурирование бизнеса . Так, помимо рассмотренных ниже налоговых причин выбора определенной юрисдикции в качестве места нахождения холдинговой компании, необходимо учитывать также и определенные неналоговые аспекты  при выборе юрисдикции.

Юрисдикция холдинговой компании должна характеризоваться политической и экономической стабильностью, пройти «практическую проверку» в качестве места создания холдинговых компаний, иметь привлекательный налоговый режим, а также быть привлекательной по своему географическому расположению, обеспечивая при этом низкий уровень организационных и операционных расходов и т.п.

Таким образом, при определении юрисдикции для создания холдинговой компании должны учитываться следующие неналоговые аспекты:

• политический и инвестиционный климат;

• требования законодательства, регулирующего порядок создание юридических лиц;

• финансовые аспекты, в т.ч вопросы кредитно-денежного контроля, валютного регулирования и валютных рисков;

• наличие юридических фирм с солидной репутацией;

• отсутствие административных барьеров;

• наличие развитой инфраструктуры .

Налогообложение холдинговых компаний

Вероятно, одним из наиболее существенных аспектов, требующих внимательной оценки перед выбором юрисдикции для создания холдинговой компании является режим налогообложение холдинговых компаний. С учетом причин создания холдинговой компании, оптимальным местом для ее создания  является та юрисдикция, в которой не облагаются налогом дивиденды, доходы от прироста капитала, а также процентные доходы и лицензионные платежи (роялти). 

Кроме того, оптимальное местонахождение холдинговой компании - это юрисдикция, где отсутствуют национальные налоги, а также правила, направленные на борьбу с уклонением от уплаты налогов (например, правила тонкой капитализации, правила контролируемых иностранных компаний, трансфертное ценообразование и т.п.). В то же время такая юрисдикция должна иметь разветвленную сеть соглашений об избежании двойного налогообложения, позволяющую холдинговой компании пользоваться определенными налоговыми льготами (освобождение от уплаты налогов на дивиденды, проценты и роялти).

Строго говоря, на сегодняшний день ни одна юрисдикция не соответствует этим критериям. Похожий режим налогообложения предлагается в оффшорных юрисдикциях, иначе называемых «налоговыми гаванями».  В большинстве из них корпоративный налог на прибыль, а также косвенные налоги (НДС и акцизы) не взимаются. Кроме того, в них не облагаются налогом исходящие/входящие дивиденды, проценты и роялти, а также отсутствует законодательство, направленное на борьбу с уклонением от уплаты налогов.  В то же время у большинства оффшорных юрисдикций отсутствуют соглашения об избежании двойного налогообложения, позволяющие холдинговой компании  пользоваться освобождением от уплаты налога у источника дохода.   Этот недостаток не позволяет «налоговым гаваням» считаться оптимальным вариантом места нахождения холдинговой компании.

Без возможности применения Директив ЕС  и/или соглашений об избежании двойного налогообложения, предусматривающих снижение ставок или освобождение от налога  у источника дохода и устраняющих двойное налогообложение, использование оффшорных юрисдикций всегда будет сопряжено с определенными ограничениями.

В этой связи, идеальным местом для создания холдинговой компании была бы низконалоговая юрисдикция, с разветвленной сетью соглашений об избежании двойного налогообложения, предлагающая своим резидентам различные налоговые льготы и освобождения (например, освобождение от налогообложения полученных дивидендов и дохода от продажи акций, ускоренная амортизация, специальный режим налогообложения в отношении объектов интеллектуальной собственности, и т. д.) с ограниченными правилами, направленными на борьбу с уклонением от уплаты налогов.

Юрисдикции всего мира  все интенсивнее взаимодействуют друг с другом в вопросах обмена информацией в сфере налогообложения. В то же время это не означает отсутствия конкуренции между странами в сфере налогообложения.  Совсем наоборот. Юрисдикции устанавливают различные специальные правила и льготы для холдинговых компаний в целях привлечь налогоплательщиков управлять инвестициями с их территории .

Соглашения об избежании двойного налогообложения

Большинство соглашений об избежании двойного налогообложения, заключенных на основе Модельной конвенции ОЭСР в отношении налогов на доходы и капитал (далее «Модель ОЭСР»), предусматривают снижение ставки налога у источника дохода или полное освобождения от уплаты налога при выплате дивидендов, процентов и роялти. 

Доходы, полученные в результате отчуждения акций, обычно облагаются налогом только в стране резиденства, за исключением случаев, когда активы дочерней компании более чем на 50% состоят из недвижимого имущества, расположенного на территории другого государства (Статья 13 (4) Модели ОЭСР). Данное положение позволяет холдинговой компании продать свою долю участия в дочерней компании без уплаты налога на прирост капитала, взимаемого у источника выплаты.

Другое важное положение, предусмотренное в соглашениях об избежании двойного налогообложения, основанных на Модели ОЭСР, предоставляет дочерней компании право вычета сумм процентов и/или роялти, выплаченных  в пользу холдинговой компании, на тех же условиях, которые применялись бы, если бы такие суммы уплачивались резиденту государства инкорпорации  дочерней компании (положение о дискриминации) (Статья 24 (4) Модели ОЭСР).

В отличие от чистых «налоговых гаваней» большинство европейских стран имеют разветвленную сеть соглашений об избежании двойного налогообложения.  Например, Люксембургом заключено 76 соглашениях, Нидерландами - в 92, Кипром - 47, а Швейцарией - 96.  Большинство из этих соглашений основаны на Модели ОЭСР.

Стоит отметить, что страны Европейского Союза приняли ряд Директив ЕС, в соответствии с которыми Страны-участницы не могут облагать налогом исходящие дивиденды, проценты и роялти при соблюдении определенных условий .

Льготное налогообложение дивидендов

Вместе с разветвленной сетью соглашений об избежании двойного налогообложения в юрисдикции, являющейся оптимальным вариантом для размещения холдинговой компании, должны существовать специальные режимы налогообложения холдинговых компаний.  Как правило, холдинговые компании облагаются корпоративным налогом на прибыль по обычной ставке в порядке, аналогичном тому, который установлен для других компаний.  В то же время, в большинстве юрисдикций, которым отдается предпочтение при выборе места нахождения холдинговой компании, доходы от прироста капитала и дивиденды, получаемые от так называемого «квалифицированного участия» (т.е. владения определенным количеством акций дочерней компании), исключаются из налоговой базы холдинговой компании.

Обычно, холдинговая компания должна удовлетворять определенным условиям для того, чтобы иметь право пользоваться указанным освобождением. Обычно такие условия включают требование к минимальному проценту участия в уставном капитале и/или стоимость такого участия. В некоторых юрисдикциях для того чтобы пользоваться освобождением необходимо удовлетворять ряду специфических условий (например, доходы дочерней компании должны облагаться по минимальной ставке («subject-to-tax»), или основной целью деятельности компании должно быть участие в дочерних компаниях, при этом в юрисдикции холдинговой компании не должно вестись никакой активной хозяйственно деятельности и т.д.).

Например, в Нидерландах дивиденды, полученные дивиденды облагаются налогом в общеустановленном порядке. Льготный режим (так называемый “participation exemption” применяется при соблюдении следующих условий:

• доля участия компании-получателя составляет не менее 5% от номинального оплаченного капитала дочерней компании;

• участие должно быть обусловлено определенными деловыми целями, т.е. не являться портфельной инвестицией.

Если второе требования не выполняется, льготный режим может применяться при выполнении любого из следующих условий:

• активы дочерней компании не более чем на 50% состоят из портфельных инвестиций. При этом участие, составляющие менее 5% капитала, всегда квалифицируются как портфельные инвестиции;

• дочерняя компания, которой принадлежит более 50%  пассивных инвестиций, облагается налогом на прибыль в стране ее резиденства по ставке не менее 10% .

Как правило, в Нидерландах доходы от прироста стоимости капитала также  облагаются корпоративным налогом на прибыль.  Однако,  доходы от прироста стоимости капитала, получаемые в результате продажи акций, могут освобождаться от указанного налога  при соблюдении условий применения режима «participation exemption».

В отличие от Нидерландов, на Кипре использование режима  «participation exemption» не обусловлено выполнением каких-либо специальных требований по минимальной доле участия в капитале дочерней компании и/или размеру инвестиций в уставный капитал.

Таким образом, принимая решение относительно выбора места регистрации холдинговой компании, важно знать о доступности режима льготного налогообложения дивидендов и прироста капитала от продажи акций, а также понимать конкретные нормативно-правовые требования, связанные с использованием такого режима .

Налог у источника выплаты дохода  

Как уже отмечалось, пониженная налоговая ставка или освобождение от уплаты налога у источника выплаты при получении холдинговой компанией входящих дивидендов, процентных или роялти является важным аспектом, который следует внимательно проанализировать перед выбором места регистрации холдинговой компании.  Однако, не менее важным является режим налогообложения исходящих (т.е. выплачиваемых самой холдинговой компанией) дивидендов, процентов или роялти.

Так например, в Нидерландах при соблюдении требований «participation exemption» исходящие дивиденды не облагаются налогом у источника выплаты. Доход в виде процентов и роялти не облагается налогом у источника выплаты независимо от соблюдения каких-либо специальных требований.

Как правило, в Швейцарии исходящие дивиденды облагаются налогом у источника выплаты. Однако, на основании Соглашения между Европейским Союзом и Швейцарией, Швейцария обязана предоставить освобождение от налогообложения в отношении выплачиваемых дивидендов, при условии, что они выплачиваются компаниям - резидентам Стран-членов ЕС. Пониженная ставка налога на выплачиваемые дивиденды предусмотрена также во многих соглашениях об избежании двойного налогообложения, заключенных Швейцарией.  
По частным кредитам и коммерческим займам  (включая внутрифирменные займы) налог у источника в Швейцарии не взимается.  Роялти также не облагаются налогом у источника выплаты вне зависимости от того, является ли их получатель резидентом, или нет.

Налоговое стимулирование

Другим важным аспектом является наличие специальных налоговых режимов, т.е. создание благоприятных налоговых условий для холдинговых компаний при условии соблюдения ими отдельных требований (например, специальный режим налогообложения в отношении объектов интеллектуальной собственности и т. п.).

Например, в  Люксембурге предусмотрен специальный режим налогообложения доходов, полученных от объектов интеллектуальной собственности (80%-ное освобождение от уплаты налога предоставляется в отношении доходов, полученных от использования объектов интеллектуальной собственности), предусмотрена возможность получения налогового кредита, при условии  внедрения налогоплательщиком новых технологий или средств производства  и т. д.
Различные налоговые стимулы предоставляются и в Нидерландах. К ним относятся:  вычет расходов на НИОКР, особые режимы налогообложения в части доходов, полученных от самостоятельно созданных компанией нематериальных  активов, ускоренная амортизация и т.д.

Налоговая консолидация

Очевидным преимуществом юрисдикции, рассматриваемой в качестве места регистрации холдинговой компании, является наличие рижима налоговой консолидации, позволяющей зачитывать убытки одной компании группы в счет прибыли другой. 

Например, если голландская компания прямо или косвенно владеет не менее 95% уставного капитала одной или более компаний-резидентов, такие компании могут обратиться с совместным заявлением о создании консолидированной группы налогоплательщиков. Иностранные компании, имеющие постоянное представительство на территории Нидерландов, также при определенных условиях могут быть участниками консолидированной группы налогоплательщиков .

Борьба с уклонением от налогообложения

Перед выбором юрисдикции в качестве места регистрации холдинговой компании следует учитывать также национальное законодательство, направленное на борьбу с уклонением от налогообложения (правила о контролируемых иностранных компаниях, тонкой капитализации, трансфертного ценообразования).

Например, на практике, принцип (доктрина) «злоупотребления правом» применяется налоговыми органами Нидерландов. В соответствии с этим принципом налоговые органы могут не принимать во внимание сделку при наличии следующих обстоятельств:

• основной причиной заключения сделки (сделок) является уклонение от уплаты налогообложения;

• посредством заключения такой сделки налогоплательщик действует вопреки целям и задачам, предусмотренным налоговым законодательством .

Кроме того, в Нидерландах действуют правила недостаточной капитализации, которые ограничивают право на вычет процентов по внутригрупповым займам в тех случаях, когда сумма предоставленного займа является чрезмерной. Сумма внутригруппового займа считается чрезмерной, если соотношение суммы внутригруппового займа к сумме собственного капитала, превышает 3:1 и сумма такого превышения составляет более 500 000 ЕВРО .

В тоже время в Нидерландах отсутствуют правила  о контролируемых иностранных компаниях. 

Прочие налоговые аспекты

При выборе юрисдикции в качестве места регистрации холдинговой компании необходимо учитывать налог, уплачиваемый при учреждении новой компании. Однако в последнее время наметилась тенденция, направленная на отмену данного налога или существенное снижение ставки такого налога .

Другим важным аспектом является возможность учесть в расходах затраты, возникшие в связи с приобретением доли участия в дочерней компании. Не существует  универсального подхода к решению вопроса о возможности вычета таких расходов, в одних странах такие расходы принимаются к вычету (полностью или частично), а в других - нет.

Налогообложение доходов, полученных в результате ликвидации, также может стать важным вопросом для холдинговой компании. В случае принятия решения о прекращении бизнеса или о его реорганизации посредством ликвидации дочерней компании, уплата налога при передаче бизнес-активов холдинговой компании в рамках ликвидации дочерней компании может быть сопряжена со значительными расходами .

Косвенные налоги (НДС и аналогичные налоги) как правило не столь важны для холдинговой компании, поскольку ее деятельность ограничена осуществлением инвестиций (т.е. участием в капитале дочерних компаний), что не порождает возникновение объекта налогообложения косвенными налогами.  Однако, наряду с инвестиционной деятельностью, холдинговая компания может заниматься финансовой деятельностью и управлением объектами интеллектуальной собственности. В зависимости от конкретной юрисдикции такая деятельность может облагаться косвенными налогами.  

Стоит отметить такой аспект, как возможность получения предварительного решения (advance ruling) налоговых органов, позволяющего МНП заранее узнать позицию налоговых органов соответствующей юрисдикции в отношении планируемой деятельности холдинговой компании. Возможность получения такого предварительного решения налоговых органов существует в Нидерландах, Бельгии и многих других странах ЕС.

Реальность корпоративной структуры 

Экономическая обоснованность корпоративной структуры

Обычно, международные корпорации создают свои холдинговые компании в одной юрисдикции, а производственные (операционные) компании - в другой. В этом случае основной целью создания холдинговой компании является владение инвестициями без осуществления какой-либо активной хозяйственно-экономической деятельности.  В то же время, вполне обычной является ситуация, в которой штаб-квартиры международных корпораций размещаются в третьей юрисдикции.

Результатом создания такой корпоративной структуры является концентрация дохода корпорации на уровне холдинговой компании, находящейся в юрисдикции с низким уровнем налогообложения и с широко развитой сетью соглашений об избежании двойного налогообложения.

Очевидно, что с одной стороны такая структура может быть вполне эффективна с налоговой точки зрения, однако с другой стороны, налоговые органы в стране, где осуществляется фактическая операционная деятельность, или в стране, где размещается штаб-квартира международной корпорации, могут попытаться заявить о том, что  холдинговая компания, находящаяся в юрисдикции с низким уровнем налогообложения, всего лишь фиктивное корпоративное образование, существующее только на бумаге.  Как следствие, международная корпорация может лишиться возможности пользования налоговыми освобождениями, предусмотренными соответствующими соглашениями об избежании двойного налогообложения, a доходы холдинговой компании могут быть включены в состав налоговой базы той компании, в рамках которой фактически принимались все ключевые управленческие решения (т.е. штаб-квартира).

Например, в деле Cadbury Schweppes Европейский Суд Справедливости указал, что создание иностранных компаний должно квалифицироваться как имеющее признаки абсолютно искусственной структуры, если такая компания является фиктивным корпоративным образованием, не осуществляющей реальной экономической деятельности на территории государства инкорпорации.  При принятии решения относительно того, является ли компания фиктивным или реально действующим хозяйственным субъектом, необходимо учитывать такие объективные факторы как наличие помещения, персонала и оборудования.

Следуя логике Европейского Суда Справедливости, несмотря на наличие фундаментальных свобод, предусмотренных Договором о Европейском союзе (свобода учреждения компаний и свобода беспрепятственного перемещения капитала), пассивная деятельность холдинговой компании, наряду с отсутствием у нее помещения, персонала и оборудования, может послужить определенным препятствием для использовании налоговых льгот, а равно и к другим негативным налоговым последствиям.  Более того, помимо наличия помещения, персонала и оборудования, само существование холдинговой компании должно быть оправдано с экономической точки зрения, т.е.  для того, чтобы пользоваться налоговыми преференциями холдинговая компания должна представлять собой неотъемлемую часть бизнеса международной компании.

Таким образом, экономическое обоснование для создания корпоративной структуры, которым может быть обусловлен вопрос о налоговом резидентстве юридических лиц, входящих в структуру группы, или о бенефициарном собственнике определенных доходов группы, является ключевым вопросом в международном налоговом планировании. На сегодняшний день создание в какой-либо юрисдикции холдинговых, финансовых или иных компаний  без соответствующего присутствия в этой юрисдикции с точки зрения осуществления каких-либо функций, принятия риска и владения активами стало тем сценарием, который лучше всего избегать .

Налоговое резидентство

Для обеспечения эффективности международного налогового планирования важно не только обеспечить признание компании резидентом в юрисдикции ее инкорпорации, но и признание ее налогового резиднетства другими заинтересованными лицами и, прежде всего, иностранными налоговыми органами .

В разных странах существуют разные подходы к определению понятия «налоговый резидент». Некоторые страны определяют налоговое резиденство компании  по критерию «места регистрации» (например, Австралия и Канада), тогда как другие - по критерию «реального места нахождения» или применяют данную концепцию в качестве второго теста  (например Нидерланды и Великобритания).

В соответствии с концепцией «места регистрации» на компанию распространяется налоговая юрисдикция государства ее инкорпорации. 

В отличие от концепции «места регистрации», в соответствии с концепцией «реального места нахождения» компания находится под налоговой юрисдикцией того государства, в котором у нее расположен головной офис или реальное место нахождения . Существуют два основных подхода к определению понятия «реального места нахождения»:

• Место центрального управления и контроля -  место где принимаются все стратегически-важные решения;

• Место управления - данный подход делает акцент на задачах текущего руководства, а не на месте, где принимаются стратегически-важные решения.

Основываясь на концепции «реального места нахождения» налоговые органы многих стран не учитывают место регистрации юридического лица. Вместо этого они проводят тщательную проверку, направленную на установление реального места нахождения компании (т.е. на основе «места центрального управления и контроля» или «места управления»). Очевидно, такая ситуация может привести к потенциальному двойному налогообложению, чего можно избежать с помощью соответствующих соглашений об избежании двойного налогообложения. 

В соответствии с Модельной конвенцией ОЭСР термин: "Резидент Договаривающегося Государства означает любое лицо, которое по законодательству этого Государства подлежит в нем налогообложению на основании его местожительства, постоянного местопребывания, места управления или любого другого аналогичного критерия” (Статья 4 (1) Модельной конвенции ОЭСР).

Модельная конвенция ОЭСР предусматривает специальный механизм, так называемый «тай-брейкер» (tie breaker), который применяется в тех случаях, когда  определить налоговое резиденство лица по вышеуказанному правилу невозможно:  “Если в соответствии с положениями пункта 1 лицо, не являющееся физическим лицом, является резидентом обоих Договаривающихся Государств, такое лицо считается резидентом только того Государства, где находится его место фактического управления”  (Статья 4 (3) Модельная конвенция ОЭСР).

Следовательно, согласно Модельной конвенции ОЭСР главным признаком, позволяющим определить налоговое резиденство юридического лица в целях применения соглашения об избежании двойного налогообложения является место фактического управления.  Данный термин определяется в Комментариях ОЭСР к  Модельной конвенции (далее - Комментарии): “Местом фактического управления - является место принятия ключевых управленческих и коммерческих решений, необходимых для осуществления хозяйственной деятельности всей компании в целом.

При определении места нахождения фактического места управления должны быть учтены все соответствующие факты и  обстоятельства (параграф. 24 Комментариев к Статье  4 Модельной конвенции ОЭСР).

Бенефициарный собственник

Концепция «бенефициарного собственника» становится особенно важной в условиях трансграничных выплат дивидендов, процентов и (или) роялти, поскольку большинство соглашений об избежании двойного налогообложения, заключенные по Модели ОЭСР, предоставляют освобождение от уплаты налога только бенефициарному собственнику такого дохода, являющемуся резидентом соответствующего договаривающегося государства. При отсутствии у лица права на использование налоговых преференций, предусмотренных соответствующим соглашением, такое лицо должно быть ограничено в использовании указанных налоговых преференций, в том числе, и с помощью использования промежуточных компаний - прием, известный как «treaty shopping» .

Однако, определение понятия «бенефициарного собственника» отсутствует как в самой Модельной конвенции ОЭСР, так и в Комментариях.

Согласно Модельной конвенции ОЭСР: “Дивиденды,  выплачиваемые   компанией,  которая   является   резидентом   одного   Договаривающегося   государства, резиденту  другого   Договаривающегося   государства,  могут   облагаться   налогом  в этом  другом  Договаривающемся  государстве.

Однако, такие  дивиденды  могут также  облагаться   налогом  в Договаривающемся  государстве,  резидентом  которого  является  компания, выплачивающая  дивиденды, в соответствии с законодательством этого  Договаривающегося   государства, но если бенефициарный собственник дивидендов является резидентом другого Договаривающегося государства, то взимаемый таким образом налог не будет превышать…”  (Статья. 10 (1, 2) Модельной конвенции ОЭСР). Аналогичное правило можно найти и в Статьях 11 и 12 Модельной конвенции ОЭСР.

В Комментариях к Статье 10 (2) имеются следующие пояснения: “Требование о бенефициарном собственнике было внесено в параграф 2 Статьи 10 для пояснения значения слов “выплачиваемые … резиденту”, в котором они используются в параграфе 1 данной Статьи. Становится ясно, что Государство - источник выплаты не должно отказываться от прав взимания налогов с сумм дивидендов только лишь потому, что такой доход был получен резидентом Государства, с которым у Государства - источника выплаты было заключено соглашение. Понятие “бенефициарный собственник” используется не в узком техническом смысле;  его значение, скорее, должно определяться его контекстом  и толковаться с учетом целей и задач Конвенции, т.е. в том числе избежание двойного налогообложения и предотвращение уклонения от уплаты налогов” (параграф. 12 Комментариев к Статье  10 (2) Модельной конвенции ОЭСР).

Модельная конвенция ОЭСР и Комментарии очевидно не дают определение данного понятия. Более того, нет в Комментариях и четких рекомендаций относительно того, следует ли толковать данную концепцию с экономической точки зрения, или в строго юридическом смысле. На сегодняшний день единственным несомненным пунктом, по которому сходятся во мнениях эксперты в области международного налогового права, состоит в том, что агенты, номинальные лица и промежуточные компании не могут считаться бенефициарными собственниками.
Не выработан единый подход и в судебной практике. 

Так например, в деле Bank of Scotland Верховный суд Франции продемонстрировал подход, основанный на принципе «приоритета содержания над формой», то есть подошел к толкованию понятия «бенефициарный собственник» с экономической точки зрения , с другой стороны Налоговый суд Канады истолковал это понятие в строго юридической плоскости в соответствии с соглашением об избежании двойного налогообложения. Таким образом, можно заключить, что ни экономический, ни строго юридический подход не одержал окончательной победы в споре о концепции бенефициарного собственника.

Таким образом, что бы претендовать на льготы и освобождения, предусмотренные соглашениями об избежании двойного налогообложения, а равно льготы, предусмотренные национальным налоговым законодательством, холдинговая компания должна продемонстрировать экономическую обоснованность своего существования, подтвердить статус налоговое резидента в государстве инкорпорации, а также подтвердить статус бенефициарного собственника получаемых доходов. 

 

 

 

 

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.