Андрей Гольцблат комментирует вопросы амнистии капитала в программе "Левченко. Ракурс" на РБК ТВ

07.12.2015

В Послании Федеральному собранию президент Владимир Путин объявил, о необходимости продления амнистии капитала и её корректировки. Интерес у бизнеса к амнистии есть. Важно устранить дефекты закона, сделав процедуру проще. Как повысить эффективность программы по амнистии капитала?

Ведущий: Как по вашему мнению, что разрушает деловой климат в стране?

Андрей Гольцблат: Если мы исходим из того, что деловой климат разрушается, то наверное на это есть определенные причины. Прежде всего, первое – это зарегулированность, второе – отсутствие веры в то, что государство в состоянии обеспечить безопасное ведение бизнеса, третье – это, конечно, непредсказуемость поведения государства и бизнес-партнеров при решении вопросов собственности. И, наверное, не секрет, и многие согласятся с этим, а многие и прошли через это в России – по прежнему право собственника не гарантируется. Все это, конечно, не позволяет строить долгосрочные инвестиционные планы, вести долгосрочные бизнес-проекты в России. И конечно экономические причины, которых много, называть их, наверное, смысла не имеет.

Ведущий: К какой категории экспертов вы относитесь – которые считают, что амнистия капитала необходима или нет?

Андрей Гольцблат: У меня есть несколько мыслей на этот счет. Две основные – это собственно идеология и концептуальные дефекты этого законопроекта и вообще идеи. На мой взгляд, мы что делаем? Мы говорим, что те, кто закон нарушал – будьте добры задекларируйтесь, мы вас освободим от ответственности и к вам никто не придет. Но у нас же есть огромное количество людей, предпринимателей, которым разрешено иметь счета заграницей, которым разрешено вести бизнес со своих заграничных компаний. Мы что, презюмируем,  что они все виноваты? Если я вел бизнес честно, не нарушал никаких законов и не задекларировал, то значит ко мне могут прийти и задавать вопросы. А тот, кто нарушал и задекларировал – к нему не придут. И вот здесь некое противоречие, значит это уже не добровольное, а обязательное. Я не задекларирую, ко мне придут и будут задавать вопросы. С другой стороны, вчера один из разработчиков этого закона, Макаров, депутат, очень эмоционально говорил о том, что основной недостаток закона не в его технических формулировках, а в отстутствии веры предпринимательского сообщества государственно-правоохранительным органам. Если это так, то тогда, может быть нам поработать над верой,чтобы появилась вера к правоохранительным органам. Но если мы добьемся веры, зачем нам тогда амнистия?

Ведущий: Так она нужна или нет по вашему мнению?

Андрей Гольцблат: Нужна, потому что нет веры. Амнистия должна быть не такая, как предложено в законе, она должна быть полная. Например, с 1 января 2016 года всехосвобождаем от конкретных составов административных, уголовных правонарушений, не надо ничего декларировать, прощаем и начинаем новую жизнь.

Ведущий: Как переписывать? Предлагайте свой вариант.

Андрей Гольцблат: Понимаете, поскольку я противник в принципе концептуальной составляющей этой идеи, то мне сложно сказать как, но я постараюсь все-таки сформулировать. Вот вы сказали: надо задекларировать банковские счета, движимое имущество, номинальные владения. У меня вопрос: зачем? Кто-нибудь мне объяснит? Вот я пытаюсь понять цель этого закона.

Ведущий: Объясняю. Сейчас санкционное давление наблюдается, в других странах мира гражданам России закрывают счета. У налоговых органов возникают вопросы: а откуда деньги? Откуда у вас пару сотен миллионов? И сейчас сложилась такая геополитическая ситуация, когда тебе выгодно домой вернуться, сказать, что у меня есть 200 млн, тебе вопросы не зададут и ты будешь спокоен.

Андрей Гольцблат: Вот мне кажется все достаточно грамотные и взрослые люди, у которых есть счета заграницей. И не думаю, что мотивация будет такова: вот я хочу вернуть, потому что у меня там отберут. А потом они ведь не отбирают. Они говорят: ты уйди из нашего банка, и таких случаев очень много, и переведи деньги в течение месяца вот в этот банк. И таких банков очень много, которые с удовольствием возьмут эти деньги. Поэтому я не думаю, что это какая-то основная мотивация для раскрытия. Мотивация, если бы она и была, то для тех, кто действительно готов раскрыть свои капиталы, но в связи с законодательством о КИКах. Но теперь мы смотрим статистику. 400 человек задекларировали свои зарубежные счета. До 1 июня должны были подать заявление о наличии КИКов. Подали тысячи, больше 3000 по-моему. И корреляции нет.

Ведущий: Куда дела деваются?

Андрей Гольцблат: Здесь две проблемы. Первая – это количество необоснованно возбужденных дел, о чем сказал президент. И вторая проблема – это избрание меры пресечения по возбужденным делам. Что касается первого вопроса, то скорее всего мы его не решим. Ни сегодня, ни завтра. Может быть, в какой-то ближайшей перспективе при наличии воли и желания что-то поменять у нас что-то изменится. Второй вопрос: по мере пресечения мы можем решить завтра, приняв соответствующие изменения в уголовно-процессуальном кодексе и существенно сократив составы уголовного преступления, по кототорым в принципе допускается мера пресечения в виде заключения под стражу. Тогда как минимум предприниматель, находясь на свободе, сможет хоть как-то пытаться себя защитить. Он может потерять бизнес, но у него будет гораздо больше шансов его не потерять

http://rbctv.rbc.ru/archive/levchenko/562949998526176.shtml

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.