Сокращение организационно-правовых форм компаний и создание мегарегулятора. Антон Ситников и Олег Хохлов в эфире программы "Правовое обозрение" на Закон-ТВ

21.07.2013

Партнеры известной юридической фирмы Golstblat BLP прокомментировали идею премьер-министра Медведева о сокращении организационно-правовых форм компаний, а также решение правительства о создании мегарегулятора на финансовом рынке.

Антон Ситников: Действительно, Гражданский Кодекс содержит ряд организационно-правовых форм, если говорить про юридические лица, в частности, которые не слишком востребованы на сегодняшний день. Например, полные товарищества. Их невостребованность обосновывается тем, что необходим полный товарищ, который отвечает по всем долгам всем своим имуществом. Общество с дополнительной ответственностью, которое тоже, мертворожденный, фактически, субъект. В то же время его «брат» - общество с ограниченной ответственностью является одной из наиболее востребованных организационно-правовых форм не только для малого бизнеса, но и для крупного бизнеса. С другой же стороны практика правоприменения, в широком смысле слова, и судебная, в узком, как венец правоприменительной практики, к сожалению, не всегда отвечает тем потребностям, которые стороны имеют, которые возлагают, когда они обращаются в суд в защиту прав, в понуждение исполнения тех обязанностей, которые они возложили на, соответственно, своих партнеров. Иллюстрацией здесь может служить соглашение участников или акционерное соглашение, которое у нас было, фактически, дозволено к применению несколько лет назад, но на практике в рамках российского правового поля применяется очень редко. Не хотелось бы критиковать судебную ветвь власти никоим образом, но совершенствование правоприменительной среды, как мне кажется, правильно было бы начинать все-таки с правоприменительной практики и судебной практики, в первую очередь. В отсутствие защищенности тех прав, которые стороны предусматривают в акционерных соглашениях, в корпоративном договоре, как предусматривают поправки в ГК сейчас, как раз приводят к тому, что стороны остаются перед выбором, если говорить про совместные предприятия, между существующими формами закрытого акционерного общества и обществом с ограниченном ответственностью, если взять их в качестве примера, пытаясь найти различия, которые бы отвечали тем потребностям, которые они ставят для себя в отношении конкретной сделки, между этими формами, основываясь на законодательном регулировании, нежели на контрактном регулировании, которое предусмотрено как раз корпоративным договором.

Сейчас же мы говорим, что одно из этих форм, в частности закрытое акционерное общество, прекратит свое существование и тем самым мы, как мне кажется, ограничим возможность выбора для участников, поэтому очень многое будет зависеть от того, как будет совершенствоваться или модернизироваться правоприменительная практика в будущем. Ну и второй очень важный момент, который я бы хотел сказать в завершение, он очень важный. Каким образом будет осуществлен переход на новую модернизированную платформу, с какими издержками будет связан переход, и которые необходимо будет понести и не только бизнесу, но и всем юридическим и физическим лицам.

Олег Хохлов: Как мы знаем 10 июля Совет Федерации одобрил проект Федерального Закона о внесении поправок в связи с передачей полномочий ЦБ в сфере регулирования, надзора и контроля за финансовыми рынками. Мы ожидаем, что в ближайшее время Президент подпишет его и с 1-ого сентября большинство его норм вступит в силу, и, безусловно, это большое изменение для российского финансового рынка. В целом, принято называть этот пакет изменений как создание мегарегулятора, даже поступило от моих иностранных коллег несколько вопросов о том, что же это за мегарегулятор новый. На самом деле, никакого нового мегарегулятора у нас не создается. По сути это усиление полномочий ЦБ и, как мы знаем, последние несколько лет велась борьба между ФСФР и ЦБ о том, на базе какого органа будет создан тот самый мегарегулятор. В итоге, ЦБ победил в этой борьбе и, собственно, пока что речь идет, фактически, о том, что некая ткань регуляторная и надзорная, которая существует, она перераспределена в пользу ЦБ. Это не говорит еще о том, что будет улучшено качество надзора, пока что это организационные изменения. Мы здесь, в целом, идем в тренде мировых изменений. Поскольку мы английская юридическая фирма, мы следим за тем, что происходит на британском рынке. Последние двенадцать лет в Англии финансовые рынки регулировал их мегарегулятор Financial Services Authority, который был создан в 2001 году по результатам глобального кризиса 2001 года, который меньше затронул Россию, но он был очень чувствительным для западных рынков. В этом году, в апреле месяце он был ликвидирован, как обычно это происходит, с новой волной кризиса, есть соблазн просто поменять название регулятора, попробовать перераспределить функции. Сейчас вместо Financial Services Authority создано два новых органа: Prudential Regulation Authority и Financial Conduct Authority. То есть идея в том, чтобы разделить законотворческую деятельность в области финансовых рынков и, собственно, надзор, плюс часть функций распределены в пользу Банка Англии, то есть это, фактически, в тренде, то что происходит в России, потому что у нас это перераспределено в пользу Банка России.

Контакты

По всем вопросам, связанным с публикациями, новостями и пресс-релизами, пожалуйста, обращайтесь:

Ксения Соболева

Руководитель направления по PR и коммуникациям

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.