Эволюция категории добросовестности в российском гражданском праве

01.08.2012

Журнал "Слияния и поглощения" № 7, 2012.

Общие принципы осуществления гражданских прав и обязанностей занимают важнейшую роль в регулировании гражданского оборота и отношений между его участниками.

С этой фразы, наверное, можно начинать написание очередной главы учебника по соответствующей дисциплине.

Общеизвестно, что коммерческие отношения находятся в постоянном развитии, и законодатель часто не способен, да и, наверное, вряд ли должен предусматривать универсальные статутные конструкции для всеобъемлющей регламентации договоренностей и требований к их исполнению сторонами.

В то же время в российской практике субъекты правоотношений, равно как и правоприменители - от непосредственных участников правоотношений и до судебных органов - к сожалению, предпочитают чаще и охотнее руководствоваться буквой закона, нежели его смыслом или духом.
В то же время рассмотрение споров через призму общих принципов осуществления гражданских прав может и должно получить ключевое значение, поскольку позволит давать оценку отдельным аспектам коммерческих отношений, квалификация напрямую не дана нормативно.

Такой подход имеет широкое распространение в странах со сложившейся системой права, в которой судебная практика занимает принципиально важное место, в особенности, юрисдикциях англо-саксонского правопорядка.

В английском праве, например, принцип добросовестности хотя и не закреплен в качестве статутного или общего, но применяется судами в случаях, когда стороны прямо предусмотрели обязанность действовать добросовестно в контракте. Английские суды оценивают действия сторон, исходя из конкретных обстоятельств, и оценивают действия сторон в комплексе применительно к конкретной ситуации, ориентируясь в большой степени на собственное усмотрение. 

В зависимости от того насколько существенно нарушение, вызванное недобросовестностью, суд может применить такие меры защиты как возмещение убытков или расторжение договора .

Гражданский кодекс Российской Федерации закрепляет общие принципы осуществления гражданских прав и обязанностей, в числе которых, например, свобода договора, добросовестность и равенство участников гражданских правоотношений. Несмотря на это российская практика применения закона сложилась таким образом, что суды при разрешении дел, как правило, опираются в подавляющем большинстве случаев исключительно на специальные нормы, не нуждающиеся в особом толковании. Указанные выше категории на практике имеют скорее декларативный или даже декоративный характер.

В связи с этим возникает масса сложностей при рассмотрении споров по вопросам, прямо не урегулированным законом.

Как результат, у бизнеса отсутствует уверенность в том, что российские суды обеспечат, в конечном счете, исполнение обязательств, принятых участниками оборота на себя. В особенности это характерно для ситуаций, когда формально осуществление права находится в соответствии с законодательными нормами, но по сути представляет собой нарушение общих принципов, о которых сказано выше.

Такой ограничительный подход российских судов не позволяет в полной мере эффективно функционировать судебной системе, как инструменту свершения правосудия.

В составе пакета поправок к Гражданскому кодексу, который в апреле 2012 года был внесен президентом России Дмитрием Медведевым на рассмотрение Государственной думы и который кардинальным образом изменяет многие правовые институты, одно из ярких нововведений касается принципа добросовестности осуществления гражданских прав и обязанностей. Справедливым будет отметить, что кодекс, как и некоторые другие законы, и сейчас содержит упоминание о категории добросовестности.

На практике, вопрос добросовестности, как правило, поднимается в связи с оспариванием сделок, предъявлением исков о возмещении убытков, обжалованием решений органов управления и некоторыми другими обстоятельствами.

По своему смысловому наполнению «добросовестность» выступает прежде всего как обязанность действовать в соответствии с законами, а также, применительно к менеджменту компаний, с учредительными документами. Конкретное содержание категории добросовестности всегда субъективно и определяется, исходя из конкретных договоренностей сторон и фактических обстоятельств. Однако в целом, категории добросовестности присущи некие общие признаки, среди которых можно назвать такие как честность, соблюдение интересов контрагентов, отсутствие попыток введения другой стороны в заблуждение, неприемлемость осуществления права во вред.
Действующая редакция ГК РФ употребляет категорию добросовестности как универсальное понятие, не связанное с конкретными формами ее проявления. Согласно п. 3 ст. 10 ГК РФ «в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается».

Таким образом, ГК РФ закрепляет абсолютную презумпцию добросовестности участников гражданско-правовых отношений. На практике это означает, что бремя доказывания лежит только на стороне, которая обвиняет своего контрагента в недобросовестности.

В свою очередь контрагент, чья добросовестность оспаривается, защищен презумпцией и не обязан каким-либо образом защищать собственные действия, оправдывая их характер с позиции добросовестности.

Учитывая, что добросовестность является оценочным понятием, то в рамках существующей модели доказать недобросовестные действия оппонента достаточно сложно, в том числе и ввиду рассмотренного выше формального подхода судов, не находящих прямо предусмотренных законом норм, раскрывающих «по пунктам», какие именно признаки имеет недобросовестная реализации права.

Как отмечается выше, отдельные аспекты категории добросовестности раскрываются в некоторых специальных нормах и поэтому применяются к ограниченному кругу отношений, например, к ответственности органов управления юридических лиц, приобретательской давности и некоторым другим.

Таким образом, действующая редакция Гражданского кодекса ставит возможность защитить право стороны, контрагент которой нарушил принцип добросовестности, в зависимость от указания на соответствующую обязанность в специальной норме закона.

В подавляющем большинстве случаев российские суды, анализируя действия сторон на предмет добросовестности, придерживаются позиции, что только в случаях, когда ссылка на обязанность действовать соответствующим образом есть в законе, сторона такой обязанностью и связана.
Следуя этой логике действовать добросовестно необходимо только в случаях прямо предусмотренных законом, что, конечно, сомнительно с точки зрения формирования правильных ориентиров для участников гражданского оборота.

Проект поправок к Гражданскому кодексу подчеркивает принцип добросовестного осуществления гражданских прав и обязанностей в качестве общего и ключевого для участников правоотношений. Новая редакция ряда норм кодекса существенно меняет действующее положение вещей и, в частности, предполагает следующее:

• установление требования действовать добросовестно применительно ко всем гражданским правоотношениям;
• сохранение презумпции добросовестности действий участников гражданско-правовых отношений;
• введение параллельно с презумпцией добросовестности обязанности действовать добросовестно .
Таким образом, принцип добросовестности осуществления гражданских прав и обязанностей будет применяться, если новая редакция ГК будет одобрена, ко всем коммерческим отношениям вне зависимости от прямого указания на него в специальных нормах. Посредством этого участникам коммерческих отношений и судам по сути сообщается, что добросовестное поведение является нормой и любые отклонения от него должны приводить к негативным последствиям для нарушителя.

Новая концепция содержит в себе комбинацию презумпции добросовестности действий участников гражданского оборота и их обязанности действовать добросовестно.

Как мы видим, законодатель уточняет, что помимо добросовестных субъектов имеются также и не в полной мере добросовестные, в связи с чем применять презумпцию ко всем достаточно опрометчиво.

На практике введение обязанности действовать добросовестно означает, что бремя доказывания возлагается на обе стороны правоотношений и возможного спора.

С одной стороны, лицо, ссылающееся на недобросовестность контрагента, должно доказывать наличие соответствующих обстоятельств, с другой - контрагент также обязан доказывать свою добросовестность.

Такой подход призван уравновесить положение сторон в судебном процессе при рассмотрении споров, связанных с оспариванием добросовестности.

В настоящее время в одностороннем порядке опровергнуть добросовестный характер поведения контрагента достаточно сложно. Предполагается, что в случае, если вторая сторона также будет доказывать свою добросовестность, это позволит сбалансировать состязательность процесса.
Такой подход уже нашел свое применение в последней практике Высшего арбитражного суда РФ .
Так, существуют примеры решений, в которых ВАС указал на то, что если в действиях стороны усматриваются признаки недобросовестности (например, конфликт интересов), презумпция добросовестности не применяется, и такие обстоятельства переносят на соответствующую сторону бремя доказывания своей добросовестности.

Кроме этого ВАС РФ оценил действия контрагента в контексте их взаимосвязанности между собой на предмет их общей добросовестности. В результате ВАС признал недействительными несколько взаимосвязанных сделок, каждая из которых в отдельности формально является законной.

В целом рассматриваемые поправки направлены на возведение принципа добросовестности осуществления прав в ранг канона и безусловной обязанности участников оборота.

В свою очередь, судам очевидным образом дается установка на необходимость толкования закона и квалификации действий участников спора, основываясь на общем принципе обязательности добросовестного осуществления прав. Поскольку в случае судебного спора каждая из сторон должна будет аргументировано защищать свои действия на предмет добросовестности их осуществления, это, в том числе, позволит сделать судебный процесс в рассматриваемом аспекте более состязательным.
 

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.