Банкротство надо планировать.

22.12.2009

Елена Трусова,
Руководитель группы в практике по разрешению споров
Goltsblat BLP

В последние два года законодательство о банкротстве приобрело особую актуальность.  Из-за ухудшения экономической ситуации количество банкротств серьезно возросло. Кроме того, банкротство стали использовать как один из инструментов корпоративной реструктуризации. Некоторое время назад можно было видеть примеры, когда с помощью банкротства  перераспределялись активы внутри холдинговых компаний. Да и сейчас довольно часто можно встретить случаи, когда  одно юридическое лицо признается неплатежеспособным, а одновременно настоящие или бывшие собственники компании-банкрота основывают новую компанию и организуют новый бизнес. 

По нашему мнению, законодатель, внеся серьезные и существенные изменения в законодательство о банкротстве, прежде всего, пытался  защитить интересы кредиторов и предоставить им больше возможностей для возврата проблемных долгов.

Были серьезно расширены возможности кредиторов взыскивать долг не только с самого должника-банкрота, но и  в порядке субсидиарной ответственности предъявлять требования к  так называемым «контролирующим лицам» должника. Круг таких лиц, определенный в законе, довольно широк. В него попадают  лица, имеющие либо имевшее в течение менее чем два года до начала банкротства право давать обязательные для исполнения указания должнику или образом определять его действия. Очевидно, что к контролирующим лицам могут быть отнесены  учредители должника (как прямые, так и косвенные, то есть, владельцы бизнеса, владеющие им через цепочку юридических лиц),  генеральный директор, другие лица, которые в силу  закона или учредительных документов могли давать обязательные указания должнику.

Судебная практика применения норм о субсидиарной ответственности пока не сформировалась, но интерес к этим нормам закона очень большой.

Кроме того, нормы о субсидиарной ответственности отчасти позволяют предотвратить практику использования процедур банкротства для перераспределения активов внутри группы компаний с целью отдать активы одной компании, а все долги оставить на другой.

Законодатель также внеся изменения в  правовой статус залоговых кредиторов усилил позиции банков, выдавших кредиты под залог имущества должника.

В настоящее время залоговые кредиторы вправе  до окончания процедур банкротства получить удовлетворении из стоимости предмета залога. При этом на погашение требований залоговых кредиторов направляется лишь часть вырученных от продажи предмета залога денег  (в зависимости от ситуации 70 или 80 %).

Такая  возможность погашения задолженности значительно снижает риски банков, связанные с невозвратом кредитов, если такие кредиты обеспечены надежным залогом.

Другим отражением тенденции усиления законодателем защиты интересов кредиторов является серьезноt расширение объема нормативного регулирования, относящегося к оспариванию сделок должника, заключенных в период, предшествующий банкротству.

Теперь в законе такому обжалованию посвящена целая глава. Законодатель предусмотрел несколько видов сделок, подлежащих обжалованию и различные сроки для их обжалования.  Два главные принципа, которые должны соблюдаться для того, чтобы сделка не была оспорена: равноценность встречного обеспечения, полученного должником по сделке;  соблюдение интересов других кредиторов, отсутствие предпочтения одного или нескольких кредиторов перед всеми.

Данный комплекс норм направлен, прежде всего, на предотвращение ситуаций, в которых один или несколько кредиторов узнали об угрозе банкротства раньше других,  заключили с должником сделки о  погашении своего долга, а остальные кредиторы должны довольствоваться только тем, что осталось у должника после заключения этих сделок. 

Возможность  оспаривания таких сделок тем более важна, что чаще всего о планируемом банкротстве первыми узнают лица, тесно связанные с должником (реальные владельцы бизнеса, близкие коммерческие партнеры), закон направлен на  обеспечение равенства интересов и возможностей всех кредиторов, и никто из кредиторов не должен иметь преимуществ.

Вместе с тем, существует и обратная сторона медали. Теперь, заключая любую сделку  о погашении задолженности с проблемным должником, нужно учитывать риски, связанные с возможным банкротством должника, следствием которого может стать обжалование сделок, заключенных с ним. Для минимизации данных рисков необходимо очень тщательно проверять условия заключаемых сделок с точки зрения отсутствия в них  признаков оспоримости,  закрепленных в законе. В частности, имеет смысл при заключении таких сделок получать от контрагента письменную гарантию, что на момент заключения сделки он не соответствовал признакам неплатежеспособности, указанным в законе. Такая  письменная гарантия устранит по крайней мере один риск - риск оспаривания сделки на том основании, что на момент заключения кредитору было известно о том, что его контрагент соответствует признакам неплатежеспособности (такая сделка отнесена законом к подозрительным сделкам, подлежащим оспариванию).

Законодатель также стремится сделать весь процесс банкротства подконтрольным кредиторам путем  расширения возможностей кредитора влиять на деятельность арбитражного управляющего. Если раньше  вялая и неактивная работа арбитражного управляющего часто объяснялась тем, что управляющий не получал вознаграждения, соразмерного тем усилиям, которые от него требовались, то теперь у кредиторов имеется возможность принять решение о  выплате арбитражному управляющему дополнительного вознаграждения.

С другой стороны, кредиторам возвращено право  назначать  кандидатуру арбитражного управляющего, а не просто указывать саморегулируемую организацию арбитражных управляющих, членом которой должен быть назначенный управляющий.

Все эти новеллы вместе позволяют сделать процесс банкротства более управляемым, прозрачным и более цивилизованным.

Кроме того, несмотря на то, что по-прежнему крупные кредиторы за счет преимущества в числе голосов играют ведущую роль в принятии ключевых решений, защита интересов  мелких кредиторов и последовательное закрепление и обеспечение равенства интересов всех кредиторов также можно отметить как отличительную черту развития российского законодательства о банкротстве. К примеру, как это следует из текста закона, а также из последующих разъяснений Высшего Арбитражного суда РФ мировое соглашение не будет утверждено арбитражным судом, если его условия для кредиторов, голосовавших против его заключения хуже, чем для кредиторов, голосовавших за. Более того, при утверждении мирового соглашения арбитражный суд обязан проверить, не нарушает ли мировое соглашение интересы кредиторов, не внесенных в реестр (это позиция отражена в судебной практике, хотя напрямую закон не предусматривает).

Подводя итог всему вышесказанному, можно отметить, чтозамысел законодателя и направление  развития законодательства ясны - защита интересов кредиторов и обеспечение интересов мелких кредиторов наряду с крупными.

Вряд ли стоит рассчитывать на то, что в ближайшее время количество банкротств уменьшится. Следовательно, есть необходимость  перестать воспринимать банкротство как экстренную ситуацию,  как войну с недобросовестным должником. Намного более эффективным будет восприятие банкротства как очередной рабочей ситуации, как управляемого процесса, поддающегося планированию. При таком подходе вполне возможен поиск  разумного коммерческого компромисса между должником и кредиторами и минимизация финансовых потерь кредиторов при банкротстве.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.