К проблеме ответственности органов управления хозяйственных обществ.

15.03.2011

Журнал "Закон"

У рассматриваемой нами темы есть, конечно, и неюридический аспект.  Если компания несет серьезные убытки, если она не развивается, если ее покидают лучшие специалисты, значит,  ее управление осуществляется неэффективно, а менеджмент  допускает ошибки.  В случае если компания является акционерным обществом, оценку данной деятельности и недовольство могут выразить акционеры.  С экономической точки зрения, представляется вполне естественным то, что они могут попытаться, скажем, обновить состав совета директоров общества. 

Однако если мы попытаемся взглянуть на проблему с точки зрения права, выяснится, что все не так просто. В принципе законодательство позволяет привлечь к ответственности менеджмента компании за убытки, причиненные компании его виновными действиями. Закон предусматривает целый ряд условий, дающий возможность включить механизм ответственности, но в целом  его «запуск» представляется довольно трудной задачей. Многие нормы, действующие в этой сфере, не могут считаться вполне эффективными. Именно поэтому Правительством Российской Федерации был недавно предложен целый комплекс поправок, нацеленный на изменение данного сегмента корпоративного права.

Попробуем разобраться с тем, как работает указанный механизм ответственности сегодня. Для этого нам потребуется привлечь  ряд судебных решений, учесть имеющуюся судебную практику.

Ответственность менеджмента компании за убытки, причиненные обществу его виновными действиями, предусмотрена законодательством. Эти нормы, впрочем,  носят достаточно общий характер. В соответствии со ст. 71 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО) и ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО) иски к менеджменту компаний могут быть предъявлены или самой компанией, или владельцами не менее 1% акций (для акционерных обществ). Каков в подобных случаях предмет доказывания? Попробуем сформулировать, исходя из имеющейся практики.

В предмет доказывания по данной категории споров входит факт недобросовестного или неразумного поведения органов управления компании, ошибочных действий; наличие вины как основание ответственности органов управления за причиненные обществу убытки; причинно-следственная связь между указанными действиями и убытками; размер убытков.

Суд также должен исследовать условия делового оборота и иные обстоятельства, в контексте которых те или иные действия менеджмента можно счесть умышленно непродуманными или ошибочными.
Другая сторона этой темы – проблема вины. Одним из условий ответственности является вина физического лица (коллективного органа), осуществлявшего управленческую функцию. Но что представляет собой понятие вины для целей рассмотрения корпоративного спора, а не уголовного дела?

Приведем выдержку из весьма примечательного судебного решения: «При рассмотрении вопроса вины следует исходить из ее понимания как субъективного условия ответственности, психического отношения лица к своему противоправному поведению и его последствиям. Однако поскольку речь идет о гражданско-правовой ответственности, подлежит применению объективная концепция вины, в соответствии с которой вина рассматривается не как психическое отношение нарушителя к своим действиям, а как непринятие им с должной степенью заботливости и осмотрительности всех необходимых мер для предотвращения убытков. Исходя из этого необходимо определить, какие обстоятельства свидетельствуют о том, что директор общества проявил должную заботливость и осмотрительность при совершении сделок и действовал исключительно в интересах общества...» (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 01.04.2009 по делу № А32-6688/2008-54/39).

Итак, при доказывании виновности конкретного лица его поведение следует сопоставлять с реальными обстоятельствами спора, возложенными на него обязанностями, условиями оборота и вытекающими требованиями заботливости и осмотрительности.

Какие факты могут дать суду основание установить виновность лица (органа управления)? Виновность, в частности, может быть установлена, когда:

  • организация была привлечена к административной ответственности (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.06.2006 № Ф04-3476/2006(23459-А75-16 по делу № А75-7640/05);
  • была установлена вина общества в нарушении норм гражданского законодательства;
  • руководитель или член органа управления был привлечен к ответственности, предусмотренной УК РФ или КоАП РФ;

Тут целесообразно привести пример.

Как отмечается, в частности, в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.06.2006 (дело № Ф04-3476/2006(23459-А75-16)), «…Наложение административного штрафа на общество является прямыми убытками обществу в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей генеральным директором…». В рамках данного дела было установлено, что гражданин С., исполняя полномочия генерального директора АО, не исполнил надлежащим образом обязанности по предоставлению информации акционерам общества. В связи с этим Федеральной службой по финансовым рынкам действия общества (в лице его гендиректора) были квалифицированы как действия, противоречащие п. 4 ст. 51 Закона об АО и п. 3.2 Положения «О дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров». На общество был наложен административный штраф в размере 60 тыс. руб. Суд признал генерального директора виновным в причинении обществу материального ущерба.
Еще один важный аспект, связанный с исследованием судом всех обстоятельств дела: при рассмотрении данной категории споров крайне важно установить, действовал ли руководящий орган добросовестно и разумно. Сошлемся на еще одно судебное постановление: «..Привлечение членов наблюдательного совета и единоличного исполнительного органа к ответственности зависит от того, действовали ли они при исполнении своих обязанностей разумно и добросовестно, то есть проявили ли они заботливость и осмотрительность и приняли ли все необходимые меры для надлежащего исполнения своих обязанностей… действовали ли в пределах разумного предпринимательского риска» (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.02.2008 № А19-11027/07-Ф02-218/08 по делу № А19-11027/07).

Как определить разницу между умышленным противоправным поведением, причинившим убытки хозяйственному обществу, и неудачным бизнес-решением (в последнем случае привлечение к ответственности невозможно)?

В качестве наиболее яркого примера можно привести дело № А32-6688/2008-54/39, которое рассматривалось арбитражными судами Северо-Кавказского округа (см. постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 01.04.2009 по делу № А32-6688/2008-54/39).

При рассмотрении данного спора суд первой инстанции частично удовлетворил заявленные исковые требования, посчитав, что единоличный исполнительный орган был осведомлен о действительной стоимости акций, однако реализовал их по заниженной цене, чем причинил обществу убытки.
В свою очередь, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции посчитал действия директора общества - продавца по продаже акций «неудачным бизнес-решением».

Какие обстоятельства могут в данном контексте свидетельствовать о недобросовестности и неразумности действий руководящего органа, а также о наличии его вины? В качестве таковых могут рассматриваться, в частности:

  • выплата материальной помощи в особо крупном размере. Такая выплата может быть расценена как недобросовестное действие единоличного исполнительного органа и является основанием для взыскания с него убытков (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.07.2008 по делу № А17-4924/2007, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 07.07.2009 № Ф04-3833/2009(9657-А46-16), Ф04-3833/2009(9655-А46-16) по делу № А46-19553/2008);
  • непривлечение оценщика при совершении сделок с имуществом общества (см. постановление ФАС Московского округа от 31.05.2005 по делу № КГ-А40/4395-05);
  • нарушение норм действующего законодательства, положений внутренних документов общества, обычаев делового оборота (например, см. ст. 82 Закона об АО);
  • отчуждение имущества общества по заниженной цене.

Особо следует отметить, что отчуждение имущества общества по заниженной цене не всегда доказывает причинение обществу убытков (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.01.2009 по делу № А43-5136/2008-23-112 или постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.12.2009 по делу № А27-4037/2008). В последнем случае суд согласился с выводами нижестоящих арбитражных судов, которые «посчитали обоснованной продажу спорного недвижимого имущества по цене, соответствующей рыночной стоимости для целей быстрой реализации, поскольку такая необходимость была вызвана тяжелым финансовым положением ОАО «ЗСЭМ» в рассматриваемый период».

Существуют ли обстоятельства, исключающие возможность привлечения органов управления компании к ответственности? В действующих редакциях законов об АО и об ООО соответствующие нормы отсутствуют, но мы можем в данном случае использовать аналогию закона и обратиться к ст. 239 ТК РФ (1). Итак, органы управления компанией не могут быть привлечены к ответственности, если их действия (к которым имеют претензии собственники хозяйственного общества) стали следствием:

  • непреодолимой силы,
  • нормального хозяйственного риска,
  • крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

В этой связи следует сделать еще два важных замечания.

  • Заключение мирового соглашения не может расцениваться как неразумное и недобросовестное действие, повлекшее возникновение убытков (см. постановление Президиума ВАС РФ от 22.05.2007 по делу № 871/07);
  • Отсутствие убытков по данным бухгалтерского баланса является основанием для отказа во взыскании с единоличного исполнительного органа убытков (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.06.2008 по делу № А21-15/2007).

Вполне резонным можно считать вопрос: что считать разумным предпринимательским риском? Разумеется, ответ в значительной степени зависит от усмотрения суда. В каждом конкретном случае необходимо специально устанавливать, оправдывались ли те или иные действия менеджмента экономическими обстоятельствами, конкретной ситуацией.

Тем не менее, на наш взгляд, можно попытаться обобщить опыт признания определенных действий разумным и оправданным риском и согласиться с Карабельниковым Б.Р., который сформулировал его следующим образом:

  • действия, соответствующие современным знаниям и опыту;
  • действия, предпринятые с учетом того, что поставленная цель не могла быть достигнута иными методами;
  • действия, когда объектом риска являлись материальные ценности, но не жизнь и здоровье людей (2).

Коротко об определении размера убытков. Как правило, истец представляет отчет независимого оценщика или ходатайствует о назначении судебной экспертизы. При этом разница в цене продажи и в цене оценки не всегда будет являться достоверным размером убытков общества, поскольку суды зачастую подходят к цене, указанной в отчете, как к предполагаемой цене сделки (см. постановление ФАС Московского округа от 31.05.2005 по делу № КГ-А40/4395-05).

Можно ли сказать, что описанный порядок привлечения к ответственности представителей менеджмента достаточно эффективен? Как уже отмечалось выше, скорее всего, нет.

Одна из серьезных проблем состоит в том, что согласно действующим нормам именно истец должен доказывать, что нанесшие ущерб компании и ее совладельцам действия менеджмента не соответствовали критериям «разумности и добросовестности». Это крайне трудновыполнимая задача. Данные отношения никогда не являлись объектом детального регулирования. Как было сказано выше, в ряде случаев (например, при определении обстоятельств, исключающих возможность привлечения органов управления компании к ответственности) суды были вынуждены обращаться к аналогии закона.

Принимая во внимание эти обстоятельства, Правительство РФ в июне 2010 г. внесло в Государственную Думу законопроект, направленный на более детальное урегулирование отношений, связанных с привлечением к ответственности руководящих органов компаний в случае причинения ими ущерба компании. Среди основных новелл этого законопроекта нормы, возлагающие на руководство компании, против которого подан соответствующий иск в арбитражный суд, обязанность предоставлять в обязательном порядке доказательства того, что оспариваемые решения носили «разумный» и «добросовестный» характер. В законопроекте описываются возможные решения, убытки по которым могут быть взысканы с менеджмента (при субсидиарной ответственности – с самой компании). Речь здесь идет, в частности, о нарушениях порядка и сроков выплат дивидендов, покупки и продажи акций и облигаций, раскрытия информации.

Обратим внимание и еще на один аспект. Законопроект, в сущности, устанавливает принцип ответственности директоров АО, голосующих по директиве государства, наравне с другими членами совета директоров. Убытки, связанные с действиями представителя государства в совете, будут (в случае принятия соответствующего судебного решения) компенсироваться тем, кого директор представляет, то есть бюджетом РФ, региона или муниципалитета.

Итак,  если раньше акционерам нередко приходилось формулировать свои претензии к менеджменту в рамках уголовных дел, то в данном случае налицо попытка ухода от «криминализации» таких споров.


--------------------------------------

1 Следует отметить, что подобная точка зрения была озвучена Карабельниковым Б.Р. в монографии «Трудовые отношения в хозяйственных обществах» (М.: ИД ФБК-ПРЕСС, 2003). Отчасти данная позиция разделяется и Маковской А.А. в статье «Основание и размер ответственности руководителей акционерного общества за причиненные обществу убытки» (Убытки и практика их возмещения: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. Статут, 2006).
2 Карабельников Б.Р. Указ. соч. С. 33. См. также: Лившиц Р.З. Комментарий к ст. 118 КЗоТ РФ // Комментарий к Кодексу законов о труде Российской Федерации / Отв. ред. Ю.П. Орловский. М.: Издательство БЕК, 1997. С. 264.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.