Гражданский кодекс. Новая версия. Александр Смирнов в авторской программе Валерии Мозгановой.

16.07.2012

Валерия Мозганова: Наиболее принципиальные изменения, которые новый Гражданский кодекс должен привнести в жизнь бизнес сообщества, касаются теории и практики оформления договоров и взаимных обязательств. Анализируя, что же все новые положения, в целом, значат для участников бизнес процесса, профессионалы сформулировали эдакий трехступенчатый слоган: самостоятельность, непредсказуемость, перспективность. О том, что скрывается за этими определениями, сегодня рассказывает руководитель коммерческой практики компании Goltsblat BLP Александр Смирнов.

Александр Смирнов: Самостоятельность. Что касается предпринимательских отношений, то, к счастью, удельный вес свободы усмотрения сторон повышается. Сторонам предоставляется, предпринимателям, большая свобода выбора тех инструментов, которые будут в их распоряжении, и, в целом, вот, этот первый тезис - «самостоятельность», он, наверное, достаточно положительный. По поводу непредсказуемости - второй характеристики этих изменений. Вы прекрасно знаете, что на формирование судебной правоприменительной практики по действующему кодексу, ушли годы, может быть даже десятилетия. И предсказать, как быстро и в каком направлении сформируется судебная практика по новому ГК нам очень сложно. Мы уже сейчас видим те институты и те нормы, которые, скорее всего, послужат «камнем преткновения» для судов, и в этих нормах заложено, к сожалению, наверное, расширительное толкование. Я могу привести только два примера - это запрет действий, совершенных в обход закона, при этом термин «обход закона» абсолютно не расшифрован и, чтобы понимать суды в каждом конкретном случае под «обходом закона», нам сейчас неизвестно, и институт условных сделок, который меняется очень существенно и, на мой лично взгляд, суды не сразу поймут, о чем эти изменения и в какую сторону необходимо двигаться с точки зрения практики.

Валерия Мозганова: Ну а что касается третьего слова? Александр Смирнов: Третье слово - перспективность. Бизнесу предоставлены очень интересные и инновационные инструменты, которые позволят структурировать сделки, так или иначе, и, возможно. количество сделок, подчиненных Российскому праву, увеличится. Валерия Мозганова: Какое бы из нововведений Вы назвали бы самым революционным?

Александр Смирнов: Самое, на мой взгляд, интересное - это изменения, связанные с введением института заверения об обстоятельствах, это, по сути warranties & presentations, которые известны международному праву, будет, в скором времени, возможно, предпринимателям давать друг друга заверения, которые вторая сторона должна полагаться при совершении сделок. Эти заверения могут касаться предмета договора, соблюдения законодательства при совершении сделки, отсутствие каких-то пороков…Ну например…

Валерия Мозганова: То есть, по сути, это гарантия?

Александр Смирнов: Совершенно верно. Самый, наверное, очевидный и простой пример - это продавец или поставщик, продавая товар, гарантирует, что у него есть право собственности на него, и покупатель добросовестно полагается на эти заверения. Если говорить о более сложных сделках и транзакциях, да, то очень часто в сделках M&A применяется заверение, о том, что, например, target, то есть компания, которую покупают, там все в порядке с налогообложением, там все в порядке с соблюдением законности, все лицензии наличествуют и так далее и так далее. Если вторая сторона идет в сделку, полагаясь на эти заверения, то она будет вправе взыскать убытки, если эти заверения оказались ложными.

Валерия Мозганова: Во многих головах тема гарантий, наверняка, перекликается с другой темой, которая в новом Гражданском Кодексе зазвучала впервые. Вскоре российскому бизнес сообществу предстоит познакомиться с принципиально новым для себя понятием: «недобросовестное ведение переговоров». Этот термин Александр Смирнов называет революционным, и готов объяснить, почему.

Александр Смирнов: Законопроектом предусмотрено, что сторона не вправе недобросовестно вести, либо прерывать переговоры.

Валерия Мозганова: А что значит, «недобросовестно вести», ну это же вот такое широкое толкование этому делу.

Александр Смирнов: Законопроект, естественно, содержит оценочные критерии, понимать ли то или иное поведение как недобросовестное. например, написано, что недобросовестным ведением переговоров является вхождение в переговоры заведомо без цели заключить соглашение, ну, например, просто нету тех денег, которые просят за приобретаемый бизнес, или, например, о предоставлении ложных сведений, о предмете сделки.

Валерия Мозганова: А прерывание - это что?

Александр Смирнов: Там, всего лишь, содержится в законопроекте, лаконичная фраза о том, что сторона не вправе внезапно и без предупреждения другой стороны прерывать переговоры. Как это будет регулироваться на практике, что значит «внезапно», за сколько нужно сторону предупредить и что будет являться надлежащим уведомлением о прерывании переговоров. Это будет решаться, я думаю, что бизнесом на практике, работы у юристов, к счастью, наверное, прибавится, потому что придется писать соглашения до начала переговоров, как эти переговоры вести, как их прерывать.

Валерия Мозганова: Я знаю, что есть отдельная тема, посвященная снижению неустойки, можно ли несколько слов сказать о том, что меняется там? И главное, эти изменения, как бы, в пользу бизнес сообщества?

Александр Смирнов: Мне кажется, это тот редкий случай, который оцениваю как положительное изменение, однозначно, положительное. Неустойка - это не совсем убытки, да, это отдельный инструмент гражданско-правовой ответственности, в случае нарушения договора, например, обязательства, сторона вправе взыскать неустойку, которая предусмотрена договором. К сожалению, суды, и эта ситуация только начала меняться в конце прошлого года, пользуется нормой ст. 333 Гражданского Кодекса, которая позволяет снижать размеры неустойки, установленной договором. Ну например: договор поставки или купли-продажи - это, наверное, самый распространенный договор в торговом обороте. И как правило, поставщик устанавливает в договоре такое условие, что если другая сторона пропускает сроки оплаты, то, например, за каждый день пропуска сроков, взыскивается 1% от стоимости товара. Ну вот давайте представим, если просрочка в оплате составила примерно полгода, 180 дней, по сути, надо взыскать 180 % от стоимости товара, то есть двойную стоимость товара.

Валерия Мозганова: Это с бизнесом расстаться практически сразу…

Александр Смирнов: Ну Вы знаете, с другой стороны, мы можем сказать о том, что сторона должна исполнять обязательства надлежащим образом и, как предприниматель, входя в контракт, заключая соглашение, она видит эти условия. Что сейчас происходит: суды говорят, что : «Нет, Вы знаете, 180 % - это много, давайте снизим до ставки рефинансирования». И существующая норма Гражданского Кодекса это не позволяет сделать, более того, они даже могут это сделать самостоятельно, даже без заявления должника. Но вот практика, как я сказал, к счастью, начала меняться в конце прошлого года. Высший Арбитражный суд сказал, что это неправильно, а теперь это еще и будет закреплено в новом Гражданском Кодексе. И там будет установлено, что в предпринимательских отношениях, неустойка подлежит снижению в исключительных случаях, и, более того, если будет доказано, что вторая сторона обогатится за счет этой неустойки, мы понимаем прекрасно, что на практике это будет сделать очень сложно. И мы надеемся, что та договорная неустойка, которая будет применяться, она будет взыскиваться в полном объеме.

Валерия Мозганова: Александр, все таки, в целом, те изменения, которые произошли, они положительны для бизнеса?

Александр Смирнов: Появляются новые инструменты, которые не были вообще знакомы гражданскому праву России, появляются свободы усмотрения, предприниматели вправе так или иначе структурировать сделки, наполнять их каким-то конкретным содержанием и, возьму на себя смелость ответить: «Да». В области договорно-обязательного права изменения, в большей степени, положительные.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.