Нарушение процедуры подготовки и проведения общего собрания акционеров, участников общества с ограниченной ответственностью в свете принятых изменений в КоАП

25.12.2009

Известно, что в отечественном правопорядке требования законодательства, устанавливающие порядок созыва и проведения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью1 (далее по тексту — «ООО») и общего собрания акционеров акционерного общества (далее по тексту — «АО») соблюдаются не всеми и не всегда. На практике зачастую вместо всей длительной процедуры уведомлений и формирования повестки дня составляется документ, фиксирующий результаты якобы проводившегося голосования, а конкретное решение скрепляется подписями участников2. Такое отношение к соблюдению корпоративных правил особенно характерно для ООО и АО с малым количеством акционеров.

В отношении ООО единственным возможным правовым последствием нарушения корпоративной процедуры созыва является признание общего собрания неправомочным3 путем обжалования его решений в соответствии со статьей 43 ФЗ «Об ООО». Однако закон дополнительно оговаривает, что такое общее собрание будет признаваться правомочным, если в нем принимали участие все участники ООО4. Таким образом, получается, что единственным действенным механизмом защиты участников, в отношении которых были допущены нарушения процедуры созыва, от злоупотреблений со стороны органов управления ООО, ответственных за соблюдение порядка созыва и проведения общего собрания, является бойкот участия в нем. Ссылка исключительно на нарушение процедуры созыва общего собрания без доказательств неправомочности собрания по причине участия не всех участников не будет принята в суде во внимание5. В случае нарушения непосредственно процедуры проведения общего собрания участников, независимо от того, участвовали ли в нем все участники или нет, суд управомочен оставить в силе обжалуемое решение, если голосование участника общества, обжалующего принятое решение, не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинение убытков данному участнику общества.

С точки зрения акционерного законодательства, бороться с нарушениями процедуры созыва и/или проведения общего собрания акционеров возможно путем подачи акционером иска о признании недействительным решения общего собрания акционеров по пункту 7 статьи 49 ФЗ «Об АО»6. Однако необходимо учитывать, что такой иск подлежит удовлетворению только при наличии двух условий (в совокупности): (1) допущенными нарушениями ущемлены права и законные интересы акционера, (2) акционер голосовал против такого решения или не участвовал в общем собрании акционеров. Кроме того, суд может оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков акционеру7. Является ли нарушение требований закона к процедуре созыва, подготовки и проведения общего собрания существенным, напрямую зависит от усмотрения суда, поскольку понятие «существенности» для отечественных правоприменителей является в чистом виде оценочной категорией8.

Как представляется, проблема отсутствия адекватной защиты прав участников хозяйственных обществ вызвана следующим. Нормы корпоративного законодательства предусматривают ряд обязанностей, которые органы управления должны исполнять для эффективного руководства обществом, однако, последствия их неисполнения зачастую законом не определены. Фактически получается, что есть обязанность, но нет ответственности за ее неисполнение.

Такие пробелы в законодательном регулировании, как несложно заметить, создают благодатную почву для злоупотреблений со стороны тех органов, которые ответственны за созыв общего собрания общества (как правило, таким органом является единоличный исполнительный орган общества9 или совет директоров общества10). Мотивация к четкому соблюдению норм корпоративного законодательства у органов управления попросту отсутствует, о чем косвенно говорит многочисленная судебная практика по делам о признании недействительными решений общих собраний, созванных с нарушением предписанной законом процедуры созыва11.

Бороться против названных злоупотреблений с помощью гражданско-правового способа защиты нарушенного права (путем предъявления иска к органу управления о возмещении убытков по статье 44 Закона «Об ООО» и по статье 71 ФЗ «Об АО») не представляется возможным, поскольку, в первую очередь, эти убытки нужно доказать, а также, что самое главное, доказать наличие причинно-следственной связи между действиями/бездействиями органов управления и понесенными обществом, а не конкретным участником, убытками. Каких-либо иных механизмов защиты интересов участников, права которых нарушены в рамках процедуры созыва и проведения общего собрания, закон до последнего времени не предусматривал.

В этих обстоятельствах для усиления сознательности органов управления при осуществлении ими управленческой деятельности были подготовлены изменения в Кодекс об административных правонарушениях, вводящие административную ответственность должностных и юридических лиц за нарушение требований федеральных законов «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах» к порядку созыва, подготовки и проведения общих собраний участников обществ с ограниченной ответственностью и акционеров акционерных обществ соответственно12. Новые составы административных правонарушений предусматривают наказание в виде наложения административного штрафа на должностных лиц — в сумме от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — в сумме от пятисот тысяч до семисот тысяч рублей, ав некоторых случаях при нарушении требований законодательства со стороны должностных лиц — в виде дисквалификации на срок до одного года 13. В этой связи вызывает опасения вопрос соответствия суммы штрафа тяжести содеянного правонарушения, поскольку для представителей малого бизнеса подобные суммы могут стать серьезным ударом по их финансовому положению.

Обращает на себя внимание тот факт, что ни КоАП, ни Законы «Об ООО» и «АО» не содержат примерного перечня нарушений порядка созыва, подготовки и проведения общих собраний. Для целей корпоративного права такие перечни формируются судебной практикой с учетом рекомендаций, данных высшей судебной инстанцией14, а также обстоятельств каждого рассматриваемого в отдельности дела.

Так можно выделить следующие основные нарушения, характерные как для ООО, так и для АО:

  • нарушение порядка уведомления о проведении общего собрания (нарушение срока уведомления, его формы и содержания, неуведомление о проведении общего собрания);
  • неуведомление/нарушение сроков уведомления о внесенных в повестку дня изменениях;
  • внесение изменений в формулировки дополнительных вопросов, предложенных для включения в повестку дня общего собрания;
  • нарушение процедуры регистрации участников ООО;
  • принятие решений по вопросам, не включенным в повестку дня;
  • принятие решений количеством голосов меньшим, чем предусмотрено законом или уставом;
  • принятие решений при нарушении процедуры заочного голосования.

Представляется, что на практике могут возникнуть сложности, связанные с тем, что следует понимать под «созывом», «подготовкой», «проведением» общего собрания участников и акционеров для целей применения административной ответственности. Четкая квалификация этих понятий в корпоративном законодательстве отсутствует, поскольку применение норм о последствиях нарушения данных процедур ставится в зависимость не от квалификации понятий, а от существенности нарушения той или иной нормы соответствующего закона. Если в Законе «Об ООО» с известной долей условности, но все же можно провести деление норм на относящиеся к порядку созыва и к порядку проведения общего собрания, руководствуясь формулировками статей 36 и 37 Закона, то в отношении акционерных обществ это сделать весьма непросто, поскольку требования к порядку созыва и проведения общего собрания акционеров содержатся в той или иной части в целом ряде статей (статьи 47-63 ФЗ «Об АО»). В этой связи не исключены ситуации, когда формальное нарушение нормы корпоративного законодательства не приведет к негативным последствиям, предусмотренным корпоративным законодательством (признание недействительным общего собрания, взыскание убытков с органов хозяйственного общества), по причине отсутствия всех необходимых условий для их применения, однако будет истолковано правоприменительным органом для целей применения административной ответственности как нарушение процедуры созыва, подготовки или проведения общего собрания.

Так, например, в случае несоблюдения порядка предъявления требования о созыве внеочередного общего собрания акционеров законом предусмотрено такое правовое последствие как принятие советом директоров решения об отказе в созыве внеочередного общего собрания акционеров15. В этом случае возникает закономерный вопрос, является ли такое несоблюдение установленного законом порядка нарушением процедуры подготовки и созыва общего собрания акционеров с точки зрения применения административной ответственности, и возможно ли в данном случае применение меры административной ответственности за подобного рода нарушения. На наш взгляд, описанное выше нарушение по смыслу корпоративного права относится скорее к процедуре инициирования созыва общего собрания, сама же процедура созыва общего собрания начинается не ранее даты принятия решения о его созыве, однако будут ли компетентные правоприменительные органы при рассмотрении административного правонарушения по существу руководствоваться логикой корпоративного права, на данном этапе сказать точно не представляется возможным.

По своей правовой природе, применение мер административной ответственности возможно за нарушение норм публично-правового законодательства, поскольку такое нарушение может привести к нарушению или ущемлению прав и интересов неопределенного круга лиц. Таковой, например, является ответственность за нарушение налогового, таможенного, валютного законодательства, законодательства о лицензировании, рекламе, ценообразовании и иных публично-правовых отраслей законодательства.

Однако возникает законный вопрос, почему соблюдение процедуры созыва и проведения общего собрания отечественный законодатель решил контролировать с помощью Кодекса об административных правонарушениях, допуская тем самым элементы публично-правового регулирования в частно-правовую сферу отношений?

Мотивы законодателя, которыми он руководствовался, когда установил административную ответственность органов управления за вышеназванные нарушения лежат, как представляется, в плоскости несовершенства российского корпоративного законодательства и его неспособности разрешить внутренние конфликты с помощью внутрикорпоративных и/или гражданско-правовых механизмов и конструкций. В отечественной правовой действительности не обеспечивается в полной мере юридическая защита против злоупотреблений названных органов, нам не знакомы многие правовые конструкции, разработанные и с успехом применяемые в иностранных правопорядках, которые позволяют более эффективно решать данные вопросы. Возможно, именно по этой причине законодатель решил обеспечить соблюдение внутрикорпоративных правил посредством публично-правового метода регулирования.

В рамках готовящейся реформы, связанной с переводом всех акционерных обществ в открытые, такая ответственность представляется в достаточной степени обоснованной: у государства есть намерение обеспечить защиту широкого круга инвесторов, которыми в данном случае будут выступать многочисленные акционеры ОАО. С большой долей вероятности, этим может объясняться столь настойчивое вмешательство государства в сферу корпоративного управления и установления многочисленных новых составов административных правонарушений в частях 1-10 статьи 15.231 КоАП РФ.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 15.231 новой редакции КоАП, как в отношении АО, так и в отношении ООО, рассматриваются по факту составления протокола об административном правонарушении. Протоколы составляются должностными лицами государственного органа, уполномоченного в области финансовых рынков16, которым на сегодня является Федеральная служба по финансовым рынкам (далее по тексту — «ФСФР России»), в любом из следующих трех случаев17:

1) непосредственное обнаружение должностными лицами ФСФР России достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения;

2) поступившие из правоохранительных органов, а также из других государственных органов, органов местного самоуправления, от общественных объединений материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения;

3) сообщения и заявления физических и юридических лиц, а также сообщения в средствах массовой информации, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения.

Обращает на себя внимание тот факт, что согласно части 2 статьи 28.3 новой редакции КоАП должностные лица ФСФР вправе составлять протоколы об административном правонарушении в соответствии с задачами и функциями, возложенными на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации. Однако на сегодня каких-либо изменений в действующие нормативно-правовые акты, определяющие порядок деятельности ФСФР, а также разъяснений в части применения контрольных и надзорных полномочий ФСФР в случае нарушения порядка созыва и проведения общих собраний участников ООО или акционеров АО внесено не было.

Согласно статье 23.1 новой редакции КоАП и пункту 2 подпункту г) Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»18 дела об административных правонарушениях, связанных с несоблюдением законодательно установленной процедуры подготовки и проведения общего собрания участников ООО, по общему правилу подлежат рассмотрению мировыми судьями.

Судьи районных судов уполномочены рассматривать данные дела об административных правонарушениях только в случае, если по делу проводилось административное расследование. Вопрос о проведении административного расследования решается в соответствии со статьей 28.7 новой редакции КоАП при возбуждении дела должностным лицом ФСФР, а также прокурором.

В отношении АО и их должностных лиц, допустивших нарушения в области порядка созыва и проведения общего собрания акционеров, дела об административных правонарушениях рассматриваются должностными лицами ФСФР России19.

Таким образом, в связи с внесенными изменениями в КоАП можно предположить, что вопрос возбуждения дела об административном правонарушении за нарушение процедуры подготовки и проведения общих собраний в хозяйственных обществах будет напрямую зависеть от эффективности исполнения должностными лицами уполномоченного государственного органа своих должностных обязанностей, а также желания физических и юридических лиц инициировать данный процесс посредством заявления о факте правонарушения. Нам представляется, что подобный способ решения проблемы существующей в сфере корпоративных отношений, как и, практически, в любом другом случае усиления степени государственного вмешательства в среду частных правоотношений, может косвенно способствовать росту коррупции, а также предоставить недобросовестным участникам корпоративных отношений дополнительные возможности для корпоративного шантажа.

1. Статья 36 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998г. № 14-ФЗ (ред. от 29.04.2008г., с изм. от 22.12.2008г.) (далее по тексту — Закон «Об ООО»), статьи 49-63 Федерального закона «Об акционерных обществах» от 26.12.1995г. № 208-ФЗ (ред. от 30.12.2008г.) (далее по тексту — ФЗ «Об АО»).

2. См. к примеру Постановление ФАС Поволжского округа от 09.08.2005 г. № А65-17754/2004-СГ3-14.

3. Определение ВАС РФ от 09.04.2008 № 4958/08 по делу № А07-2713/2007-Г-ГЛШ.

4. Пункт 5 статьи 36 Закона «Об ООО».

5. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 04.07.2008 по делу № А82-11828/2007-36.

6. Пункт 7 статьи 49 ФЗ «Об АО».

7. Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального Закона «Об акционерных обществах».

8. Постановление ФАС Дальневосточного округа N№ Ф03-А51/04-1/3695 от 21.12.2004г.; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа по делу № Ф04-9329/2006(30601-А27-16) от 20.03.2007г.

9. Часть 2 статьи 35 Закона «Об ООО».

10. Пункт 2 части 1 статьи 65 ФЗ «Об АО».

11. См. напр., Определение ВАС РФ № 7769/07 от 25.07.2007г., Постановление Президиума ВАС РФ № 7769/07 от 30.10.2007г., Постановление ФАС Московского округа № КГ-А41/12757-08 от 19.01.2009 г. по делу № А41-8998/08, Постановление девятого арбитражного апелляционного суда по делу № 09АП-2072/2006-ГК от 17.05.2006г. и 24.05.2006г.; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа по делу N Ф04-9329/2006(30601-А27-16) от 20.03.2007г.

12. Федеральный закон «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части усиления административной ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации об акционерных обществах, об обществах с ограниченной ответственностью, о рынке ценных бумаг и об инвестиционных фондах и Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» в части уточнения определения и конкретизации признаков манипулирования ценами на рынке ценных бумаг» от 09 февраля 2009 N 9-ФЗ. Данный закон вступил в силу 13 апреля 2009 года.

13. Статья 15.231 «Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 № 195-ФЗ в ред. от 09.02.2009г. (далее по тексту — «новая редакция КоАП»).

14. Пункт 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального Закона «Об акционерных обществах».

15. Абзацы 2, 3 пункта 6, статьи 55 ФЗ «Об АО».

16. Часть 1 статьи 28.3, пункт 61) части 2 статьи 28.3, статья 28.8 новой редакции КоАП.

17. Часть 1 статьи 28.1 новой редакции КоАП.

18. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 24.03.2005 № 5 (ред. от 11.11.2008).

19. Часть 1 статьи 23.47 новой редакции КоАП.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.