"Высокотехнологичные компании vs потребители: практика разрешения споров" - Виталий Дианов, руководитель группы антимонопольной практики Goltsblat BLP, в эфире телеканала РБК

06.03.2017

Федеральная Антимонопольная Служба в последние годы у всех на слуху, в том числе теперь из-за споров с иностранными высокотехнологичными компаниями. Достаточно вспомнить громкое дело с Google - оно длится уже не первый год. Но сейчас речь не о нем. Разбирательство с Apple. Это не первое знакомство ФАС с деятельностью американской корпорации на нашем рынке. Летом прошлого года ведомство возбудило дело по координированию цен на IPhone. У всех реселлеров они были одинаковые, а это нарушение закона о защите конкуренции.

Гость студии Виталий Дианов, руководитель группы антимонопольной практики Goltsblat BLP: «Если мы вспомним, то полтора года назад велись дискуссии, как раз о том, чтобы разграничить компетенции ФАСа и Роспотребнадзора. И ФАС пошел на определённый уступки: был изменен закон. Однако, осталась у ФАС компетенция рассматривать те случаи, которые влияют на неограниченный круг потребителей, если вопрос стоит о доминировании (о злоупотреблении доминирующим положением). <…> Вы можете быть доминирующими в один период времени, и перестать им быть в следующем, если вышли ваши конкуренты или вы потеряли по своим товарам рыночную долю. Рынок высокотехнологичных товаров – он довольно подвижный. А какова доля сейчас компаний Apple на российском рынке, я не могу сейчас сказать, потому что та статистика, которая есть сейчас в публичном доступе, она говорит только о доле по сравнению со всеми смартфонами, со всеми телефонами».

Расшифровка интервью:

Ведущая: Федеральная Антимонопольная Служба в последние годы у всех на слуху, в том числе из-за споров с иностранными высокотехнологичными компаниями. Достаточно вспомнить громкое дело с Google - оно длится уже не первый год. Но сейчас речь не о нем. Разбирательство с Apple. Это не первое знакомство ФАС с деятельностью американской корпорации на нашем рынке. Летом прошлого года ведомство возбудило дело по координированию цен на IPhone. У всех реселлеров они были одинаковые, а это нарушение закона о защите конкуренции. С нашими гостями попытаемся разобраться, с чем связано пристальное внимание антимонопольного ведомства к высокотехнологичной отрасли, почему компании после длительных разбирательств резко пошли на мировую и что от этого выиграет потребитель.

У нас в гостях Виталий Дианов, руководитель группы антимонопольной практики Goltsblat BLP, и Антон Недзвецкий , юрист Союза Потребителей России.

Здравствуйте. Прежде чем приступить к обсуждению,  я предлагаю обсудить результаты опроса. Мы спросили у потребителей на официальной странице ВКонтакте, нужен ли в России официальный сервисный центр Apple? Вот мы видим результаты: большинство говорят «Да, это обеспечит высокое качество». Все-таки нужен. Ожидаемый результат.

Виталий Дианов: Конечно.

Ведущая: Давайте тогда разберемся в понятиях. Все журналисты пишут о том, что ФАС обязала открыть официальный сервисный центр. Но вот релиз, который прислало само ведомство. В нем написано: «Мы надеемся, что Apple Rus обеспечит предоставление сервисного обслуживания потребителям в соответствии с законодательством Российской Федерации». Однозначно ли это означает открытие официального сервисного центра?

Виталий Дианов: На самом деле, текст-предупреждение, который выдала антимонопольная служба, недоступен в публичном пространстве. И текстом располагает сама служба и, по всей видимости, компания Apple. Можно предположить, исходя из этого пресс-релиза, что ФАС не обязывала компанию открыть единый сервисный центр, но в предупреждении включила условия о доступе российского рынка к определенным запасным частям (в общем-то, тем запасным частям, которые послужили поводом для иска господина Петрова и для разбирательства в Федеральной Антимонопольной Службе).

Ведущая: Антон, вот эксперты не считают действия Федеральной Антимонопольной Службы революционными, аргументируя это тем, что в других странах решается вопрос о том, как обеспечить свободный ремонт в любых сервисных центрах. А мы боремся за поставки в официальный сервисный центр. Почему Россия так отстает в отстаивании своих прав? Прав защиты потребителей?

Антон: Я считаю, что здесь федеральные органы делают первые шаги, так как эта практика не столь распространена у нас. Хотя, случай с компанией Apple вовсе не новый. Подобных ситуаций с иностранными производителями существует масса.

Ведущая: А почему он тогда получил такой резонанс?

Антон: Потому что Apple – это такая продукция, которую любят российские потребители, и это задело средства массовой информации, в том числе. У нас есть статья 6 закона РФ о защите прав потребителей, которая прямо обязывает изготовителя обеспечить возможность ремонта и технического обслуживания товара в течении всего срока его службы. Изготовитель, в том числе иностранный, обязан обеспечить поставку в торговую сервисную организацию всего спектра запасных частей, которые необходимы для поддержания нормального технического состояния товара.

Ведущая: Замена стекла. Это самая частая поломка этого гаджета.

Антон: И это тоже. Обеспечить именно возможность ремонта данного аппарата, а не просто поменять его на новый, или, фактически, купить новый.

Ведущая: С доплатой.

Антон: Купив, фактически, новый телефон. Это изготовитель обязан по нашему закону.

Ведущая: Вы согласны?

Виталий Дианов: Как потребитель, не могу не согласиться.

Ведущая: И как юрист?

Виталий Дианов: И как юрист - тоже. Единственный момент, который меня лично смутил в этом процессе, почему именно Федеральная Антимонопольная Служба решила рассматривать этот спор, а не Роспотребнадзор.

Ведущая: Господин Петров обратился именно в Федеральную Антимонопольную Службу.

Виталий Дианов: Сначала он обратился в суд, а потом - в ФАС. Если мы вспомним, то полтора года назад велись дискуссии, как раз о том, чтобы разграничить компетенции ФАСа и Роспотребнадзора. И ФАС пошел на определённые уступки: был изменен закон. Однако, у ФАС осталась компетенция рассматривать те случаи, которые влияют на неограниченный круг потребителей, если вопрос стоит о доминировании (о злоупотреблении доминирующим положением). ФАС выдает предупреждение в связи с  жалобой конкретного физического лица, но распространяет его на всех потребителей. И тут есть небольшая коллизия, но кейс, безусловно, интересный.

Ведущая: Вы сказали и про доминирование, и про всех потребителей. Да, этот случай признан доминирующим положением на рынке. А как много действующих компаний, которые осуществляют деятельность в нашей стране, можно привлечь по этой же статье за подобные действия?

Виталий Дианов: К сожалению, такой статистики вывести нельзя, потому что рынки очень разные, и ситуация меняется из года в год. Вы можете быть доминирующим в один период времени, и перестать им быть в следующем, если ваши конкуренты или вы потеряли по своим товарам рыночную долю. Рынок высокотехнологичных товаров довольно подвижный. А какова сейчас доля компаний Apple на российском рынке, я не могу сказать, потому что та статистика, которая есть сейчас в публичном доступе, говорит только о доле компании на рынке по сравнению со всеми смартфонами.

Ведущая: Антон, как много обращений, связанных с подобными ситуациями, получает Роспотребнадзор и компетентные органы, профильные органы, от потребителей, и если даже откроется официальный сервисный центр, снизит ли это актуальность данной проблемы?

Антон: Я думаю, что обращений поступает много и в Роспотребнадзор, и в наш союз потребителей. Конечно, больше людей обращаются в Роспотребнадзор, как в федеральный орган, который осуществляет защиту прав потребителей. Но, хотелось бы видеть от Роспотребнадзора больше подобных исков, аналогичных иску господина Петрова. Но мы их не видим, так как это зависит от активности федеральных органов. Когда идет нарушение прав неопределенного круга потребителей, это задача Роспотребнадзора - предъявить иск в защиту неопределенного круга, выиграть его и тем самым урегулировать спорную ситуацию на рынке. Потому что полномочия ФАС в данном случае несколько ограничены. Мы видим, что ФАС проявил даже больше активности, чем уполномоченный орган в сфере защиты прав потребителей.

Ведущая: Виталий, продублирую вторую часть вопроса Вам. Если все-таки откроется официальный сервисный центр, решит ли он проблему поставки комплектующих?

Виталий Дианов: Это будет зависеть от того, что будет поставлять сама компания Applе в этот сервисный центр. Мы знаем, что с дорогими товарами, товарами, относящимися к премиум-сегменту, к которым относятся и смартфоны Apple, и те же самые часы, если же речь идет об авторизованном сервисном центре, и уж тем более о некоем филиале, компании-производители не открывают множество таких центров в стране. И даже бывает один центр на несколько стран, на регион, куда просто доставляется товар из тех самых точек продаж, куда потребитель может сдать свой товар. Опять же подчеркнем, если он будет организован, потому что я в этом не уверен.  Мне кажется, что Apple может просто наделить какими-то компетенциями, запасными частями уже существующие официальные сервисные центры, либо часть из них.

Ведущая: От каких рисков страхует продление гарантии за наши собственные деньги? Что об этом говорит  законодательство? Потому что я спросила у своих друзей и коллег, кто из них разбивал стекло на своем гаджете (то есть вы представляете, какое было число утвердительных ответов), и все говорят, что ремонтируются у неофициальных диллеров, причем у этих людей есть как раз дополнительная страховка, как она называется - продление гарантии.

Антон: Здесь надо правильно понимать и различать: гарантия ли это,  или это дополнительное обязательство по части устранения недостатков товара производственного характера. А страховка, скажем, от причинения вреда  (ну, например, разбил экран телефона на определенный срок) обеспечивается уже страховщиком в рамках договора страхования. Насколько это помогает? Знаете, каждый по-своему предпочитает решать эти проблемы: кто-то покупает хороший защитный чехол, и тем самым уже не опасается, что телефон разобьется, а кто-то носит воткрытую и покупает страховку.

Ведущая:  Вы знаете, основное обсуждение, которое происходит в чатах у фанатов этой продукции: почему в любой стране в сервисном центре тебе меняют стекло безоговорочно, в России этого не происходит.

Антон: Ну вот опять же. В России политика Apple направлена на то, чтобы, пользуясь тем, что наши органы не слишком активно отслеживают подобные ситуации, получить дополнительную прибыль, за счет вынуждения приобретать новые…

Ведущая: Хотел добавить Виталий.

Виталий Дианов: Спасибо большое, я просто хотел бы обратить внимание. Когда мы размышляем о том, что, не обеспечивая определенные запасные части, компания тем самым получает определенную выгоду на нашем рынке по сравнению с другими рынками, нужно быть осторожным в таких оценках по той простой причине, что мы не можем с вами сейчас здесь предсказать, по какой цене будет поставляться тот же самый экран в Россию, когда это будут оригинальные запчасти. Он может оказаться в три раза дороже, чем та неофициальная запасная часть, которая подходит по своим показателям и поставляется, допустим, из Китая. И это абсолютное право производителя.

Антон: Это моя субъективная оценка, поэтому я не претендую на то, что корпорация Apple получает за счет этого дополнительную прибыль. Ну, факт есть факт.

Виталий Дианов: Факт есть факт. Я с вами согласен. Факт есть факт, что дополнительные запчасти не поставлялись. Ну а какая причина за этим лежала, я не могу даже предположить. По своему опыту работы с западными компаниями, многие из них не идут на определенные сервисные вещи глубокой степени детализации работы со сложными механизмами, по той простой причине, например, что не доверяют своим контрагентам здесь в России с точки зрения защиты их IP-прав.

Ведущая: Вернемся к потребителям.

Антон: Ну, закон есть закон.

Ведущая: Господин Петров – он юрист, поэтому у него есть некоторые дополнительные ресурсы,  чуть больше чем…

Антон: Да, это прежде всего.

Ведущая: И знания, чуть больше чем у рядового гражданина, просвещающие, чем могла бы закончится подобная ситуация, если бы с ней столкнулся рядовой гражданин.

Антон: Рядовой гражданин либо предпочитает махнуть рукой на проблему, либо идет к юристам, в общество защиты потребителей или к адвокатам - здесь уже каждый для себя выбирает, и решает тогда в судебном порядке эту проблему с помощью квалифицированных представителей. Подобные иски были, я об этом уже начал говорить, и наш союз неоднократно предпринимал иски в защиту неопределенного круга потребителей в совершенно разных сферах, и в сфере рекламы в том числе.

Ведущая: Исков таких должно быть больше? Вот я рассуждаю как рядовой потребитель: мне грозят судебные издержки, расходы на адвоката. Зачем мне это делать? Так рассуждают?

Виталий Дианов: В том числе, и так рассуждают. Вы абсолютно правы.  Но в тех сферах, где выгода потребителя высока, например, когда речь идет о дорогих автомобилях, за которые огромное количество споров и судов происходит в нашей судебной системе, то в этих случаях потребители проявляют активность. И мы даже сталкиваемся с мошенничеством со стороны потребителей, так называемым потребительским терроризмом. Почему? Потому что используются нормы закона, довольно таки жесткие к производителю, о том, что дефект, появившийся дважды в течение гарантийного срока, позволяет вернуть товар. Представляете себе, если это автомобиль стоимость несколько миллионов рублей, потом на это идет штраф (50%), компенсация, (например, 1% в день за невозврат). И мы сталкиваемся в региональных судах с валом таких исков, которые, кстати, зачастую судами удовлетворяются, и иногда, к сожалению, в получении этих денежных средств заинтересованы даже некоторые дилерские предприятия.

Ведущая: Как соблюсти баланс, если таких исков будет вал?  Это защитит ли потребителей или потребует дополнительные затраты для компаний?

Антон: На мой взгляд, у нас проблемы потребительского экстремизма не существует. По крайней мере, в таких масштабах, как он есть в США. Не о чем тут говорить. Даже с учетом тех компенсаций, которые предусматривает закон защиты прав потребителей, суммы, которые получают потребители, порой неизмеримы с теми, которые могут получить по подобным искам в США. Если там речь идет о сотнях тысяч-миллионах долларов, то у нас тоже, конечно, можно получить неустойку, но судьи снижают сумму по ходатайству ответчика. Точно также штраф: он может быть снижен на усмотрение суда. Люди не получают тех сумм, которые написаны в законе защиты прав потребителей, потому что в большинстве случаев судом применяется ст.333 ГК РФ. Закон в достаточной степени защищает потребителя: он устанавливает суровые, но вполне адекватные санкции и, прежде всего, стимулирует  производителей и продавцов решать споры в добровольном порядке.

Ведущая: Поступок Apple: они пошли на мировую с Федеральной Антимонопольной Службой. Он мотивирует другие компании? Вслед Google, который много лет боролся с этим ведомством, заявил что, тоже пойдет на мировую. Можно ли ожидать мирового соглашения по координации цен на гаджеты компании Apple?

Виталий Дианов: Вы знаете, практика заключения мировых соглашений с Федеральной Антимонопольной Службой - это практика устоявшаяся. И я бы не делил на иностранные компании и российские, потому что если речь идет о допущенном нарушении антимонопольного законодательства, то наше законодательство предусматривает такую опцию: вы можете на любой стадии судебного процесса, даже, практически отсудившись на стадии надзорного производства, вернуться к вопросу о заключении мирового соглашения и о чем-то договориться, тем самым возможно снизить штраф …

Ведущая: Вы сказали ключевое слово : а что на чаше весов? Мировое соглашение? А размер штрафа какой?

Виталий Дианов: Он может быть снижет по мировому соглашению. И мировым соглашением можно изменить предписание, которое выдала Федеральная Антимонопольная Служба, до этого рассматривая дело и обвиняя компанию.

Ведущая: Спасибо! У нас в гостях были Виталий Дианов, руководитель группы антимонопольной практики Goltsblat BLP и Антон Недзвецкий, юрист Союза Потребителей России. Я Юлия Прохорова. Вы смотрели Общество Потребления. До встречи.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.