C 1 августа вступает в силу «Антипиратский закон». Елена Трусова в эфире программы «Строева.Дело» на РБК-ТВ

31.07.2013

1-ого августа вступает в силу «антипиратский закон. Он вводит механизм блокирования интернет-сайтов, незаконно размещающих фильмы и телесериалы. Музыкальные произведения в окончательную редакцию закона не вошли. Концепция этого документа строится на том, что правообладатель, обнаружив факты нелегального распространения своего контента в сети, требует от Мосгорсуда ограничить доступ к ресурсу, где он обнаружен. Мосгорсуд наделяется правом блокировать его на период разбирательства. «Разрабатывая законопроекты по борьбе с пиратством в интернете, мы осознанно возложили ответственность за пиратский контент не на пользователей, а на тех, кто пиратский контент в сети размещает, осознанно воруя чужую интеллектуальную собственность,» - заявил один из авторов проекта депутат Сергей Железняк. Однако у ведущих игроков и экспертов документ восторга не вызвал, представители Яндекс, Российская ассоциация электронных коммуникаций, Mail.ru и Google заявили, что он разработан без учета их мнения и нарушает интересы отрасли, концептуально идет вразрез с успешным международным опытом и практикой российских судов по проблеме авторских и смежных прав. Кто прав, и главное чего теперь ждать участникам рынка и потребителям, мы говорим прямо сейчас. У нас в гостях Ирина Левова, руководитель отдела стратегических разработок Российской ассоциации электронных коммуникаций, и Елена Трусова, партнер практики по разрешению споров и интеллектуальной собственности Goltsblat BLP. Здравствуйте, дамы! Спасибо, что вы пришли. Итак, кто собственно юридическую составляющую прокомментирует, учитывая что игроки отрасли говорили о том, что это противоречит международному опыту, насколько это действительно так или не так?

Ирина Левова: Международный опыт состоит в том, что все-таки сначала уведомляется информационный посредник о том, что существует нарушение авторских прав в сети. И у пользователя все-таки есть право возразить относительно того, что он имеет право размещать этот контент. То есть процедура digital millennium copyright act, это закон США об авторских правах в цифровую эпоху, и канадский закон, которые считаются наиболее успешными, они предполагают такое уведомление.

Ведущая: И некий срок его действия до собственно каких-то мер?

Ирина Левова: Да, конечно, до того, как принимаются меры. То есть, предполагается, что сперва уведомляется инфопосредник. Инфопосредник, в свою очередь, уведомляет пользователя. Пользователь имеет какое-то время для того, чтобы возразить, и если пользователь не возражает, не идентифицирует себя даже, то соответственно информационный посредник удаляет такой контент. Ну у нас такой возможности, к сожалению, нет, ни у информационного посредника, ни у пользователя. И основная критика закона состоит в том, что ресурсы будут блокироваться без уведомления информационных посредников. Даже без суда. То есть без суда, потому что получается ситуация, что правообладатель приходит в Мосгорсуд, дает заявление, и Мосгорсуд принимает решение об обеспечительных мерах, и все. И на пятнадцать суток ресурс может быть заблокирован по сетевому адресу. Конечно, это для развития российского интернета и для российских пользователей такая ситуация из ряда вон выходящая. Но особенно учитывая что, например, на тех ресурсах, на которые основные жалобы правообладателей идут, это торрент-трекеры, скажем, на них есть не только тот контент, который нарушает авторское право, но и который успешно опять-таки работает по процедуре DMCA. Там есть еще и контент, который не нарушает авторского право, и блокировка ,например, огромного дистрибутива Линукс, который просто-напросто с серверов качать, это очень большая нагрузка на операторов связи. Соответственно, программисты, которые разрабатывают свободное программное обеспечение, не будут иметь возможность обмениваться информацией, если ресурс будет заблокирован и это, конечно, огромный риск.

Елена Трусова: Теперь я тоже хотела бы высказать свое мнение по принятым новеллам. Моя коллега сейчас говорила о различиях между процедурой DMCA и тем законопроектом, который вызвал столь острые дискуссии. Но я хотела бы взглянуть на ситуацию с несколько иной точки зрения и сопоставить не то, что есть сейчас, с процедурой DMCA, а то, что есть сейчас, и то, что было раньше. Потому что долгое время существовала такая ситуация, что на уровне Гражданского кодекса, на уровне процессуальных кодексов вообще игнорировалось существование такой информационной среды как интернет с ее особенностями. Не существовало определения информационного посредника, не существовало каких-то критериев привлечения к ответственности интернет-компании, и долгое время на уровне судебной практики использовался подход, что в любом случае к ответственности за размещение какой-либо информации привлекаются пользователи, поскольку как тогда аргументировали, например, администраторы сайта, что мы не несем ответственности за размещение информации, у нас нет обязанностей проверять содержание информации при ее размещении, тем более нет обязанности проверять, есть ли на нее права или нет. И вот да, конечно, сейчас законопроект не является идеальным, но тем не менее это принципиальный шаг вперед и принципиальное приближение законодательного регулирования в России к тому, достаточно жесткому, законодательному регулированию, которое есть в Соединенных Штатах и в Европейских странах, потому что наконец-то поставлена точка в давней дискуссии правообладателей, интернет-компаний можно ли кивать на пользователей или нет. Соответственно сейчас появились критерии, при которых могут быть информационные посредники освобождены от ответственности, и критерии эти достаточно четкие. Теперь ясно, на что они могут ссылаться в суде и что им надо доказывать, теперь ясен состав доказательств, которые должен собрать правообладатель. Потому что если обратиться к судебной практике, которая имела место, вспомните судебную практику семь лет назад, восемь лет назад, когда правообладатели проигрывали спор за спором, и только в течение последних нескольких лет, например, вот дело «Агава-софт» стало интересным и, наверное, практикообразующим в делах по спорам с «Гала Рекордз», был выработан новый подход и, кстати, там было выработано гораздо большее количество критериев привлечения к ответственности администраторов сайта, хостинг-провайдеров, интернет компаний, чем то, что осталось сейчас в законе на самом деле достаточно ограниченное количество критериев, ограниченное количество признаков, которые свидетельствуют …

Ведущая: То есть достаточно щадящий?

Елена Трусова: Я не могу сказать, что он щадящий, по сравнению с тем, что было - это достаточно серьезное ужесточение. И, даже, как ни странно, я в чем-то могу поддержать свою коллегу, если мы говорим сейчас …

Ведущая: Почему странно?

Елена Трусова: Ну поскольку у нас был взят высокий градус дискуссий…

Ирина Левова: Потому что посредники и правообладатели немножко ругались.

Елена Трусова: Если брать именно не поправки в Гражданский кодекс, а брать наиболее, скажем так, скандальную часть поправок – это полномочия Мосгорсуда по предварительным обеспечительным мерам эта процедура, которой должен следовать Роскомнадзор при реализации этих мер. Я совершенно согласна, что процедура не совсем продуманная, что возникает масса вопросов на практике, что выбраны такие сроки, которые едва ли будут соблюдаться, причем не только в интересах интернет компаний, но и в интересах правообладателей и, мне так кажется, что дальше произойдет то, что всегда у нас происходит после принятия новых законов: сначала будут какие-то ключевые судебные акты, в рамках которых будут даны разъяснения и толкования, и, потом, в конце концов, будут поправки...

Ирина Левова: Знаете, у нас поправки к 139, которая о черных списках вроде как обещали и все говорили о том, что действительно немного не доработана процедура, давайте немножко допилим, но потом заявили о том, что политической воли нет, как же мы можем вносить поправки?! Зато когда у нас есть политическая воля, за три дня принять какой-нибудь закон, то пожалуйста…

Елена Трусова: Если мы обратимся к такой категории, как политическая воля, то, собственно говоря, меня удивляют дискуссии, которые отвлекаются от обсуждения формулировок, содержания и пытаются преподнести проект как ущемление гражданских свобод, конец свободного интернета. Это не так.

Ведущая: Нельзя не согласиться с тем, что ты должен быть свободен в нормальном обществе до той степени пока твоя свобода не ущемляет свободу другого, поэтому, в любом случае, это должно быть взаимное проникновение, взаимный контакт, не может быть права только одна сторона, или только другая.

Елена Трусова: Я согласна, что и интернет компаниям и правообладателям надо искать компромисс, потому что интернет – это реальность, интернет – это серьезный бизнес, интернет – это место, где общаются, обмениваются информацией миллионы людей и поэтому, здесь, конечно, выбор жесткой запретительной политики, не дающий шанса поучаствовать интернет компаниям, – это выбор ошибочный, но дело в том, что нельзя спорить с тем, что в принципе должно быть законодательное регулирование, которое защищает авторские права в интернете, то есть здесь надо отличать вопросы процедуры и вопрос принципиальной защиты.

Ирина Левова: Ну, Елена, мы ведь с вами раньше начинали этот диалог. Мы работали в течение двух с половиной лет с правообладателями в различных рабочих группах на площадке Министерства культуры, Министерства связи, Государственной думы. Мы работали над разработкой проекта, который как раз предусматривал бы эти процедуры, с которыми вы тоже работаете, представляя американскую киноиндустрию, собственно говоря, музыкальную индустрию. И которые удобны всем, и которые обеспечивают рост инновационной экономики и интернета в Российской Федерации, это 5 % ВВП между прочим. Но при этом при всем, мы получили, вот вы говорили про политическую волю, которую не нужно приплетать сюда вообще, мы получили в результате этой работы, и в результате тех формулировок, которые мы оттачивали, на которые мы тратили свое рабочее время в течение достаточно длительного промежутка времени, мы получили закон, который абсолютно не учитывает результаты этой работы.

Ведущая: Вы с законодателями пытались на эту тему поговорить?

Ирина Левова: Конечно! Нас пригласили в Государственную думу и правообладателей, нас выслушали. Мы сообщили, что мы очень ребята конструктивные и предлагаем поправки. Предложили поправки, над которыми мы работали ночами, потому что нам сказали, что ребята вот у вас три дня и вы больше потом ничего не сможете внести. Мы написали это все, согласовали, принесли, показали, ни одной поправки учтено не было. Это действительно так и это неприемлимый формат работы, мы не можем так работать, когда индустрия говорит, что наши бизнес интересы ущемляются очень сильно, мы не сможем дальше развиваться и наш бизнес под угрозой, нас могут заблокировать по IP просто так и нам говорят: «Ну вы знаете, мы не можем внести ваши поправки».

Елена Трусова: Вот тогда возвращаясь к тому, о чем мы говорили, насколько я поняла мысль уважаемой коллеги, она говорила, что законодатели не учли те тщательно отработанные проекты…

Ирина Левова: Там предлагалась процедура, которая предполагала уведомление инфопосредника.

 Елена Трусова: Дело в том, что принятие любого закона – это всегда столкновение двух противоположных групп интересов, и, соответственно, если подходить с этой точки зрения, то в свое время был пакет поправок в Гражданский кодекс, который был куда более жестким, чем то, что мы видим сейчас, потому что ведь если говорить с этой точки зрения, то правообладатели тоже нашли бы аргументы, они сказали «ну зато мы вот не видим каких-то эффективных мер ответственности, мы, например, не видим возможности с помощью Гражданского кодекса, прямо упомянутого в законе, обязать интернет-компанию, которая в системе нарушает авторские права, использовать специальное программное обеспечение, которое позволяет, например, отфильтровывать незаконный контент. Нет такой специальной меры ответственности, хотя это могло бы стать универсальным решением проблем, например, с социальными сетями, ее нет. То есть поэтому говорить о том, что этот законопроект, он, скажем, принят тенденциозно, это не совсем верно, потому что если его сопоставить с той ситуацией, которая была до этого, тогда получается, что вся та ситуация, которая существовала до принятия этого законопроекта, она имела тенденцию защищать интернет-компанию.

Ведущая: Тенденциозной - нет. А непродуманный - да или нет?

Елена Трусова: Скажем так, требующий доработки, потому что нельзя сказать, что какие-то шаги для усиления защиты авторских прав не продуманы, но доработки процедуры требуют безусловно.

Ведущая: Что произойдет на рынке? Потому что вот мы с вами сейчас, это как у Лени Сергеева, вы можете кричать тут хоть до ночи, а пленку я уже истратил всю. Все равно завтра оно уже вступает в силу. Что произойдет на рынке?

Ирина Левова: Во-первых, завтра будет забастовка, интернет забастовка.

Ведущая: Да ладно? Хорошо, сказали хоть. Что, кто бастовать-то будет? Нам на работу-то приходить?

Ирина Левова: Сети интернет, которые просто повесят себе черную рамочку. Будут, наверное, правообладатели. Понимаете, правообладатели делятся на две категории: адекватные и неадекватные…

Ведущая: Как все люди.

Ирина Левова: Соответственно, когда мы сталкиваемся с адекватными правообладателями, то они могут прийти, они понимают прекрасно наши риски, они понимают, что им проще договориться, идут на контакт, и мы идем на контакт, разумеется, то есть информационные посредники договариваются о моделях монетизации и работают, все прекрасно. Ну то есть, блокировать – это плохая идея. А, соответственно, которые неадекватные, они могут просто пойти и потребовать обеспечительных мер, кроме этого закон может саботироваться отдельными, собственно, правообладателями и отдельными просто-напросто людьми, которые являются владельцами контента, там речь идет обо всех..

Елена Трусова: Необходимо сказать и про простых пользователей…

Ведущая: Я боюсь, что об этом мы уже с вами после эфира поговорим, но уже совершенно очевидно, что вряд ли проще нам станет, во всяком случае первое время. Ирина Левова, руководитель отдела стратегических разработок Российской ассоциации электронных коммуникаций и Елена Трусова, партнер практики по разрешению споров и интеллектуальной собственности Goltsblat BLP, были у нас в гостях.

Контакты

подписка

Получайте новости об изменениях в законодательстве с экспертными комментариями наших юристов и обзоры актуальных юридических вопросов в соответствии с теми областями права, которые представляют для вас интерес.