На что надо обращать внимание при оформлении сделок с акциями и долями компаний? Интервью Антона Ситникова на Бизнес FM

11.11.2013

На что надо обращать внимание при оформлении сделок с акциями и долями компаний? В каких судах российские участники сделок по слиянию и поглощению обычно решают возникшие споры? Об этом - бизнес-кейс с Михаилом Задорожным.

Довольно часто будущие партнеры перед заключением сделки упускают из виду некоторые моменты. И - напрасно. Кое о чем стоит подумать заранее. Говорит партнер, руководитель корпоративной практики юридической фирмы Goltsblat BLP Антон Ситников:

Антон Ситников: Если партнеры паритетные, или даже не паритетные, но договорились, что требуется единогласие по  каким-то важным вопросам, и эти важные вопросы приводят к приостановке бизнеса, потому что они не могут договориться, нужно эффективное разрешение ситуации. Это и всевозможные опционы по выкупу друг друга, и так далее, и так далее. И второй способ - это выход из этого совместного предприятия даже в отсутствие тупиковой ситуации. Разрешение тупиковой ситуации, и так называемая exit strategy, то есть стратегия выхода из совместного бизнеса, - это то, над чем стороны в начале совместного предприятия, совместной деятельности не задумываются, но их нельзя недооценивать в самом начале.Заходя в темную комнату, надо понимать, как из нее выйти.

Если в результате сделки слияния или поглощения возникает корпоративный спор, можно обратиться в суд. В какой? Не обязательно - в российский. Выбор зависит от многих факторов:

Антон Ситников: Если стороны все находятся в России, это наиболее удобная юрисдикция, наиболее удобная, когда третейский суд находится на территории того государства, где есть ответчик, и где находятся активы этого ответчика. Поэтому доверие есть, и конечно, у МКАСа и у других третейских судов России есть свои преимущества, есть очень квалифицированный   состав, но по моему опыту, если сделка подчиняется английскому праву, и активы сторон находятся за пределами территории Российской федерации, часто выбор ложится между трех основных третейских судов международных коммерческих арбитражных судов - это Лондонский, это Стокгольм и, наверное, Париж.

Принято считать, что английское право лучше защищает участников сделок по слиянию / поглощению, чем российское. С этим можно спорить, но факт остается фактом: иногда российские активы переводятся на оффшоры перед заключением таких сделок именно потому, что стороны хотят получить возможность обратиться в зарубежный суд.

Антон Ситников: Часто бизнесы бывают международные, и они связаны с ряжом юрисдикций, например - Россия, Украина, Казахстан, а может быть, Прибалтика. В такой ситуации было бы логичней выбрать изначально юрисдикцию, которая с налоговой, с юридической и с прочих точек зрения комфортна. Но я знаю, что на рынке бывают ситуации, когда стороны для того, чтобы иметь надлежащую защиту своих прав, вытекающих из договора, делают такие надстройки, когда фактически сама сделка переходит за рубеж, а активы остаются в России. Это не идеальная конструкция ни для одной из сторон, потому что она фактически расщепляет предмет договора от договоренностей сторон. Но, наверное, из двух зол выбирается меньшее.

Если же участники сделки хотят решить корпоративный спор в России, выбор у них небольшой, а по сути - его нет вообще. Раньше  некоторые такие  споры могли рассматривать негосударственные третейские суды, к примеру - Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате. Но около двух лет назад Высший арбитражный суд постановил, что такие дела, возникающие в том числе из договоров купли-продажи акций российских обществ,  относятся к исключительной компетенции государственных судов. Это неправильно, говорит Антон Ситников.

Антон Ситников: Это немножко с моей точки зрения идет вразрез в том числе и с общей политикой, которая была нацелена на разгрузку государственных судов, и перенос сложных коммерческих споров, которыми однозначно являются большинство сделок с акциями-долями в отношении сделок слияния-поглощения в коммерческие международные суды, третейские суды. К сожалению, этот вопрос возник, и несмотря на то, что некоторое время назад Конституционный суд по похожему спору в отношении сделок с недвижимостью высказался о том, что АПК на самом деле лишь проводит водораздел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, то в отношении корпоративных споров, и что самое обидное, именно сделок с акциями-долями, входит именно в исключительную компетенцию, то есть, они не могут иметь третейских оговорок.

Понятно, что если дело дошло до суда, потребуются услуги юристов. Специалисты в России, конечно, есть. Но многим, особенно, молодым юристам, не хватает практики по разрешению корпоративных споров:

Антон Ситников: Наверное, я бы в целом хотел отметить, что наметилось качественное улучшение юридической школы в России, которая всегда была очень сильна с точки зрения теоретической подготовки.

Но не секрет, что многие молодые юристы, которые выходят даже из самых ведущих вузов, не знают, как толком написать договор. То есть, они очень сильные в теоретической подготовке, и дадут фору многим международным специалистам, приехавшим из других стран к нам, но именно с точки зрения практического применения своих навыков, к сожалению, очень много приходится инвестировать.

Необходимые знания можно почерпнуть из книг:

Антон Ситников: Все больше и больше литературы появляется. Мы тоже написали книгу вместе с нашими английскими коллегами о том, как используется английское право в российских сделках, как российское право используется в российских сделках. И, наверное, основной целью этого было как раз не пропаганда той или иной правовой системы, а, скорее, фиксация тех наблюдений, которые мы делаем на практике, и указание на те пробелы, которые можно было бы совершенствовать. Хотя совершенствование законодательства тоже имеет очень высокую ценность.

Кому предназначена книга "Практическое руководство по совершению сделок по слиянию и поглощению в России"?

Антон Ситников: Всегда очень сложно определиться с правильным миксом той информации и того формата, в котором подаешь ее. Мы постарались соринетировать книгу как на практикующих юристов, так и на собственников бизнеса, так и совсем начинающих людей в этом бизнесе. Это некое практическое пособие по тому, как классическая сделка происходит. Она не построена на одной сделке. Это собирательный образ.

Для того, чтобы усилить в России защиту прав участников сделок по слиянию и поглощению, надо совершенствовать правоприменительную практику. И здесь нам поможет европейский опыт, говорит Антон Ситников:

Я думаю, что конечно, законодательство нужно совершенствовать, но в первую очередь я сторонник того, чтобы совершенствовать именно правоприменительную практику судебную. Потому что в принципе если посмотреть на то, как развивались другие континентальные системы - Франция, Германия - которые посмотрели на опыт англосаксов, и без изменения своих законов, действуя лишь на основании принципа договора, инкорпорировали у себя путем правоприменительной практики таких инструментов, которые всегда используются в договорах купли-продажи акций-долей, а именно в сделках слияния-поглощения - как то: заверения, гарантии и так далее.   Это действует исключительно на основании принципа свободы договора, который всегда был в гражданском законодательстве российском, и в принципе, мне кажется, было бы наиболее эффективным, и менее болезненным, и более предсказуемым, если бы наша правоприменительная практика в первую очередь пошла по этому пути.

Несмотря на экономическую стагнацию, количество сделок слияния / поглощения в России год от года растет. А, значит, актуальность темы разрешения  споров, возникших в результате таких сделок, будет только повышаться.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.