ОБ УЖЕСТОЧЕНИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ В НАЛОГОВОЙ СФЕРЕ – последствия для бизнеса. Интервью Евгения Тимофеева на Business FM

25.12.2015

Ведущий: Наша тема: «Жизнь бизнеса в условиях ужесточения законодательства и правоприменительной практики в налоговой сфере». Итоги года будут понятны только в следующем году, когда пройдет, закончится декларационная кампания, когда появится статистика по уголовным преступлениям. Но мы попробуем подвести какие-то итоги прямо сейчас. С нами партнер и руководитель налоговой практики юридической фирмы Goltsblat BLP Евгений Тимофеев. Евгений, здравствуйте!

Евгений Тимофеев: Здравствуйте!

Ведущий: Итак, вы, как практикующий юрист, какие итоги в связи с этим можете подвести?

Евгений Тимофеев: Ну, вы знаете, если говорить, об ужесточении, то ужесточение есть. Причины абсолютно ясны и понятны. В бюджете просто кончаются деньги. Где деньги есть – их оттуда стараются забрать. Либо, соответственно, не тратить. Отсюда мы имеем деофшоризацию. Ребята, верните сюда и платите налоги здесь, либо вообще уезжайте, условно говоря. Отсюда мы имеем и возврат следователям милиции полномочий по возбуждению.

Ведущий: Полиции.

Евгений Тимофеев: Да, уже полиции, тем временем, они стали полицейскими.

Ведущий: А если кто против – может переходить в экспертное сообщество.

Евгений Тимофеев: Да, ну, примерно так. Соответственно, в результате что у нас получается: идет вооружение различным инструментарием. Цель, конечно, одна: обеспечить поступление денег в бюджет. И, с одной стороны, это совершенно правильно, потому что налоги должны платиться, и это должно обеспечиваться, этот процесс, государством. Но для бизнеса это главный сигнал, что жить как раньше, в смысле «давайте что-то класть в карман и не доплачивать в бюджет», просто так из этой ситуации выйти не получится. И это, к сожалению, многие до конца не осознали.

Ведущий: Что происходило в течение этого года, когда следователям вернули право возбуждать уголовные дела? Причем вернули же с обязательным условием – они должны консультироваться с налоговой.

Евгений Тимофеев: Ну, это условие – оно смешное. На самом деле были же большие битвы по этому поводу, что все-таки после положительного заключения налоговых служб и т.д., все что они должны сделать – это запросить налоговый орган, а есть ли информация у него о нарушениях и, соответственно, сумма в целом. Отсюда ответ такой: «Вы знаете, у нас нет о нарушении никакой информации». Потому что это ведь для тех случаев, когда налоговый орган сам ничего не нашел и не переправил, потому что старый порядок он тоже существует, его никто не отменял, они одновременно существуют. Т.е. это для тех преступлений, признаки которых обнаружены непосредственно самими правоохранительными органами. Они спрашивают: «У вас есть информация?» «Нет», - говорят налоговые службы. Все, дальше идет следователь как хочет. И, соответственно, он не связан. Более того, он не связан вплоть до того, что он сумму определяет самостоятельно, 199ая статья - уклонение от уплаты налогов. Есть индульгенция возможная: если ты заплатил в какой-то момент, компания расплатилась, заплатила все штрафы и пенни в соответствии с налоговым законодательством, то уголовное дело немедленно прекращается на любой стадии до, собственно, начала уже непосредственно судебного процесса по полной программе. Но кто будет определять ту сумму, которую надо заплатить? Следователь. 

Ведущий: Не налоговая?

Евгений Тимофеев: Нет, не налоговая. Следователь. А у следователя могут быть совершенно собственные представления о том как ее определять. И мы сталкивались с ситуациями, когда, ну как, расход какой-то неправильный, значит сколько налога недоплатил? Это же вычет из налоговой базы. Ставка сколько? 20%. Расход умножить на 20% - вот, пожалуйста, пара миллиардов в бюджет. Плюс к ней 20% еще штраф, ну и пенни примерно на столько же выйдут. А тот факт, что у компании был убыток в любом случае в этом году, а он, соответственно, уменьшает эту прибыль, даже если бы этих расходов не было. Или убытки предыдущих лет мы переносим, то сумма налога может оказать гораздо меньше или ее вообще не будет. А вот это для следователя может оказаться совершенно неизвестным. Здесь даже не столь важен зверь со 199ой статьей, потому что это все-таки следственный комитет, это достаточно грамотные следователи. Да, они совершают ошибки, они ведь не специалисты в налоговом праве. И когда мы с ними взаимодействуем, мы специально создали группу  защиты по налоговым преступлениям, которая состоит из налоговых и уголовных адвокатов. А что делать, если, например, у нас есть декларация по НДС, а нам же регулярно получается. Например, экспортируем товар, у нас НДС в результате к возмещению из бюджета. Мы идем в инспекцию, подаем декларацию. Будьте любезны нам, пожалуйста, верните деньги. Тут следователю приходит мысль в голову о том, что, собственно говоря, а не положен вычет, где-то нарушен все-таки налоговый закон. И здесь это не получается 199ая статья. Это получается 159ая статья, а это мошенничество, часть 4ая, в особо крупном размере, свыше миллиона рублей. Этим занимаются следователи МВД, т.е. полицейские. Занимаются они такими делами, по таким налоговым мошенничествам, в промежутках между такими делами по изнасилования, кражи, грабежи, убийства и т.д. Т.е., соответственно, каких знаний в области налоговых законов от них можно ожидать? Второй момент, по этой статье, в отличие от 199ой, можно вполне оказаться в СИЗО. Здесь сейчас есть, например, дело такое. Базис, который только еще в Арбитражном Суде слушаться начинает, а люди уже сидят в СИЗО. 

Ведущий: Вообще, по ней, до десяти лет, да, в особо крупном, по-моему было?

Евгений Тимофеев: Да-да, там серьезные сроки, абсолютно. И, наконец, третье. В отличие от уклонения от уплаты налогов, там нет возможности получит индульгенцию вернув это в бюджет.

Ведущий: Это не все что происходило в этом году. Еще же был пленум Верховного Суда известный. На него, кстати, не так много внимания обратили, а тем не менее это серьезная вещь: взыскивать недоимки с руководителей предприятий.

Евгений Тимофеев: Ну, не только с руководителей, а с тех, кто

Ведущий: Виновных.

Евгений Тимофеев: Да, тех, кто виновен в совершении уголовного преступления в виде уклонения от уплаты налогов, т.е. тот, благодаря кому, компания не заплатила деньги в бюджет. 

Ведущий: Конкретное физическое лицо.

Евгений Тимофеев: Абсолютно. Значит, в каком случае это возможно. Это возможно в том случае, если невозможно взыскать деньги с самой компании. Ну вот когда мы открываем вот эти  два дела, которые я назвал, мы быстро обнаруживаем, что эта невозможность очень субъективная. Т.е. я бы предполагал, что когда мы можем убедиться в невозможности взыскания с юр. лица, собственно когда оно пошло с молотка, когда все продали, т.е. банкротство произошло, исполнительное производство, нет денег, не хватило, в части остатка мы идем к причинителю вреда. Но судя по этим делам, из тех обстоятельств, которые там были, это можно и как-то «на глазок», т.е. даже без банкротства. Ну вот, как-то не платит компания, что-то не видно чтобы у нее было имущество, не нужно подтверждать это заранее, соответственно, банкротным судом. Т.е у нас получается парадоксальная ситуация: само по себе юр. лицо еще есть, но уже мы  идем за субсидиарной ответственностью к причинителю вреда.

Ведущий: Но цель благая. Вот человек вывел деньги из своей компании, увел их в офшор, обманул и вкладчиков, и контрагентов, не важно кого, и надо с него взыскивать?

Евгений Тимофеев: Там есть другой инструмент. Он существовал давным-давно. Это еще один сигнал: «Ребята, мы идем за вашими деньгами, если вы будете, соответственно, «химичить», нарушать и обманывать бюджет. Это не просто слова. Я думаю, это действительно делаем мы, по мере развития практики применения уголовного закона в налоговых делах, сейчас, я думаю, что когда лишили полномочий следователей самостоятельно, на порядок упало количество уголовных дел. Оно вырастет на порядок, просто не сразу, естественно … (2:05) во времени. Мы увидим, что все это работает. Вопрос, соответственно, только в одном: так, чтобы это работало правильно и били по тем случаям, когда действительно есть преступления, а не туда, где есть деньги. Потому что это разные вещи зачастую. Вопрос в том, что когда к кому-то придут, это будет именно вор или тот, у кого есть деньги? И кому скажут: «Слушай, ты вот на самом деле, либо ты плати, либо мы тебя в любом случае посадим». И, соответственно, дальше мы сталкиваемся с уголовным судом, который не оправдывает подсудимых и, в результате, у нас получается ситуация, что никто не может быть защищен. Проблема в отсутствии доверия правоохранительным органам, в том, что они будут преследовать цель именно наказать виновных, а не какие-то другие цели. И что они обладают достаточной квалификацией для того, чтобы это делать. Нет ничего более важного, чем представлять себе с самого начало те риски, которые могут возникнуть. Потому что еще проблема среди налоговых специалистов, специалистов, которые принимают еще во внимание уголовно-правовые риски, практически нет. И соответственно, то что вам аудитор будет советовать, налоговый консультант общий, ну, где он и где налоговое право?

Ведущий: Ваш совет – вооружайтесь?

Евгений Тимофеев: Да, безусловно, потому что идет битва за деньги и жертвы будут, в том числе несчастных случаев. Вот, надо стараться, чтобы не стать таким несчастным случаем.

Ведущий: Что для этого надо сделать? Что посоветуете?

Евгений Тимофеев: Я бы сказал думать, прежде всего, в каждом случае когда вы что-то делаете. Второе, обеспечить то, что у вас в действительности происходило ровно то, что у вас написано в вашем договоре. Не писать того, чего нет на самом деле. Это всегда будет работать против вас. Ну, не против вас лично, я скорее ко всем обращаюсь. И последнее – это при любых признаках каких-то проблем обращаться к профессионалам. Слепо следовать каким-то формальным советам, формальным установкам, т.е. видишь красный свет – поворачивай налево, нельзя. В этой ситуации защититься можно только заставляя свою голову думать. Вот это, наверное, главный совет.

Ведущий: И в одиночку не ходить?

Евгений Тимофеев: В одиночку не надо. Не надо точно.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.