Интервью Надежды Илюшиной на Business FM по теме – Запрет заемного труда

16.12.2015

Итак, сегодня обсуждаем запрет на использование заемного труда в России. С нами Надежда Илюшина – руководитель практики трудового права юридической фирмы Goltsblat BLP. Надежда, здравствуйте!

Надежда Илюшина: Здравствуйте, Михаил!

Михаил Сафонов: Так, давайте начнем с понятия: что такое заемный труд, и почему его запрещают?

Надежда Илюшина: Заемный труд – это когда одна компания использует человеческие ресурсы по договору с этой компанией человеческие ресурсы другой компании, соответственно. То есть привлеченный персонал, он не является работниками той компании, которая его привлекает, но за эту услугу компании обмениваются и договорами, и денежными средствами.

Михаил Сафонов: И с 1-го января делать так нельзя в России.

Надежда Илюшина:

Да, с 1-го января такая ситуация будет запрещена. Вместе с тем с 1-го января будет установлен ряд исключений, когда такая ситуация будет возможна, но их всего лишь по пальцам пересчитать одной руки, их четыре. И, некоторые из них не подходят для большого бизнеса, они подходят больше для частных лиц.

Михаил Сафонов: Давайте мы масштаб бедствия определим, как часто используют заемный труд в России.

Надежда Илюшина:

Практически весь большой бизнес и все компании: как российские, так и иностранные, которые имеют здесь так или иначе присутствие, они используют заемный персонал, но, естественно, это распространено в производстве: склад и т.д., особенно склад, какая-то офисная работа, офисные помещения. В своей офисной работе они тоже зачастую заемный персонал используют. Вот, классический пример – аутсорсинг бухгалтерских услуг или услуг по поддержке ресепшн, или по поддержке кадрового документооборота.

Михаил Сафонов: То есть, допустим, у меня есть компания и мне нужен call-центр, я нанимаю другую компанию, и та компания нанимает вежливых девушек, которые по телефону говорят с клиентами. С 1-го января, получается, я эту услугу использовать не могу.

Надежда Илюшина: Вы не сможете использовать эту услугу с 1-го января при условии, когда вы у компании, которая вам предоставляет услуги по call-центру, если вы будете, назовем это в кавычках покупать конкретных персоналий. Но если вы заказываете услугу, то это будет возможно, потому что договор об оказании услуг под запрет под действие этого закона он не попадает. Соответственно чем сейчас занимается бизнес в основном, чем сейчас лихорадочно занимаются иностранные компании, тем, что вместе со своими кадровыми агентствами, а также со своими юристами, в том числе и с нами, перестраивают, рассматривают возможность по реструктуризации своих фактических и договорных взаимоотношений. Вот как раз они сейчас стараются уходить от договора на предоставление персонала и приходить больше к договору на оказание услуг. Стараются больше покупать некую бизнес функцию. Например, бизнес функция по поддержке ресепшн. Или бизнес функция по уборке помещений. То есть это под запрет закона не попадает, но 

Михаил Сафонов: Лазейка

Надежда Илюшина: Но к сожалению мы очень часто встречаемся с вопросами наших клиентов примерно следующего содержания: они говорят: «Давайте, мы сейчас поменяем наш договор, назовем его договорное оказание услуг, но вместе с тем, фактические взаимоотношения с привлеченным персоналом останется такое же, к которому мы привыкли». То есть мы будем давать задания, мы будем выбирать кандидатов, мы будем проводить какую-то разъяснительную работу в случае, если нам не нравится какой-то результат, мы поменяем только договор. Здесь у нас, к сожалению, не очень хорошие новости от наших клиентов. Важно не только поменять договор, но еще и отношения, в том числе перестроить. Потому что запрет остается из-за нарушения закона предусмотрены денежные штрафы, в зависимости от количества работников эти денежные штрафы могут быть довольно-таки существенны, но еще бизнесу не стоит забывать про такой риск, как признание отношений напрямую трудовыми между компанией и этим работником. Потому что, если присутствуют фактически все признаки  трудовых отношений, то ничего не помешает работнику в какой-то прекрасный момент пойти в суд и через суд попытаться потребовать эти отношения признать  и заставить компанию заключить с ним прямой трудовой договор.

Михаил Сафонов: А трудовая инспекция, также легко все это выяснит?

Надежда Илюшина: Это может быть выявлено легко при проведении проверки: либо плановой, либо внеплановой. Внеплановая может быть также по жалобе работника проведена. И что тоже, может быть не очень приятное, с января 2014 года признавать прямые трудовые отношения может теперь не только суд, но и трудовая инспекция в ходе проверки. То есть до 2014 года у нее не было таких полномочий, а сейчас они у нее опять появились. То есть риски здесь для компании существенно возрастают.

Михаил Сафонов: И что делать, заключать договоры?

Надежда Илюшина: Вы знаете, это одно из очевидных решений, которое одно из первых приходит в голову нам, как консультантам, кадровым агентствам, которые предоставляют персонал бизнесу, ну и, соответственно, бизнесу. Но, если бы это решение было приемлемо бизнесу, я думаю, что у бизнеса не было бы проблем, и мы сейчас не обсуждали бы с вами этот вопрос. Бизнес, особенно иностранный, он сталкивается с тем, что по ряду своих внутренних причин не может брать людей в штат. Но вместе с тем, компания готова гарантировать вот этому привлеченному работнику тот уровень содержания и заработной платы, и бонусы, и какие-то другие приятные вещи в виде страховки, парковки и т.д., но в штат взять не могут. Бывает такое.  Соответственно, здесь что делать, общаться со своим кадровым агентством, смотреть, что кадровое агентство предлагает. Желательно вместе с юристами просматривать тот договор, который предлагает кадровое агентство, и естественно смотреть и перестраивать фактические взаимоотношения. Чем, собственно говоря, мы в последнее время, мы довольно-таки часто и занимаемся. 

Михаил Сафонов: Или брать в штат и платить налоги.

Надежда Илюшина: Или брать в штат и платить налоги. Или вы знаете, я больше того скажу, у нас есть несколько примеров из практики. Несколько наших клиентов использовали порядка десяти привлеченных работников. Один клиент, в итоге, всех их взял в штат, а один клиент принял соломоново решение. Он те функции, которые могут быть переданы на аутсорсинг, он передал на аутсорсинг по договору оказания услуг, а часть работников он взял в штат. Но, к сожалению, не всем компаниям это подходит, особенно, если объемы этого персонала исчисляются сотнями. 

Михаил Сафонов: С другой стороны законодатели имели цель благую: защитить трудовые права населения.

Надежда Илюшина: Совершенно верно, но я не уверена, что те люди, которых привлекают через посредников, через агентства, они сейчас будут защищены, так как они были защищены раньше. Ну потому что агентство дает возможность поработать, закончился один проект, агентство, зная твою экспертизу, направит тебя в другую компанию на другой аналогичный проект. Здесь все равно, на мой взгляд, обеспечивалась бы хоть какая-то стабильность. А сейчас и бизнес, и агентства вынуждены крутиться как уж на сковородке с тем, чтобы найти решение, и я пока не знаю как это повлияет на конкретных людей. 

Михаил Сафонов:  Допустим, я руководитель компании, у меня на аутсорсинге работают 100 человек. Я решил ничего не делать, ничего не менять, посмотреть, что будет. Каковы мои риски?

Надежда Илюшина: Ваши здесь риски примерно следующие: если сочтут вашу схему, по которой вы используете заемный персонал незаконной, вас в первую очередь -  а) ждет предписание устранить нарушения + возможно вас ждет штраф. Штраф в каком размере: на компанию – это, в среднем, порядка 50000 руб., на вас лично, как на должностное лицо – порядка, в среднем 5000 руб. Соответственно, если у вас 100 работников, то умножаете эту цифру на 100.

Михаил Сафонов: Полмиллиона разово.

Надежда Илюшина: Да, разово. 

Михаил Сафонов: Через месяц придут еще и возьмут.

Надежда Илюшина: Вполне возможно, но в предписании обычно бывает срок, в течение которого вы должны устранить нарушения и после него возможно могут прийти еще раз.

Михаил Сафонов: Вы, как юрист, ожидаете много судебных процессов после того, как закон вступит в силу?

Надежда Илюшина: Вы знаете, по опыту скажу, что, как правило, в течение, наверное месяцев 6-7-8 после какого-либо нововведения в трудовой сфере, обычно некая такая тишина на стороне как и бизнеса, так и на стороне государственных органов. Я не знаю почему, но опять же по моей практике, почему-то государственные органы к моменту нововведения не всегда знают сами, что с ним делать. Я думаю, что в этой ситуации будет примерно то же самое. Я думаю, что будет некая тишина в эфире, скажем так, которая позволит и бизнесу разобраться, и государственным органам разобраться и ,может быть, даже притереться как-то друг к другу. Потом иски могут быть, и прежде всего я ожидаю их от работников. 

Михаил Сафонов: Давайте еще раз подведем итог: итак, с учетом праздников, месяц примерно остался до того, как начнет действовать закон о запрете заемного труда, он коснется значительной доли российского бизнеса, что еще раз кратко посоветуете ему делать сейчас?

Надежда Илюшина: Если коротко, общайтесь, пожалуйста, бизнес, со своими кадровыми агентствами, общайтесь с юристами, пересматривайте свои договоры с кадровыми агентствами, пересматривайте фактические отношения с кадровыми агентствами и привлеченным персоналом и меняйте его при необходимости. Пожалуй, это все.

Контакты

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.