Создание единого регулятора для госмонополий. Интервью с Николаем Вознесенским на РБК-ТВ

18.06.2015

Николай Вознесенский, партнер, руководитель антимонопольной практики Goltsblat BLP принял участие в обсуждении темы о создании единого регулятора для госмонополий в эфире программы "Новости Компаний" на РБК-ТВ.

Ведущая: Николай,  давайте тогда начнем с того… "предлагается, собственно говоря, у нас сейчас предлагается ликвидировать ФСТ, ввести регуляционные функции из компетенции отраслевых министерств, оставить только антимонопольный контроль", - это все, что, собственно говоря цитирую газету "Ведомости", которая, собственно, и говорит о создании этого единого регулятора.  Хотелось бы понять, какие изменения грядут, если действительно будет создан этот единый орган?

Николай Вознесенский: На мой взгляд, основная идея, которая заложена, - это объединения в одном органе контроля инвестиционных программ и тарифов.

Ведущая: А сейчас как это реализуется?

Николай Вознесенский:  Сейчас тарифы определяются Федеральной службой по тарифам. А инвестиционные программы контролируются отраслевыми ведомствами.  Соответственно, основным источником финансирования инвестиционной программы является тариф, поэтому логично, когда одно ведомство определяет тариф и определяет инвестиционную программу. Значит, второй элемент предложенной реформы – это, как я понимаю, больше общественный контроль за, опять же, тарифами и ссудными программами. И третий элемент, как я вижу, - это усиление Министерства экономики, потому что новые органы, так сказать, или переподчинение существующего органа  предполагается больший контроль Министерства экономики за этими процессами.

Ведущая: Т.е. сейчас в руках МинЭкономРазвития может быть сосредоточен контроль за этим единым органом, который создается?

Николай Вознесенский: Ну, так сказать, контроль, скорее, стратегический, целеполагание, основные вещи, потому что исполнение все равно будет за создаваемым органом.

Ведущая: Но что в этом случае сейчас не так с целеполаганием, со стратегией? Почему именно сейчас заговорили о создании вот этого единого органа? Ведь, поправьте меня, если я не права, это все-таки потребует дополнительных затрат, в том числе из бюджета, судя по всему на создание инфраструктуры.

Николай Вознесенский: Любые изменения в гос. аппарате требуют затрат. Таблички перевесить – это тоже затраты. Это не сегодня началось. Дело в том, что уже как минимум, два года идет мысль реформирования. Была мысль объединения ФСТ и ФАС России, когда предполагалось объединить именно контролирующую функцию. А сейчас, видимо, от этого отошли, и сейчас идея объединить контроль ИС-программ и тарифов. Что это позволит сделать? Смотрите, тарифы – это мощнейший рычаг влияния на инфляцию, потому что инфляция – она зависит от тарифов.

Ведущая: И которая сейчас никак не влияет на тарифы…

Николай Вознесенский:  Абсолютно верно. Соответственно, инвестиционные программы – это основной элемент, или не основной элемент, а просто сильный элемент экономики, потому что это огромные деньги. Соответственно, задача, как я понимаю, - усиление единого контроля за этими процессами, если МинЭкономРазвития сможет на это влиять, оно сможет с Центральный банком, соответственно, активнее обсуждать в случае инфляции, например, размеры тарифов, ну и , может быть, Министерство Экономики будет более независимо или где-то, может быть, так сказать, объективным  (хотя и существующий орган объективный, я думаю) в контроле инвестиционных программ. Потому что, ведомство всегда поддерживает свои отраслевые монополии. Сейчас экономическое развитие более отстранено от этого процесса.

Ведущая: В таком случае, какие тарифы федеральные/региональные отдадут этому единому гос. регулятору?

Николай Вознесенский: Как я понимаю, не собираются трогать тарифы, которые у нас на региональных уровнях утверждаются, например, тарифы на пригородные перевозки электричками – они утверждаются субъектами Федерации. Вот то, что субъекты и в ряде случаев муниципальные власти, как я понимаю, останутся на этом уровне. Вот то, что на федеральном уровне – тарифы передачи электроэнергии, транспортировка газа/нефти по нефтепроводам, почтовая связь и другие федеральные вещи – я думаю, они отойдут этому органу.

Ведущая: Вот Павел сказал о том, что уточнить функции… Но можно было гораздо проще сделать: да, уточнить функции, но не создавать новый гос. орган, на который требуются затраты. Вот скажите, а создание единого регулятора не будет ли препятствовать развитию рыночных отношений? Не зарегулируем ли мы эти тарифы слишком сильно?

Николай Вознесенский:  Основной принцип регулирования естественных монополий  - не препятствование прихода естественной монополии в зоне конкуренции, если так сложились экономические условия. А вот когда два года назад была идея объединения ФАСа и ФСТ, подтекстом было то, что единый орган общемонопольный регулирует эту сферу, то он как раз заинтересован в более быстром переходе от монопольного состояния к конкурентному, если есть предпосылки. Значит, сейчас, скажем, антимонопольная служба от этого процесса реформирования в стороне находится. Новый орган, ну я думаю, любой государственный орган заинтересован в сохранении своей сферы регулирования. Если его сфера регулирования – это гос. монополии, то орган будет подспудно заинтересован в сохранении гос. монополий.

Ведущая: Вот сфера регулирования – это такая властная история, а с другой стороны, какие финансовые показатели этого единого гос. регулятора могут быть? Потому что, например, опять же по данным газеты "Ведомости", которые как раз пишут об этом, доля тарифов ценных товаров 100 млрд рублей в год.

Николай Вознесенский: Значительная доля. Доля тарифов в росте. Т.е. в инфляции, в росте цен тоже очень значительная. Опять-таки, если это будет подчинено Министерству экономического развития, то показатель будет не сам по себе размер тарифа, а эффективность, т.е. соотношение размера тарифа позволяющего финансировать инвест. программы с одной стороны и при этом препятствовать перекладывание излишних расходов на потребителей услуг естественных монополий, т.е. соблюдение некоего баланса.  Если это будет увязано с основными показателями, за которые отвечает Министерство экономики, то, наверное, может быть, какая-то большая эффективность. Если мы будем анализировать тариф сам по себе, нам сложно найти, собственно говоря, точку, от которой оттолкнуться и проверить.

Ведущая: Просто хотелось бы понять в связи с созданием этого единого органа, будет ли рост тарифов? Стоит ли нам ждать каких-то негативных изменений? Или все-таки , как Вы уже сказали, будет такая более согласованная и гармоничная политика в отношении тарифного регулирования?

Николай Вознесенский: Ну какой-то рост тарифов будет все-равно, потому что нельзя их заморозить. Были такие идеи: на какое-то время замораживали тарифы, потом тарифы росли еще быстрее.

Ведущая: Я напомню, в 2015 году индексация тарифов, например, на грузовые пассажирские перевозки РЖД составила 10%, тарифы на электроэнергию уже буквально с  1 июля вырастут на 8,5%, то есть по видимому вклад в инфляцию предстоит и будет.

Ведущая: Возвращаюсь, Николай, к Вам. Скажите, вот все-таки не получила должного ответа про контроль качества, т.е. регулировать-регулируем, а качество все-таки в чьем ведении останется? Потом куда претензии предъявлять?

Николай Вознесенский: Претензии предъявлять тому органу, который создается. Дело в том, что я здесь не делал бы акцент на то, какой именно государственный орган будет заниматься, насколько подчеркнул бы вот такой момент: то, что коллега сказал общественный контроль. Потому что любой государственный служащий, любой государственный орган не будет эффективен, если он будет принимать кулуарные решения, то есть если кто-то будет приходить

Ведущая: Большая прозрачность должна быть в принятии решений?

Николай Вознесенский: Абсолютно. Причем говоря о жалобе или потребителе и претензии потребителя – это должно происходить не тогда, когда тариф уже определен, и потом где-то эти жалобы накапливаются, и кто-то с этим разбирается, а на этапе как-раз утверждения этих тарифов. Потому что была идея год или полтора назад, чтобы антимонопольная служба постфактум контролировала их, но она не была принята, потому что она создает нестабильность, мы не знаем, как изменится тариф, как он будет применяться. А вот если повысить прозрачность на этапе согласования тарифа, может даже какого-то планирования на какую-то среднесрочную, долгосрочную перспективу, тогда потребители, которые могут войти в такие экспертные организации или другие лица смогут как-то повлиять.

Ведущая: А вот как повлиять? У них какие должны быть функции и какими они должны быть наделены полномочиями?

Николай Вознесенский: Они смогут сказать, как рост тарифов повлияет на их себестоимость, как рост тарифов повлияет на их цену.

Ведущая: То есть это должны быть представители от разных отраслей, которые собираются вместе и каждый высказывает свое мнение?

Николай Вознесенский: Ну в каком-то варианте да.

Ведущая: А сейчас у нас есть такие общественные советы?

Николай Вознесенский: У нас есть сейчас различные площадки, но централизованно эта деятельность по всем монополиям пока не ведется.

Ведущая: Вот все-таки, Николай, хотелось бы понять на сколько потребуется изменения законодательства регулирования  в виду создания вот этого единого органа? Это будет тяжелый, длительный процесс?

Николай Вознесенский: Может потребоваться изменение законодательства

Ведущая: Какого именно?

Николай Вознесенский: У нас есть ряд распоряжений, правительственных законных актов, которые определяют полномочия федеральной службы по тарифам. У нас есть документ, который определяет порядок контроля за инвест программами, это распоряжения правительства, их надо будет менять. Закон может быть и не придется изменять в какой-то значительной степени. Но вот тут тоже вопрос. Смотрите, будет ли централизоваться контроль за применением тарифа. Хорошо, мы определили этот тариф неким общественным процессом, дальше монополия его применяет, если там есть нарушения. Вот сегодня это очень сложная сфера. С какой-то стороны ее регулирует федеральная служба по тарифам, в плане выбора тарифа, а с какой-то стороны контролирует анти-монопольная служба, если вы к тарифу, например, приписали несуществующий коэффициент.

Ведущая: Конфликт интересов возникнет в таком случае?

Николай Вознесенский: Но вот сейчас есть определенный конфликт.

Ведущая: А потом?

Николай Вознесенский: А потом, вот вопрос. Мы объединим это в одну службу. Я думаю тогда конфликтов здесь не должно быть в одной службе. Либо этот процесс останется в двух различных ведомствах. Мне кажется, что определенная форма антимонопольной службы здесь должна сохраниться, потому что опять-таки если мы видим что этот рынок должен перейти в конкурентное состояние в какой-то перспективе, мы не можем полностью отказаться от антимонопольного регулирования, пока он еще монопольный, это невозможно. Но большая ясность в применении тарифа она нужна, потому что до этого были судебные споры, достаточно серьезные, кто контролирует этот тариф.

Ведущая: Но все сводится к тому, как будут реформировать федеральную службу по тарифам? На ее базе будут создавать? Упразднять ее?

Николай Вознесенский: Это вопрос больше политический. Здесь возможен любой вариант.

Ведущая: Ну просто если над тарифом будет, например,  2 головы: вот этот единый создаваемый гос регулятор и с другой стороны ФСТ. Вот как в таком случае?

Николай Вознесенский: Нет, такого варианта не просматривается. Либо должен быть один регулятор, либо это создается на базе ФСТ и наделяется ФСТ дополнительными полномочиями, либо ФСТ упраздняется, создается новый орган.

Ведущая: Вот кратко скажите, это к лучшему, создание единого гос регулятора?

Николай Вознесенский: Мне кажется, на лучше и на худшее это прямо не повлияет, потому что государственный аппарат действует примерно одинаково. Важно какая идеология будет потом в определении тарифов.

Ведущая: Спасибо. Я на помню, с нами был Николай Вознесенский, партнер и руководитель антимонопольной практики Goltsblat BLP. С вами были Новости компании, не переключайтесь. Всего вам доброго.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.