Дистрибьюторские соглашения и договоры поставки продовольственных товаров в торговые сети: новеллы Закона о торговле.

01.02.2010

Александр Партин, старший юрист «Гольцблат БЛП».

Конфликт между производителями продукции и торговыми сетями породил много вопросов, которые было решено урегулировать на уровне Закона о торговле. При этом, как будет показано ниже, уже сейчас возникли серьезные опасения, что вводимое им регулирование договоров поставки продовольственных товаров может не только не достичь целей, поставленных законодателями, но и привести к еще худшим последствиям

Принятие Закона о торговле (далее – «Закон о торговле», «Закон») во многом стало следствием конфликта между производителями продукции (в основном сельскохозяйственной) и торговыми сетями[1], касавшегося условий поставок, включавшихся в типовой договор, в том числе о длительной отсрочке платежа за товары, различных бонусах (за «вход в сеть», «ввод товара в ассортимент» и пр.), штрафах и обязанности поставщика обеспечивать необходимый уровень доходности (маржи) торговой сети при требовании к ней установления цен на его товары не выше, чем у конкурентов. После многочисленных обсуждений всех этих вопросов было принято решение урегулировать их на уровне Закона о торговле. При этом, как будет показано ниже, уже сейчас возникли серьезные опасения, что вводимое им регулирование договоров поставки продовольственных товаров может не только не достичь целей, поставленных законодателями, но и привести к еще худшим последствиям.

Закон о торговле вступил в силу 1 февраля 2010 г. Согласно его положениям, практически все его нормы будут распространяться на договоры, заключенные после этой даты, а более ранние подлежат приведению в соответствие с ним в течение 180 дней. При этом, с нашей точки зрения, заключение сторонами, подписавшими договор о поставке продовольственных товаров, соглашения о продлении срока его действия после 1 февраля повлечет распространение норм Закона на такой договор в полной мере непосредственно с даты продления, т. е. еще до истечения 180 дней.

Действие вышеназванного Закона распространяется на отношения, связанные с торговлей товарами на территории Российской Федерации (ст. 1), но не на внешнеторговую деятельность (с точки зрения географических границ), т. е. не на импортные и экспортные операции (например, Закон не распространяется на соглашения о поставках товаров от иностранного производителя российскому дистрибьютору). Хотя в целом он затрагивает торговлю любой продукцией, основное внимание уделяется группе продовольственных товаров. В Законе даже дано специальное определение термина «продовольственные товары», которое, по сути, аналогично тому, что на практике применялось к понятию «пищевая продукция», т. е. продукты, употребляемые человеком в пищу, а также некоторые иные, прямо перечисленные товары. При этом, поскольку основные статьи Закона, регулирующие вопросы поставки (ст. 9, 13[2]), касаются исключительно продовольственных товаров, в дальнейшем речь будет идти именно о последних.

Рассматривая вопрос регулирования Законом о торговле отношений по поставке продовольственных товаров, в первую очередь следует отметить, что используемая в нем терминология не всегда позволяет однозначно ответить на тот или иной вопрос, связанный с его нормами. Так, например, если в ст. 13, устанавливающей антимонопольные правила, прямо указывается, что она распространяется исключительно на взаимоотношения торговых сетей и их поставщиков, то ст. 9 с этой точки зрения вызывает вопросы. Ею устанавливаются права и обязанности «хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность» и «хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки продовольственных товаров». Видимо, подразумевается противопоставление этих терминов друг другу, если учесть, что и в ст. 1 (п. 3 ч. 2) Закона говорится об обеспечении соблюдения «баланса экономических интересов указанных хозяйствующих субъектов». Однако проанализируем их подробнее.

С одной стороны, термин «хозяйствующие субъекты, осуществляющие поставки продовольственных товаров» определяется как «юридические лица, индивидуальные предприниматели, осуществляющие поставки производимых или закупаемых товаров, предназначенных для использования их в предпринимательской деятельности, в том числе для продажи или перепродажи» (п. 3 ч. 2 ст. 1 Закона), т. е. под ними понимаются производители соответствующих товаров, самостоятельно реализующие свою продукцию, а также оптовые перепродавцы (в том числе дистрибьюторы). В то же время торговой деятельностью, согласно ст. 2 Закона, считается как розничная, так и оптовая торговля, а значит, под «хозяйствующими субъектами, осуществляющими торговую деятельность» должны пониматься не только ритейлеры и дилеры, но и дистрибьюторы и другие оптовые перепродавцы. Таким образом, последние попадают в обе группы субъектов, что ведет к распространению действия ст. 9 Закона, в том числе, и на взаимоотношения производителей и их дистрибьюторов. При этом неясно, с какой целью было введено подобное регулирование, если учесть, что между производителями и их дистрибьюторами, как правило, не возникает столь серьезных противоречий, которые не могли бы быть разрешены в обычном порядке, без вмешательства государства, а те самые бонусы (премии), использование которых ограничивается в соответствии с вышеуказанной статьей, наоборот, рассматриваются как полезные для обеих сторон.

С учетом вышесказанного в Законе о торговле можно выделить две группы норм, регулирующих отношения по поставке продовольственных товаров: 1) распространяющиеся исключительно на взаимоотношения поставщиков и торговых сетей и 2) очевидно, применимые к взаимоотношениям поставщиков как с розничными продавцами (торговыми сетями, дилерами), так и с оптовыми (дистрибьюторами).

Договоры поставки с оптовыми или розничными продавцами.

На данные отношения распространяют свое действие ч. 3–12 ст. 9 Закона о торговле. Среди вводимых новелл нужно выделить следующие:

Отсрочка платежа.

Устанавливается временной предел для оплаты продовольственных товаров в зависимости от срока их годности. Выделяются три категории товаров: 1) со сроком годности до 10 дней, 2) от 10 до 30 дней включительно, 3) свыше 30 дней. К последним Законом отнесена, в том числе, алкогольная продукция российского происхождения. Соответственно этим категориям установлена и предельная отсрочка платежа: 1) не позднее 10 рабочих дней, 2) 30 календарных дней, 3) 45 календарных дней.

Закон о торговле в принципе не ограничивает стороны договора поставки в определении меньшего или даже большего срока на оплату, однако нужно иметь в виду, что его нормы сформулированы императивно и за их нарушение ответственность (которая в настоящее время отсутствует) будет нести именно покупатель (лицо, осуществляющее торговую деятельность). Обратить внимание следует и на момент начала установленного Законом срока оплаты. Согласно ч. 8, 9 ст. 9, его течение начинается с даты приемки товаров покупателем при условии «исполнения хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, обязанности по передаче документов, относящихся к поставкам таких товаров в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и договором поставки продовольственных товаров (выделено нами — А.П.)». В случае непредоставления либо отказа в предоставлении таких документов срок оплаты продлевается на период их передачи покупателю. Соответственно, поставщику следует очень тщательно подойти к вопросу о количестве тех относящихся к поставкам продовольственных товаров документов, которые он должен передать покупателю, и сроках их предоставления.

Премии и скидки.

Нормы, ограничивающие возможность выплаты поставщиком «вознаграждения» покупателю за соблюдение им условий договора поставки продовольственных товаров, пожалуй, стали одними из самых дискуссионных при обсуждении законопроекта. Тем не менее используемые в Законе формулировки оставляют больше вопросов, чем должны были разрешить.

Во-первых, ст. 9 Закона о торговле вводит понятие «цена договора поставки», не получившее какого-либо четкого определения, но имеющее чрезвычайно важное значение, так как, согласно ч. 6 ст. 9 Закона, не допускается включать в цену договора поставки иные виды вознаграждения за исполнение хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, условий этого договора и (или) его изменение. Видимо, данный термин обозначает совокупную стоимость товаров, подлежащих поставке по договору. Но если это так, то все же неясно, как ее определять в отношении рамочных договоров, а главное, можно ли уплачивать вознаграждение по договору поставки, не включенное в его цену.

Во-вторых, допуская возможность выплаты покупателю вознаграждения в размере 10% в связи с приобретением им у поставщика определенного количества продовольственных товаров, не входящих в перечень социально значимых, Закон указывает, что такое вознаграждение подлежит включению в цену договора поставки и не учитывается при определении цены товаров. В связи с этим возникают два вопроса: 1) Означает ли выделенное положение, что Закон ограничивает лишь возможность выплаты премий (не связанных с изменением цены на товар), тогда как предоставление скидок, уменьшающих цену товара, им не ограничено? 2) Допускается ли возможность обусловить выплату вознаграждения не только приобретением покупателем определенного количества продовольственных товаров, но и одновременно иным условием (например, оплатой товара в более короткий срок, чем предусмотрено Законом)?

Все эти вопросы, несомненно, станут предметом рассмотрения в судах, однако компаниям, заключающим договоры поставки продовольственных товаров, целесообразно заранее занять ту или иную позицию по ним, чтобы быть готовым к возможному спору.

Оказание услуг по продвижению товаров.

В отношении рекламных, маркетинговых и иных услуг по продвижению продовольственных товаров Закон устанавливает правило, по которому условия их оказания не включаются в текст договора поставки, но может быть заключен отдельный договор возмездного оказания подобных услуг. Однако сторонам запрещено понуждать друг друга к этому при заключении договора поставки (ч. 11, 12 ст.9 Закона).

Особое внимание нужно обратить на следующую формулировку ч. 12 ст. 9 Закона о торговле: «Включение в договор поставки продовольственных товаров условий о совершении хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, в отношении поставленных продовольственных товаров определенных действий, об оказании услуг по рекламированию товаров, маркетингу и подобных услуг, направленных на продвижение продовольственных товаров … не допускается». Фактически этой трудночитаемой фразой ограничивается возможность возложения по договору поставки на покупателя любых обязанностей относительно товара, перешедшего в его собственность, что, собственно говоря, составляет суть отношений с дистрибьюторами. Обсуждать необходимость такого запрета в настоящий момент нецелесообразно, но, на наш взгляд, закон допускает возможность выделения условий о поставке продовольственных товаров из дистрибьюторского соглашения. Видимо, в этом случае к последнему применимо то же правило, что и к договорам возмездного оказания услуг по продвижению товаров: как поставщику, так и покупателю будет запрещено понуждать к заключению дистрибьюторского соглашения другую сторону договора поставки продовольственных товаров.

Договоры поставки продовольственных товаров в торговые сети.

Изложенные выше нормы Закона о торговле распространяются, в том числе, и на взаимоотношения поставщиков продовольственных товаров и хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность посредством организации торговой сети. В то же время в отношении последних Закон вводит отдельные правила в ст. 9 (ч. 1, 2) и 13.

Необходимо отметить, что на практике типовые договоры поставки, используемые большинством торговых сетей, уже сейчас отвечают требованиям Закона о торговле и будут изменяться, скорее всего, лишь в части «коммерческих условий» (отсрочка платежа, размеры и виды премий, услуг и т.п.). С учетом этого в настоящей статье мы считаем целесообразным остановиться на тех двух новых требованиях, предъявляемых к отношениям по поставке продовольственных товаров в торговые сети, которые, на первый взгляд, выглядят как абсолютно не связанные друг с другом, однако на практике, использованные в совокупности, могут привести к серьезнейшим последствиям. Это требование к поставщикам продовольственных товаров сделать публичными условия отбора торговых сетей и существенные условия договоров поставки продовольственных товаров с ними, а также аналогичная встречная обязанность последних по отношению к первым (ч. 1, 2 ст. 9 Закона). Второй нормой является запрет поставщикам продовольственных товаров и торговым сетям создания дискриминационных условий в отношении друг друга (п. 1 ч. 1 ст. 13).

Положения ч. 1 ст. 9 Закона требуют от торговых сетей раскрывать на своем интернет-сайте либо предоставлять по запросу поставщика в течение 14 дней условия отбора поставщиков для заключения договора поставки продовольственных товаров, а также существенные условия такого договора. У поставщиков встречная обязанность закреплена ч. 2 ст. 9 Закона, причем в перечень раскрываемой информации добавлены также сведения о качестве и безопасности поставляемых продовольственных товаров. Из этих положений следует, что как поставщики, так и торговые сети обязаны определить для себя такие условия отбора, поскольку их сокрытие является нарушением Закона. Естественно, в этой ситуации любой участник рынка постарается включить в критерии отбора наиболее выгодные условия работы, чтобы на переговорах занимать более сильную позицию, в силу чего критерии отбора могут кардинально различаться и даже противоречить друг другу (например, поставщик указывает максимальную отсрочку платежа в 30 календарных дней, а торговая сеть – минимальную отсрочку в 35 календарных дней). Нормы ст. 9 Закона предполагают лишь обязанность сформулировать такие условия, однако не говорят о допустимости / недопустимости отклонения от них на переговорах с конкретным контрагентом. Но в действие входят предусмотренные ст. 13 Закона антимонопольные правила, в том числе о недопустимости «создания дискриминационных условий».

По действующему антимонопольному законодательству РФ, дискриминационными считаются, в частности, такие условия приобретения, продажи товара, при которых один или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с другим (другими) хозяйствующим субъектом[3]. Причем на практике антимонопольными органами иногда квалифицируются как дискриминационные даже действия компании, основанные на договоре, в случае если в отношении других своих контрагентов она в такой же ситуации ничего аналогичного не совершала[4].

Соответственно теоретически актом дискриминации может быть признано отступление в дальнейшем торговой сети или поставщика от таких собственных условий отбора контрагентов, которые ранее уже были согласованы с иным контрагентом. Кроме того, даже если в этом случае обосновать отступление, например, более высоким объемом реализации товаров нового поставщика в предыдущих периодах, то оказывается, что такой же подход должен предъявляться и к остальным. И если в рамках одной компании (например, торговой сети) еще можно, хотя бы теоретически, заключить договоры на одинаковых условиях со всеми поставщиками, то этим же поставщикам придется заключать договоры на тех же условиях со всеми своими торговыми сетями.

В результате для успешного функционирования рынка необходимо очень четкое взаимодействие всех поставщиков продовольственных товаров и торговых сетей, чтобы никто из них не создавал кому-либо дискриминационных, или, проще говоря, отличных от других, условий. На наш взгляд, подобная возможность маловероятна, если учесть, сколько факторов могут этому помешать. Однако даже в этой ситуации участники рынка не застрахованы от внимания со стороны антимонопольных органов, так как наличие одинаковых условий работы у нескольких торговых сетей (без чего поставщики не смогут заключать с ними договоры на недискриминационных условиях), по крайней мере, в одном случае уже привело к обвинению в совершении незаконных согласованных действий[5].

***

Итак, новый Закон о торговле не только ведет к необходимости изменения множеством хозяйствующих субъектов своих условий взаимодействия с контрагентами по поставке продовольственных товаров, но и ставит нелегкую задачу перед практикующими юристами и государственными органами по толкованию его положений таким образом, чтобы их соблюдение позитивно отразилось на конечных потребителях и функционировании рынка продовольственных товаров в целом.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Закон использует термин «хозяйствующие субъекты, осуществляющие торговую деятельность посредством организации торговой сети», однако для краткости далее по тексту мы будем именовать их «торговыми сетями».

[2] Статья 9 Закона о торговле содержит ряд требований к сторонам договора поставки продовольственных товаров в части установления критериев отбора контрагентов, отсрочки платежа, премий за исполнение условий договора, согласования условий возмездного оказания услуг и пр. Статья 13 Закона о торговле содержит антимонопольные правила взаимодействия торговых сетей и поставщиков, реализующих в них товары.

[3] Согласно п. 8 ст. 4 Федерального закона № 135-ФЗ от 26.07.2006 г. «О защите конкуренции», дискриминационные условия – это условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых хозяйствующий субъект или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами.

[4] См.: постановление ФАС Поволжского округа от 31.08.2009 г. по делу № А65-878/2009; определение ВАС РФ от 7.10.2009 г. № ВАС-12756/09.

[5] См.: постановление Президиума ВАС РФ от 21.04.2009 г. № 15956/08.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.