Успешным адвокатам не мешает существование юридических фирм.

03.06.2010

В начале весны в очередной раз разгорелись дискуссии о необходимости регулирования юридической деятельности. Особенно жаркие баталии развернулись вокруг идеи вернуть адвокатскую монополию на представительство в арбитражных судах. О том, насколько это целесообразно, АП рассказал Андрей Александрович Гольцблат, управляющий партнер юридической фирмы "Гольцблат БЛП".

-  Как вы думаете, почему сейчас вновь возник вопрос об адвокатской монополии? Причем теперь такие идеи высказывает Минюст России...


- Нынешние инициативы Минюста, наверное, вызваны тем, что туда пришли новые люди и новое руководство. Им необходимо знать, что происходит с рынком юридических услуг. Минюст говорит, что знает адвокатов, так как они все зарегистрированы.

А обо всех остальных участниках рынка можно что-то узнать только из упоминаний в средствах массовой информации, так что совершенно непонятно, что происходит на рынке и кто, собственно, его составляет.

Минюст не преследует цель всех загнать в адвокатуру.

Судя по тому, что я услышал от замминистра Юрия Любимова в ходе Юридического форума, состоявшегося 8 апреля, идея не в том, чтобы контролировать всех и вся, а в том, чтобы понять, чем государство может помочь юридическому сообществу.


- А Вы сами согласны с тем, что какие-либо процессы на рынке юридических услуг нуждаются в дополнительном законодательном регулировании?

- Есть две основные группы практикую¬щих юристов: это адвокаты, которые организованы в адвокатские палаты, коллегии и т.д., и это коммерческие фирмы, оказывающие юридические услуги. Деятельность и тех, и других нуждается в регулировании и реформировании.

Адвокатам в первую очередь необходимо, чтобы им позволили выстраивать бизнес-отношения точно так же, как это делают юридические компании. То есть чтобы у них было право получать прибыль и распределять ее соответствующим образом между партнерами адвокатского образования. Им бы хотелось развивать бизнес, иметь возможность капитализировать свое участие.
Нам же -бизнес-юристам - хотелось бы, чтобы на нас распространялись адвокатский иммунитет и возможность защитить тайну переписки адвоката и клиента. То есть, чтобы наша переписка с клиентом обладала привилегией сохранения конфиденциальности.

- Какая модель регулирования рынка кажется вам оптимальной?

Нам нужно прежде всего не регулирование профессии, а обеспечение равных прав.

Другой вопрос в том, каким должен быть квалификационный доступ к юридической профессии. Тут тоже далеко не со всеми предложениями можно согласиться. Такой доступ подразумевает экзамен. А когда ты заканчиваешь юридический факультет, ты уже его сдаешь. Если потом тебе нужно сдавать еще один, значит, в вузе тебя не доучили.

Некоторые представители юридического сообщества предлагают вводить определенный стаж работы — два года, после чего человеку могут присвоить статус юриста. Но это означает, что выпускник не вправе работать сразу после окончания вуза. А раз не вправе - то совсем непонятно, как можно получить необходимый стаж.

Мне кажется, что для идеального функционирования нужно, чтобы каждый юрист так или иначе зафиксировал свой статус. Должен существовать единый реестр для всех практикующих юристов. Чтобы ты мог начать профессиональную деятельность - ты должен быть зарегистрирован. Это не разрешительный порядок, а регистрационный, но для регистрации ты должен иметь хотя бы диплом о юридическом образовании. После этого нужно определиться, какую сферу деятельности ты предпочитаешь. Должен быть закон о юридической деятельности и учет практикующих юристов. В законе должно быть определено, кто и что может делать, в каких условиях когда и кого представлять. И когда ты стал юристом и получил право на профессию, то дальше, в соответствии с законом, ты осуществляешь те или иные виды услуг. Очень похожая схема, кстати, успешно функционирует в США, но там все равно надо получать лицензию.

- А кто выдает лицензии?

Саморегулируемая организация. К сожалению, саморегулирование в России еще не развито настолько, чтобы реально контролировать рынок. Потому что при любом саморегулировании у нас тут же появляются пять альтернативных регуляторов.

- Представители адвокатского сообщества тоже регулярно заявляют о необходимости получения адвокатского статуса всеми юристами, кто осуществляет представительство в судах. Но зачем это нужно самим адвокатам?

- Нашим адвокатам не нравится, что неадвокаты очень часто участвуют в судах. Это, естественно, поскольку адвокат должен готовиться, сдавать экзамен, получать статус, но почему-то представляет клиентов на равных с остальными юристами. В этом есть некая несправедливость, всем надо выполнять одинаковые правила - и я тоже с этим согласен. Если ты хочешь участвовать в судах, то так или иначе, ты должен иметь квалификационный статус. Но я не согласен с тем, что всех надо обязательно загонять в адвокатуру, есть масса других способов.

Адвокаты настаивают на регулировании в том числе и потому, что услуги зачастую представляются некачественные. Безусловно, потребители юридических услуг нуждаются в защите, чтобы неизвестно кто не мог им продать нечто, в чем он не является специалистом. Но ведь юридические фирмы работают не с гражданами, а с бизнесом, который настолько «продвинут» и разборчив в отношении того, кого нанимать, что он без всяких лицензий прекрасно разбирается в рынке юридических услуг.
Клиенты работают с теми, чью репутацию, достижения и качество работы считают для себя оптимальными. Но это никак не связано с наличием лицензии или адвокатского статуса.

- Так получается, что рынок сам в состо¬янии избавиться от тех, кто предоставляет некачественные услуги - за счет конкуренции?

- Да, он избавляется, но проблема в другом. По большому счету, на сегодняшний день адвокатура структурирована так же, как 20 лет назад. Есть определенная иерархия, система, а самое главное — она не позволяет и развивать компанию как бизнес. Адвокатура в своем чистом классическом виде — это не бизнес. Некоторые адвокаты почему-то считают, что если всех поголовно включить в адвокатуру, то они смогут сократить рынок и заработать больше денег, что абсолютно неправильно. Ведь если предположить, что это произойдет, то компании, которые практикуют сейчас, никуда не исчезнут, и их профессионализм также никуда не денется.

- Недавно форумы обошла цитата какого-то неизвестного адвоката «Мы вас ненавидим за то, что вы отобрали у нас арбитраж». Много ли в этом истины?

- Отобрали арбитраж не юристы у адвокатов. Отобрали профессионалы у непрофессионалов — вот и все. Для того чтобы успешно участвовать в любом процессе (не только в арбитраже), надо в первую очередь быть квалифицированным специалистом. Клиент идет к юристам или конкретному адвокату не потому, что они не имеют или не имеют адвокатского статуса, а потому, что видит в том или ином специалисте в первую очередь профессионалов. Его интересует не статус, а наиболее квалифицированная помощь.

Мне кажется, что в этой фразе проскальзывает обида. Что значит «отобрали», если решение принимает клиент?

- Это справедливо для Москвы, где представлена золотая сотня юридических компаний, и есть клиенты, которым их услуги по карману. А на периферии дело обстоит так же?

- Хороший вопрос. Наверное, рынок действительно очень сегментирован, и я говорил именно о московском. Бизнесу в других регионах очень сложно сориентироваться в том, какой адвокат или юрист наилучшим образом обеспечит его интересы. Полагаю, клиенты там как раз исходят из того, что государственное регулирование гарантирует качество, — и идут к адвокатам. Да и крупный юридический бизнес никак не представлен в регионах, потому что это не имеет экономического смысла. И в этом очень серьезное региональное отличие московского рынка от всего остального.

- И как в итоге уравновесить взаимные претензии?

- Адвокаты все разные. Судя по Вашей информации есть и такие, которые считают, что мы отобрали арбитраж. Наверное, это как раз те, кто хочет получать работу в силу административного статуса, а не в силу профессионализма. Есть и другие, которые выступают за конкуренцию и свободный рынок. И как раз они успешны, и им почему-то не мешает существование в природе юридических фирм.

- Один из аргументов адвокатского сообщества касается их обязанности оказывать бесплатные юридические услуги. Эта повинность также должна распространяться на всех? Например, в арбитражных судах скоро появятся дела по банкротству физических лиц...

- Здесь надо понять: мы хотим всех обязать оказывать бесплатные или качественные услуги? Я никогда не работал с физическими лицами, это не мой клиент. Если меня обяжут его представлять — он же первым заявит мне отвод и потребует специалиста, который знает тонкости работы с такими клиентами и такими делами. На одном из последних форумов мы долго дискутировали с одним адвокатом. Он допытывался, чем же мы отличаемся. И мы пришли к выводу, что главное различие в наших ключевых клиентах: он работает с физическими лицами, а я — с юридическими.

- Мы не коснулись еще одной группы — штатных юристов компаний. В этом сообществе тоже есть что-то, нуждающееся в регулировании?

- Нужно либо регулировать всю юридическую профессию, либо оставлять все как есть. Если инхаусы оказывают профессиональные юридические услуги, такие как представительство в суде, то их деятельность в этом направлении также должна регулироваться.

Иначе любого юриста фирма сможет «взять на работу» на полгода, и он, обойдя требования о лицензировании или регистрации в реестре, сможет оказывать услуги наравне с остальными. Для меня важно, чтобы регулирование обеспечило всем равные права.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.