Андрей Шпак: «При разработке системы поддержки продаж важно учитывать не только налоговое, но антимонопольное законодательство».

14.06.2011

Российский налоговый портал

Прошлый год для компаний, заключающих дистрибьюторские договоры, прошел под знаком двух вещей: решения ВАС РФ по ООО «Дирол Кэдбери» и нового закона о торговле. О том, как они повлияли на структуру вознаграждения и взаимоотношения между сетями и поставщиками, Российскому налоговому порталу рассказал налоговый партнер, руководитель налоговой практики юридической фирмы Goltsblat BLP Андрей Шпак.

В решении по ООО «Дирол Кэдбери» ВАС РФ пришел к выводу, что на суммы бонусов и вознаграждений, предоставленных поставщиками торговым сетям, например, за определенный объем поставки, должна уменьшаться цена товара, а значит, и налоговая база по НДС. Чем, на ваш взгляд, руководствовался суд при вынесении решения?
— Возможно, ВАС РФ действительно хотел помочь налогоплательщику и как можно подробнее описать неурегулированную в законе ситуацию, но судьи не учли специфику рынка, которая поменялась с того времени, когда якобы произошло правонарушение компании «Дирол Кэдбери». Напомню, налоговая инспекция пыталась оспорить уменьшение налоговой базы при предоставлении ретро-скидок, которые предоставляла «Дирол Кэдбери». В попытке расширить область применения своего решения суд указал, что любые корректировки и выплаты, которые производятся в связи с реализацией, должны учитываться в налоговой базе по НДС. Но суд не учел, что с тех пор, как произошла рассматриваемая ситуация (7–8 лет назад), положения Налогового кодекса о прибыли значительно изменились, в частности, поменялись нормы, которые стали специально упоминать о том, что выплата бонусов вычитается при исчислении налога на прибыль.

— Подавляющее большинство игроков рынка давно перешли на бонусы, отказавшись от ретро-скидок, хотя, второй вариант не менее удобен, чем первый. С чем это связано?

— Проблема в том, что по действующему законодательству, скидка дается постфактум, что формально ведет к необходимости изменения всех первичных документов. В принципе можно попытаться дать скидку, выставить один документ с отрицательными показателями и на его основании уменьшить налоговую базу. Причем, есть положительные судебные прецеденты по данному вопросу. Тем не менее, налоговые органы продолжают настаивать на том, что если вы меняете цену, то необходимо менять и все первичные документы. В этой ситуации бизнес придумал решение: вместо скидки он предоставляет некий бонус. Предположим, розничная сеть достигает определенных параметров закупок, заложенных в договоре поставки, за что поставщик ей выплачивает бонус.

— Получается решение Высшего арбитражного суда по «Дирол Кэдбери» и широкая формулировка дали основание ставить вопрос о том, не значит ли это, что теперь бонусы должны корректировать базу.

— Совершенно верно. В 2006-2007 годах соответствующие положения были зафиксированы в Налоговом кодексе и разъяснены в письмах Минфина. Было установлено, что, во-первых, если, исходя из условий договора, выплачивается бонус, не влияющий на цену товара, то нет необходимости корректировать первоначальную выручку; во-вторых, бонус не является платой за какую-то услугу, поэтому не подлежит налогообложению НДС. Но решение Высшего арбитражного суда внесло коррективы в устоявшиеся правила. На практике первопроходцем и катализатором стала компания X5 Retail Group. В начале 2010 года она направила в адрес поставщиков письма, в которых указала, что с этого года бонусы необходимо платить с НДС. Поставщики, естественно, не согласились. Несколько месяцев длилось противостояние. Минфин занял выжидательную позицию, все разъяснения сводились к отсылке на старые письма. А Федеральная налоговая служба в случае скидок рекомендовала корректировать первичные документы. Ситуация была нестабильной, но, в конце концов, X5 Retail Group пошла на попятную.

— Не меньшее влияние на взаимоотношения сетей и поставщиков в прошлом году оказали изменения в закон о торговле, касающиеся бонусов за объем в отношении пищевой продукции. Почему так произошло?

— Большинство крупных сетей работает как с пищевыми, так и непищевыми продуктами. Поэтому любые изменения, которые происходят в пищевой сфере, одновременно ретранслируются и на остальные группы товаров. Так произошло и с прошлогодними изменениями в законодательство о торговле. С 1 августа 2010 года по закону о торговле в отношении пищевой продукции допустимы лишь бонусы за объем закупок. Все остальные стимулирующие бонусы запрещены. Например, поставщик хочет, чтобы сеть выкладывала его продукцию определенным образом и следила, чтобы полка была постоянно наполнена. Сеть за это просит дополнительных денег. Раньше это оформлялось как бонус, но по новым правилам этого сделать нельзя. Изменился и размер бонусов. Теперь он ограничен 10 процентами от объема поставки, хотя в некоторых сегментах рынка практика сложилась таким образом, что в совокупности бонусы выплачивались в гораздо большем объеме. После изменений возникла проблема, каким образом оформить стимулирующие выплаты, не затрагивающие объемы.

— И как вышли из положения?

— Большую часть вещей пришлось переформулировать в услуги. Однако здесь возникла иная проблема. Нельзя просто взять и назвать услугой то, что раньше было бонусом, поскольку это создает риск переквалификации всего того, что делалось раньше. Налоговый орган может поднять вопрос о недобросовестном налоговом планировании, получении необоснованной налоговой выгоды. Более того, проблема будет не только у поставщика, но и у сети, поскольку встанет вопрос об обложении бонусов НДС.

Поэтому в каждом конкретном случае приходилось продумывать, как именно можно назвать эти выплаты. Причем, основной вопрос заключался в том, как зафиксировать структуру нового вознаграждения, чтобы можно было обосновать вычет бонусов для целей налога на прибыль. Раньше это сделать было гораздо проще. Достаточно было иметь договор поставки, где указано, что в случае выполнения определенных условий выплачивается бонус. Доказать необходимо было лишь фактическое выполнение прописанного условия. Если же говорить об услугах, то исторически требования к оформлению и к доказательству факта выполнения услуг всегда были гораздо выше. Поэтому возникла необходимость в дополнительном обосновании того, что те расходы, которые поставщики платят за услуги сетям, являются экономически обоснованными. Пришлось работать с разнообразными внутренними документами, начиная с формулировок договоров, и заканчивая коммерческой и маркетинговой политикой. В некоторых случаях определенные виды вознаграждения пришлось исключить совсем, потому что нельзя было обосновать их должным образом, оставаясь в рамках законодательства, включая антимонопольное законодательство и законодательство о торговле.

Кстати, специфика юридической фирмы заключается в том, что мы не смотрим изолированно лишь налоговые вопросы, в частности по поводу стимулирования продаж. Поскольку на практике, особенно у крупных поставщиков, встает вопрос и о соблюдении антимонопольного законодательства. Поэтому при разработке любой системы поддержки продаж и тем более фиксации ее на бумаге очень важно, чтобы то, что мы придумали и зафиксировали соответствовало не только требованиям налогового законодательства, но не нарушало и требования антимонопольных и иных контролирующих органов.

— Андрей, наверное, вопрос перехода от бонусов к услугам стоял очень серьезно. Ведь, скажем, выкладка товаров – довольно популярная услуга. Расскажите подробнее, какое решение вы предложили клиентам в подобной ситуации?

— Чаще всего речь шла не столько о том, как назвать выкладку, а в более точном описании прав и обязанностей сторон. Если раньше поставщики платили за некое обеспечение, то сейчас – за определенный набор действий. Нередко при переходе от бонусов к услугам возникал вопрос о том, можем ли мы определять цену за услуги в процентах. На наш взгляд, прямого запрета в этом нет и концептуально это сделать можно, но не во всех случаях. Здесь все зависит от того, увеличиваются ли затраты лица, оказывающего услуги, в связи с изменением объема этих услуг. Возьмем для примера выкладку. Очевидно, что чем больше товара продается, тем больше время должна физически потратить сеть на выкладку (подойти к полке и заполнить ее). Усилия увеличиваются, поэтому тут можно говорить о том, что уплата вознаграждения в процентах будет обоснована. А если поставщик укажет, что платит в подобной ситуации, скажем, за размещение рекламы, то у налоговых и ных контролирующих органов могут возникнуть вопросы об обоснованности того, что он делает. Почему за одни и те же услуги в одном случае сеть берет 100 рублей, а в другом – 1000 рублей, ведь усилия будут идентичными (например, напечатали и развесили постер в торговом зале).

— На ваш взгляд, какие изменения наиболее необходимы в сфере дистрибьюторских договоров?

— Надо изменить две вещи. Первая – на законодательном уровне четко прописать налогообложение бонусов. Минфин считает, что все разъяснил, но ситуация, которая была в начале прошлого года (конфликт между Х5 и поставщиками) доказывает, что все не так однозначно. Вторая – прописать возможность выставления отрицательных счетов-фактур, чтобы не возникала проблема и необходимость корректировки первичных документов, на которых сейчас настаивают налоговые органы. В случае ретро-скидок государству все равно, плачу я бонус или ретро-скидку. Общая сумма НДС от этого не меняется.

 Автор статьи: Наталья Свистунова

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.