Интервью Андрея Гольцблата в программе "Бизнес-Кейс" с Ильей Копелевичем на канале Бизнес ФМ

27.05.2014

Илья Копелевич: У нас в гостях Андрей Гольцблат, управляющий партнер Гольцблат БЛП. Мы встречаемся сразу после Петербургского форума и собственно поговорим об иностранных инвесторах в России, в контексте санкций введенных или потенциально тех, которые могут возникнуть вследствие каких-то обстоятельств, которые за рамками бизнеса находятся. Во-первых, я под впечатлением потому что я на форуме был и в общем-то представительство иностранного бизнеса осталось, пусть и не на таком уровне, кроме того, были заключены сделки, но не очень заметные на первые взгляд, но характерные. По линии Минздрава крупная сделка, строительство крупного фармацевтического завода Бакстер, вопрос к Вам как к юристу, иностранные инвестиции такого рода, в данный момент, защищены ли от возможных санкций?

Андрей Гольцблат: Ситуация складывается достаточно парадоксальная, ведь кто у нас пострадал от санкций? Основные пострадавшие - это физические лица, в отношении которых применены санкции  и компании, в отношении которых направлены санкции, а вторая группа – это американские компании. Запрещено не только держать счета в этих банках, Банке России или СМП, запрещено иметь отношения с лицами, у которых там счета. Таких очень много, например, у Газпрома все счета в Банке России и все газпромовские компании межрегиональные поставляют газ не только российским компаниям. Огромное количество газа поставляется иностранным предприятиям. Значит им надо сейчас идти в Газпром и просить перевести счета в другие банки.

Илья Копелевич: Но все таки Газпром в основном контактирует с Европой, с Америкой вообще нет.

Андрей Гольцблат: Любое предприятие, возьмите производственное, не буду называть сейчас, чтоб никто не обиделся из иностранных компаний, им нужно куча газа, они у кого покупают? У Газпрома.

Илья Копелевич: Да, но это все в пределах континента и Европа, на сколько я знаю, такие жесткие санкции не вводила, она вводила санкции против лиц, но не против пока подконтрольных им компаний.

Андрей Гольцблат: Против лиц, но американцы запрещают своим компаниям иметь отношения не только с лицами, но и с компаниями, которые имеют там счета. Но парадокс ситуации заключается в том, что сегодня, и это на форуме говорил ни один иностранный участник с которыми мы работаем здесь с нашими клиентами и там общались, сейчас наиболее благоприятная ситуация для инвестиций. Вот как бы не казалось это парадоксально, но именно сейчас российское правительство и президент заинтересованы в поддержке инвесторов, о чем говорилось на форуме. Сейчас как раз самое время и это действительно так.

Илья Копелевич: Почему?

Андрей Гольцблат: Потому что Российское правительство хочет доказать, что никто не собирается против американских и европейских санкции начинать уничтожать иностранный бизнес. И для России это более выгодная позиция, потому что мы - Россия, говорим да, мы открыты, мы не собираемся отвечать санкциями на санкции, работайте, создавайте рабочие места, платите налоги, поэтому я соглашусь с этим, что сейчас наиболее интересное время для того, чтобы какие-то вещи, которые там где-то не решались, попробовать решить с Российским Правительством. У меня есть несколько клиентов, которые прямо на форуме встречались с губернаторами, членами Правительства, может быть это, конечно, потому что на форуме.

Илья Копелевич: Ну вот смотрите, конкретно Бакстер строит производство в Ленинградской области. Предположим, расширяются санкции, допустим, в числе партнеров по этому проекту оказываются опять какие-то наши компании, где страховка для них, что все это не выйдет боком?

Андрей Гольцблат: Опять же от Российской Федерации я не ожидаю никаких санкций. Давайте возьмем Канаду. Канада требует от «Магны» выйти из совместных предприятий, но что значит выйти из совместных предприятий? Это значит продать свою долю. Продать кому? Значит продать надо будет с дисконтом, если быстро выходить. Кто компенсирует «Магне» убытки в связи с этим? Поэтому «Магна» не хочет выходить и не собирается этого делать.

Илья Копелевич: Я поясню, кто не помнит. «Магна» - это компания по производству авто комплектующих и у них совместное предприятие в Калининградской области.

Андрей Гольцблат: Совершенно верно. Крупнейшее мировое предприятие по производству комплектующих запчастей для автомобилей. А если говорить о других компаниях, которые наращивают инвестиции в России. Ну понимаете, бизнес, он прагматичен, бизнес все таки более текуч, чем политика и они прекрасно понимают и видят, что ситуация меняется, что Украина перестала быть настолько острой, чтобы им прекращать там или нести такие убытки.

Илья Копелевич: Но все-таки, юридически есть какие-то страховочные или под страховочные механизмы?

Андрей Гольцблат: Юридически, конечно, нет. Безусловно, юридический механизм только один – это понимание почему санкции носят такой точечный и скажем незначительный характер, хотя понятно, что те российские лица и юридические лица, в отношении которых направлены – они страдают. Но введение санкций – очень сложный вопрос. Просчитать их последствия нереально. Поэтому, взять простой пример с Визой, Мастеркард. Не успели Виза, Мастер кард заблокировать платежи по своим операционным систем в Банке России, как тут же они получили в ответ закон РФ о внесении депозита, что вообще их бизнес ставит под угрозу. Поэтому каждое правительство, вводя санкции, оно опасается последствий, которые могут вызвать санкции. Они могут быть непредсказуемы практически как ядерная реакция, когда уже никто не в состоянии контролировать эти последствия. Поэтому они вводятся так аккуратно и осторожно. И, конечно, мы можем сколько угодно говорить о геополитических интересах, но юридический механизм только один – это, собственно говоря, понимание и Россией, и США, и Евросоюзом последствий дальнейшего напряжения отношений. Мне кажется, это понимание есть и с той стороны, и у нас.

Илья Копелевич: У нас в гостях Андрей Гольцблат, управляющий партнер юридической компании Гольцблат БЛП. Мы говорим о том, какие особые условия для иностранных инвесторов возникли именно сейчас после перерыва.

Илья Копелевич: У нас в гостях Андрей Гольцблат, управляющий партнер Гольцблат БЛП. Мы говорим об иностранных инвесторах и возможных санкциях и о том как влияет или не влияет. Мы говорили как раз о том, что даже на форуме было видно, и сделки были подписаны, интерес к долгосрочным инвестициям, к развёртыванию собственного производства в России не умер абсолютно, а угроза санкции остается. В этих условиях, российские власти, что они делают для того, чтобы вот эту угрозу санкций компенсировать какими-то, не знаю, создать еще более благоприятный режим для иностранного бизнеса в России  что-нибудь делают или нет?

Андрей Гольцблат: Понимаете, законодательство уже давно принято, оно существует. Если мы посмотрим на налогообложение и таможенные сборы, то что наиболее интересно для бизнеса, то оно в России достаточно приемлемо. С другой стороны, если посмотреть на ряд совместных предприятий, с государственными компаниями, с частными российскими компаниями, то, конечно, основная гарантия инвестиций – это, прежде всего, рынок. Россия представляет для себя огромный рыночный потенциал и с кем бы мы не говорили и на форуме, и вне форума, все прекрасно понимают, что Россия – это один из крупнейших будущих рынков. Потому что территория огромная, природные ресурсы огромные, население огромное, демография меняется в положительную сторону. Если менеджмент компании понимает, что он делает, если он строго соблюдает право, то я думаю, что не заработать – это сложно в России, поэтому гарантия – это, прежде всего, прибыльность компании, а для этого здесь надо профессионально работать. И вы знаете, конечно, многие могут скептически отнестись к этому мнению, но я считаю, что основная защита для инвестора – это право.

Илья Копелевич: Теперь давайте о праве, вот есть у нас компания «Новатэк», в которой один из акционеров Тимченко - лицо, попавшее под санкционный лист. А у них такой крупный партнер «Тоталь», а вдруг Тимченко купит еще одну компанию, где он уже будет мажоритарным акционером и там тоже какие-то совместные предприятия, такие риски для иностранных компаний, в правовом смысле, все-таки могут они их как-то решить или нет?

Андрей Гольцблат: Вы понимаете, нет, конечно, невозможно их ни предсказать, ни решить.

Илья Копелевич: Вот будет правительство требовать, Канадское, например.

Андрей Гольцблат: Одно дело требовать, другое дело будет принят закон. Если Канада примет закон, который, я думаю, что они никогда не примут, понимая все экономические последствия такого закона, но если Канада примет закон, которым  запрещено будет  канадским лицам вступать в какие-то отношения с российскими лицами, которые находятся в санкционном списке, а те кто уже находятся в этих отношениях, должны будут их прекратить, то тогда, конечно, они будут обязаны, но это риск я считаю очень отдаленный и маловероятный.

Илья Копелевич: А вот в нынешнем формате санкций какое-то правовое противодействие возможно?

Андрей Гольцблат: Я думаю, что возможно и я думаю, что бизнес, которого это касается, наверняка, сейчас изучает правовую природу введенных санкций и ведь вопрос в конце концов баланса убытков и стоимости возможного процесса по обжалованию этих санкций. Я думаю, что те люди, те лица, в отношении которых введены эти санкции, если они хорошо поработают, правда я не уверен, что американским юристам можно с ними работать, у кого тогда спрашивать?

Илья Копелевич: Есть у них как раз иностранные партнеры, которые тем самым тоже несут убытки потому что деловое партнерство, совместные предприятия и вдруг они вынуждены, допустим, сворачивать с дисконтом, свое участие в этих делах.

Андрей Гольцблат: Я думаю, что они этим занимаются, я думаю, что мы услышим скоро более конкретные заявления тех или иных компаний о возможных правовых последствиях введенных санкций.

Илья Копелевич: Понятно, вы говорите, что главное все-таки стимул для иностранного инвестора – это прибыль в России. Вы, кстати, участвовали в структурировании довольно большого количества больших совместных предприятий, обозначьте нам эту норму прибыли на каких-то примерах.    

Андрей Гольцблат: Илья, это очень сложно. Потому что для каждой индустрии может быть своя норма прибыли, для каждой индустрии может быть своя прибыльность, для кого-то, может быть, и 20% рентабельности - это уже очень хорошо, а для кого-то и 30 мало. Поэтому в среднем, я думаю, что компании, работающие в России зарабатывают в полтора, некоторые в два раза больше, чем на сегодняшний день на европейских рынках и американских.

Илья Копелевич: Это на фоне того, что у нас, в принципе, прибыль по экономике тоже в этом году очень снижается. Это преимущество все равно остается на стороне российской экономики?

Андрей Гольцблат: Вы понимаете, о преимуществах надо говорить, все-таки, в долгосрочной стратегической перспективе. Потому что на сегодняшний день у многих компаний тоже не совсем хорошо идут дела, в том числе и у иностранных в России. Но они видят стратегический потенциал и они же прекрасно понимают, что экономика циклична и бизнес цикличен и они понимают, что если мы 5-6 лет назад, помните до 2008 года как все зарабатывали, просто не знали куда девать. 2008 год наступил, все упало, через три года опять начали подыматься, подыматься и сейчас буквально до прошлого года, позапрошлого у всех всё шло достаточно неплохо.

Илья Копелевич: Но сейчас уже такой уровень оплаты труда, преимущество российского рынка, первичные,  они уже, вроде как, съедены.

Андрей Гольцблат: Есть огромная инфраструктура недоразвитая, есть огромное поле для инвестиций, а самое интересное, что сейчас в России уже двигается сервисный бизнес, то есть если раньше шли производители, если мы говорим об иностранных инвестициях, то сейчас за ними стал подтягиваться сервисный, потому что производители создали индустрию. Теперь их надо обслуживать. Сюда пошли компании, которые предоставляют услуги аренды автомобилей. Гигантские, европейские компании. Компании, которые обслуживают, вы не поверите, самолеты, поезда. Огромные, гигантские аккумуляторы, они же иностранные во многих.

Илья Копелевич: Резюмируя, по вашей практике, весь этот большой геополитический процесс, который был вокруг России последние месяцы, санкции и так далее. Реально на активность иностранного бизнеса в России повлияли или нет?

Андрей Гольцблат: Я думаю, что был какой-то небольшой недельный или двухнедельный шок, было, некое, наверное, двухнедельное волнение и достаточно интенсивно шли переговоры между российским менеджментом и иностранным менеджментом, в том числе с юристами, без юристов, с политиками. Были очень активные консультации, в том числе на политическом уровне, между бизнесом и российским руководством, но достаточно быстро бизнес сделал для себя вывод, что работать надо дальше, останавливаться не надо. Надо продолжать наращивать инвестиции и работать и все будет хорошо.

Илья Копелевич: Спасибо, Андрей Гольцблат

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.